АвторСообщение
постоянный участник




Сообщение: 396
Настроение: Что-то мне хреновенько=((
Зарегистрирован: 30.08.09
Откуда: Россия, Ладожская Sity
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.10.09 13:55. Заголовок: TastyTasty

Не стоит слёзы лить напрасно,пошло всё на хрен,жизнь прекрасна.
Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 21 , стр: 1 2 All [только новые]


постоянный участник




Сообщение: 314
Настроение: 4го декабря иду на Торги!!!*Йа щаслиф :D*
Зарегистрирован: 23.09.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 6
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.11.09 00:55. Заголовок: Эта прода посвящаетс..


Эта прода посвящается Rocken Dreams.
Спасибо тебе, Женьчик, за то, что ты есть!
За наши с тобой гуляния по Москве.
За наши приколы.
За билет на спектакль.
За поддержку.
За позитивное настроение.
И я посвящаю её не потому, что ты меня просила. Я задумывала её ещё со второй нашей с тобой встречи. Я очень надеюсь, что ты оценишь.
Спасибо тебе


Часть 10.
Первая реальность.
Химия.

Телефон пропускает уже третий звонок. И спрашивается, почему ты не берёшь трубку? Ты же знала, что у него есть Аня. Ты же знала, что она вернется. Ты же знала, что закончатся эти уютные вечера. Ты же знала, черт возьми, что он любит её! На что ты рассчитывала? Да ни на что. Ты просто хотела быть с ним. И была. Просто была рядом.
Надо завязывать с этим детским садом и, наконец, ответить.
- Да.
- Жень, почему ты трубку не берешь? Я уже волноваться начал.
- Тебе есть, о ком волноваться, - тихо произнесла девушка.
- Что? Что ты сказала?
- Я говорю, что не слышала звонка. Ты что-то хотел?
- Ну да, хотел. Ты когда-нибудь была в Москве?
- Денис, с тобой точно всё в порядке? Мы в ней живём, вообще-то.
- Я абсолютно серьёзен. Ты когда-нибудь видела Москву не как город, где ты живёшь, а как яркое, изумительное место, где каждый дом поражает своей изящностью?
- Воронцов, чего ты хочешь?
- Показать тебе Москву.
- И как ты собираешься это делать?
- Прежде всего, спустись к подъезду, - в его голосе она различила улыбку.
- Ты что, приехал?
- Да, и уже жду тебя.
- Ты же болеешь!
- Извини, не мог пропустить сегодняшний день. Погода, говорили, будет чудесная!
- Ну, ты даешь, Воронцов! Ладно, я одеваюсь, все равно нечем заняться.
Женя отключила телефон. Он приехал. Но зачем? «Показать тебе Москву». Что она в ней не видела? Да ещё и это несносное: «Погода будет чудесная». Что ж, раз пообещала спуститься, то она спустится.
На улице стоял кучерявый парень, что-то напевающий себе под нос. Настроение, видно, у него было просто замечательно. Глаза загорелись ещё больше, когда двери подъезда отворились, и в них появилась до боли знакомая девушка. Любимая девушка.
- Ну, здравствуй, Жень!
- Привет, - скупо бросила Васнецова.
- Что-то случилось? – с участием спросил Денис.
- Нет. Ничего не случилось.
- А куда же делась жизнерадостная Женя Васнецова?
- Никуда не девалась. Её просто нет.
- Да что случилось-то?
- Воронцов, ты хотел мне показать Москву? – раздраженно спросила Васнецова.
- Да, хотел.
- Ну, так показывай!
И они пошли в сторону метро. Воронцов специально не брал машины, чтобы пешая прогулка по Москве им с Женей была обеспечена без вариантов. Сначала шли в молчании.
- Проездной взяла?
- Да.
- Ну, тогда начнём нашу экскурсию? – веселым голосом спросил Воронцов.
- Начнём, - улыбнулась Васнецова.
И стало так легко, хотелось веселиться, просто радоваться жизни. Денис видел, что творилось у Жени в душе, и сам себе пообещал подарить ей этот праздник, которого она так жаждала.
И Женя увидела Москву другими глазами! Они пешком обходили, казалось, тысячи улиц, представляющих собой нечто похожее на плотную паутину, паутину пересечений сотен дорог, которые иногда разветвлялись, оставляя за путниками выбор, куда идти, но всегда приводили к одной общей дороге. В Москве вообще заблудиться невозможно: вот так вот ходишь по ней и абсолютно случайно возвращаешься туда, откуда начал. Так радуешься, когда узнаешь места, начиная вспоминать различные моменты, с ними связанные. Миллионы ярких сверкающих лампочек, вывесок, витрин. Люди, которые обычно ассоциируются с безжизненной серостью, сейчас будто разделяли настроение двух молодых людей, в прямом смысле слова покоряющих Москву. Воронцов открыл Жене глаза. Она и впрямь, будто, никогда не видела ЭТОЙ Москвы: настоящей, живой. Она поражалась всей красоте, которую не замечала, когда пыльными будничными днями прокладывала сонный путь на работу.
- А ты мне не верила, что Москва бывает иной.
- Я даже не ожидала, - восхищенно призналась Женя, пока они спускались вниз по Лубянскому проезду.
- Слушай, а тебя искать не будут? – взволнованно спросил парень.
- Ты о Лёше? – спросила Женя, понимая, почему он задал этот вопрос, и, не дожидаясь ответа, продолжила, - Уже нет.
Денис попытался перевести разговор на другую тему:
- Слушай, Васнецова, а ты часто на ВДНХ бываешь?
- Нет, а что?
- Я люблю эту станцию, просто… даже не знаю почему. Поехали, а?
- А может, пошли?
- Отсюда далековато будет.
- Ладно, метро – так метро.
Когда поднялись в город из царства подземной паутины путей, обнаружили, что начался снег, причём снежинки были словно хлопья, укрывающие облитые слезами осенних дождей дороги столицы. Васнецова ахнула от красоты, представившейся её глазам: снег уже покрыл большую часть пространства, все стало ещё более ярким, отражающим чистый свет зимы.
- Я же говорил, что погода будет чудесной, - тихо сказал Воронцов из-за спины Жени. Обоих посетило одно и то же воспоминание. Воспоминание четырехлетней давности. Шёл первый снег, Денис тогда поцеловал Женю просто потому, что ему этого хотелось, и признался ей в том, что чувствовал. Это был их первый снег, снег, согревавший их отношения.
Снег шёл и теперь. И пусть он уже не первый, но Денис ведь пообещал Жене чудесную погоду. Не просто так.
Женин взгляд вновь стал серьёзным, но она поспешила вернуть себе прежнее восторженное настроение.
- Да, ты был прав. Я ведь люблю снег.
- Я тоже.
Такое завуалированное признание в любви? А может, они действительно просто любили снег? Оба задали себе вопросы, но не ответили, ибо ответ был ясен.
- Что-то холодно становится, - протянула Васнецова.
- Пойдем, сейчас согреемся.
Воронцов потянул Женю куда-то в сторону. Тщетно пыталась она выяснить, куда он её тащит. Оставив её у одного столика около палатки, сказал, что сейчас вернется. И правда, вернулся через пару минут с двумя пирожками и стаканчиками горячего чая.
- Держи.
- Да… Воронцов, романтик, блин. Нормальные парни девушек по ресторанам водят,а ты ж дебил у нас…, - Женя осеклась.
- Девушек? – заинтересованно протянул Денис.
- Воронцов, это просто юмор! Удивляюсь, когда ты перестал его понимать? – восклицала Женя, глядя на него широко распахнутыми, испуганными глазами.
- Пей чай. Тебе ж вроде холодно было.
- Да, точно.
Про себя Женя отметила, что чай такой же темно-коричневый, такой же теплый, как и глаза Дениса, затянувшие её как-то в свой омут. Отмахнувшись от воспоминаний, Васнецова сделала глоток.
Допив свой чай и доев пирожок, Васнецова что-то говорила Денису о том, как её изумляет увиденная Москва. Воронцов был тронут, что нашел такой восторженный отклик в её душе.
- Ветер усилился, - недовольно пробормотала Васнецова и разом накинула на голову капюшон. Снег оставил на мехе свои хлопья, которые тотчас полетели Денису в чай и на него самого. От неожиданности он вскрикнул, облился, и оба рассмеялись.
Женька никак не могла успокоиться, Денис пытался изобразить обиду, но улыбки сдержать не мог.
Потом гуляли у фонтанов, которые, конечно, не работали, но, тем не менее, очень радовали глаз.
Играла музыка, настроение было просто превосходным.
- Песня классная, - сказала Женя, когда они шли в обратную сторону, оставляя заснувшие на зиму фонтаны позади.
- Так давай станцуем под неё?
Женя откашлялась.
- Ты как себе это представляешь? Опять безумные идеи?
- Почему же безумные?
- Что люди подумают? – воскликнула Женя и задала себе вопрос: «Когда тебя волновало, что они о тебе думали?»
- Пусть, что хотят, то и думают. Решайся, и так уже куплет пропустили!
- Ладно, - согласилась Женя, и Воронцов подхватил её.
Просто танцевать так, как ты чувствуешь, просто поступать так, как тебе хочется, просто не обманывать себя. Желать остановить время, чтобы как можно дольше чувствовать его рядом. Просто растворятся в этом морозном воздухе под любимую песню в любимых чайных глазах.
А хозяин влюбленный,
Встречи стали опасны...
Эти игры для взрослых,
Первобытные танцы...

Просто медленно сходить с ума. Обнимать её как можно крепче. Клясться себе никогда не отпускать её, эту белокурую девушку с такими печальными, по-детски наивными, но в то же время такими глубокими, умными, серьезными серыми глазами.
Что теперь между нами?
Я не сдам, я не сгину,
Не прошу тебя остаться,
Помогу тебя сдаться:
Погибнешь!

Именно погибать, рушиться на мириады крохотных частичек, запутываться взглядам в темных кучерявых волосах, пахнувших темным молочным шоколадом.
Тишина атакует.
Мы в секунде от неба.
Поздно бабочкой в стекла.
Я же вижу, ты хочешь...

Безумие, охватывающее от кончиков пальцев, впившихся в куртку родного человека, до леденеющих губ, рассеянно глотавших заканчивающий воздух в приближении его губ.
Что теперь между нами?
Никогда не забудешь
Горький мед и цунами...
Горький мед и цунами...

Песня заканчивается. Растерянно смотреть ему в глаза. Непонимающе сверлить её взглядом.
- Что теперь между нами, - тихо повторил Денис слова песни. Женя вновь стала безразличной ко всему и бесцветным голосом ответила:
- Химия. Всего лишь химия.

Вторая реальность.
Случайности случайны?

Скрытый текст

Невероятно. Он даже подумать не мог, что та девушка из его далёкого прошлого так крепко засела в голове. Даже во сне она его не оставляет. Или он её.
Прохожие проплывали мимо, затянутые тонкой дымкой, не выпускающей Воронцова из своих мыслей. Сколько он уже так идёт? Просто идёт. Как говорится, из ниоткуда в никуда. Растворившись в пространстве, растворившись в холодном объятии начавшегося снегопада, он, наконец, понял, что все это время жил в этом тумане, в котором его вроде все устраивало, правда сейчас он понял, что существовала необъятная пустота, которую могла заполнить только Женя Васнецова. А где она? Что с ней? Помнит ли она о его существовании?
Арбат струился рядом цветных домов, переходящих из одного в другой, объединяясь во что-то единое, целое, дающее какую-то надежду.
Ресторан «Судьба». Что-то просто тянуло его туда. Какая-то нить связывала его с этим местом. Но слишком пафосное, отталкивающее почему-то название. Не пойдет он туда. Он ощущал потерю, ощущал дыхание одиночества, вырывающееся из ресторана, когда его двери то и дело распахивались.
Вывеска любимого кафе ярко освещала прохожих, рассеянно бредших кто куда.
Зайти?
А почему нет? Там тепло и атмосфера очень приятная, уютно. Он очень любил это место.
Зашёл, выбрал столик у окна и начал дожидаться официанта.
Мелкие снежинки, поблескивая в свете загоревшихся фонарей, кружились парами под зимнюю песню ветра.

Женя, не торопясь, скользила по зимним улицам. Любила ходить пешком, любила свой город, любила забыться в себе и от всего отрешиться. Любила вот так шагать по улице, окунаясь в протяжную мелодию, напеваемую ветром. Мягкие снежинки жгли и грели кожу, мечтательно тая на щеках, скатываясь по ним словно слезинки.
Ресторан «Судьба». Именно здесь ей сделал предложение Лёша Орлов. Он же не виноват, что любила она не его, а…
Не пойдет она туда.
Она ощущала потерю, ощущала дыхание одиночества, вырывающееся из ресторана, когда его двери то и дело распахивались.
Знакомое название… Кажется, об этом кафе ей как-то рассказывала Света – секретарша из издательства.
Зайти? А почему нет? Света говорила, что там очень уютно. Да и холодно стало, а нужно согреться.
Васнецова лавировала между столиков, выбирая место комфортнее, как вдруг услышала:
- Девушка, вы тут кое-что уронили.
Женя обернулась и приняла из рук мужчины свою заколку и шагнула вперёд, чтобы продолжить поиски уютного угла, где можно спрятаться от всего мира. Вдруг её как молнией поразило, это не могло быть ошибкой, она развернулась на сто восемьдесят градусов. За столиком сидел кучерявый парень лет двадцати четырёх. Он был шокирован не менее, узнав девушку, стоящую напротив него.
- Женька.…

Первая реальность.
Химия.

Просто заблудились оба в своих мыслях и чувствах. Кто различит, где правда, а где актёрская игра?
Узкая одинокая дворовая улочка волной устремлялась к Жениному дому.
Идут вместе, потому что Денис сам вызвался её провести, он боялся, что с ней что-нибудь может случиться.
Денис терзал себя всякими догадками, отчего она вновь стала такой холодной. Вдруг Женя спросила:
- Аня не будет волноваться, где ты?
Так вот в чем дело…
- Не будет. Мы расстались.
Женя ахнула от удивления.
- Неужели из-за меня?
- Вообще-то да.
- Ты бы объяснил ей, что…
- Жень, выбрось из головы. Я все равно никогда не смог бы её по-настоящему полюбить.
Васнецова ничего не ответила. Да и что тут можно ответить?
Подойдя к подъезду, они колебались. Женя нервно теребила свой шарф, глядя куда-то поверх головы Воронцова, потом предложила:
- Пошли, я тебя чаем напою. Ты ж не выздоровел ещё.
- Идём, - согласился Воронцов.
Входя в квартиру, Денис рассеянно улыбнулся. Женя непонимающе посмотрела на него.
- Кажется, мои ноги скоро сами начнут приводить меня к твоему дому. Блин, как-то нехорошо себя чувствую.
- Так и знала. Не нужно было гулять. Ты ещё не оклемался.
- А разве плохо время провели?
- Нет…Поищи «Арбидол» в тумбе, - Женя махнула в сторону комода, где стояла рамка со старой фотографией, и пошла на кухню.
Денис открыл первый ящик: ничего толкового, одни бумажки с всякими записями. Во втором какие-то коробки с безделушками, но ни намека на таблетки. Третий… А это уже интересно. Денис рассматривал десятки забытых на дне ящика фотографий.
- Денис, ты нашёл? – послышался голос из кухни.
- Нашёл…, - тихо пробормотал Воронцов.
Через пару мгновений голос Жени звучал прямо у него за спиной:
- Закрой ящик.
- Ты хранишь их.
- Закрой.
Денис послушался и, сидя на корточках, повернулся к Жене.
- Чай закончился, - как-то виновато пробормотала Васнецова. Ей не удастся задержать его даже на пять минут.
Воронцов встал.
- Я так понимаю, что мне пора.
Женя не ответила. Денис подошел к двери и стал натягивать куртку. Васнецова облокотилась о стену и с каким-то участием следила за каждым движением парня.
Поворот ключа в замке. Робкое и честное:
- Не уходи.
Денис обернулся. Тоскливые переливающиеся сталью глаза смотрели в упор.
- Если ты уйдешь сейчас, то уйдешь навсегда…
- Жень, с чего ты взяла?
- Я просто это знаю. Ты снова уйдешь из моей жизни.
Мир словно рушился, а Женя пыталась спасти то, что ещё можно было спасти.
- Просто не уходи.
- Жень…
- Я не смогу без тебя.
Так просто и так искренне.
- Неужели ты думаешь, что я вновь смогу тебя оставить… Один раз я позволил тебе исчезнуть. Как я жил всё это время…, - Воронцов запнулся и просто сказал, - Я люблю тебя, Жень.
Васнецова не выдержала. Она обняла его так, будто это была их первая встреча, спустя много лет. Она прижалась к нему, чувствуя себя, наконец, по-настоящему защищенной.
А Денис вдруг понял: нет больше Жени Васнецовой. Есть Женька. Его родная, любимая Женька, которую он так долго искал.
- Люблю. Очень сильно.
Денис гладил её по волосам:
- Женька…
- Денис, я не смогу теперь без тебя. Я же так долго строила для себя новую жизнь. Я же просто существовала.
- Теперь всё будет хорошо, обещаю.
- Я знаю, - пробормотала Женя.
Тёплая дрожь прошла по телу. Денис поцеловал её в губы. Сказать, что они чувствовали себя одним целым – ничего не сказать. Он теперь не уйдет. Она перестанет его ждать. Просто теперь они будут вместе.
Реальность ушла на второй план. Просто её не существовало. В памяти перемешивались самые яркие события их встреч, а в мозгу пульсировали лишь слова, которые, наконец, были произнесены.
Пьянея от поцелуев, Женя качнулась, Денис держал её ещё крепче. Только бы не было конца.
А потом просто провал. Какая к черту химия? Любить до беспамятства? Это возможно. Смутные мысли медленно переставали иметь какое-либо значение.
Неизмеримое счастье, переполняющие чувства.
И можно без конца сходить с ума.

Целовать тебя в шею,
Оставаться следами
Безупречного цвета
Переспелой рябины.
Что теперь между нами?
Я не сдам, я не сгину!
Мой моторчик рывками,
Мой моторчик рывками
Звенит.
Ночные снайперы «Цунами».



Скрытый текст


Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
И.Тальков
Спасибо: 32 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 338
Настроение: 4го декабря иду на Торги!!!*Йа щаслиф :D*
Зарегистрирован: 23.09.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 7
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.12.09 18:04. Заголовок: Rocken_Dreams, Белый..


Скрытый текст


Rocken_Dreams, Белый_Шум, Рыжуля, princess moscow city, эта глава посвящается вам!
Очень рада,что познакомилась с вами!


Часть 11.

Знаю, сердце разорваться может любя,
Это как с душой расстаться, жить без тебя
Ты - боль моя, любовь моя
Я всё тебе отдам, любовь моя,
Всю себя.
Ани Лорак «Солнце».


Вторая реальность.
Родственные связи.

Женя стояла как вкопанная. Она не могла выдавить ни слова.
- Я думал, что больше никогда тебя не увижу.
- Я тоже так думала. Денис, я…
В голове просто не укладывается. Он здесь! Прямо перед ней!
- Присядешь?
- Присяду, - мягко ответила Женя, опускаясь на стул.
Васнецова сложила руки перед собой и пыталась смотреть куда-то вдаль, но ни в коем случае ни на этого человека. Только слишком она по нему скучала, слишком давно его не видела, чтобы до краев своей души безразличной. Их взгляды всё-таки встретились, и тогда Денис заговорил:
- Жень, - девушка подняла на парня глаза,- Как ты?..
- У меня все в порядке. Абсолютно.
- Ты не выглядишь счастливой, - Воронцов сказал прежде, чем подумал.
- Почему тебя это должно волновать? – сердито спросила Васнецова.
Ужасно захотелось сказать, что он до сих пор любит её, что, как оказалось, она самый частый гость в его снах, даже в тех, что он не помнит, что он просто не в состоянии её забыть. Просто хотелось, чтобы она всё это знала. Но почему-то Денис был уверен, что это нельзя, что не время. Остается просто ждать. Чего? Он и сам не знал.
- И где официант… Подожди, я сейчас вернусь.
Женя кивнула и опустила голову, уходя в свои мысли.
Четыре года. Поверить невозможно. Она не видела его четыре года, а только что случайно с ним встретилась, сидит и ждет его в кафе. Как будто и не расставались вовсе. Только ключевыми словами здесь были: как будто. Денис и Женя понимали, что воды утекло не просто много, а наступила длительная засуха. Без дождей – эмоций: ливней - страсти и моросей – надежды. Ничего не осталось. Но отчего-то на душе было тоскливо, будто сердце из-за всех сил сдавливали. Душа протяжно выла от боли, лекарства от которой… оно есть! Но осознание этого ещё не пришло. Просто надо терпеть. И пусть жжёт, но надо. Только как можно выносить эту боль, если не до конца зажившая рана вновь содрана? Причем, практически до крови.
В реальность Женю вернулась со звонком мобильного. Точно не её. Тогда Дениса? Она придвинула лежавший на столе аппарат, на дисплее высветилось: «Лера».
Ничего страшного не случится, если она ответит на звонок, ведь так? Денис куда-то запропастился, а телефон надрывается.
- Да, алло.
- Здравствуйте. Будьте добры, позовите Дениса.
- Его сейчас нет.
- С кем я разговариваю?
- Женя. Троюродная сестра, - Жене вспомнилось, что также она расставалась с Захаровым когда-то давно.
- Значит, Женя, передайте Денису, что я звонила. Если Вы хотите счастья своему брату, то на данный момент оно в Ваших руках.
Девушка отключилась. Женя долго смотрела на почти сразу потухший экран телефона.
Если она хочет ему счастья… Хочет. Правда хочет, как бы ни было тяжело, оттого, что счастье он разделит не с ней.
Между столиков показался кучерявый парень.
- К нам сейчас подойдут.
Денис сел и поймал на себе печальный взгляд девушки.
- Знаешь, я лучше пойду, - произнесла Женя, снимая со стула свою сумочку.
- Что-то случилось?
- Нет, всё в норме.
- Жень, ты ведь так ничего о себе не рассказала. Ты сейчас просто возьмешь и уйдешь?
- Что ты хочешь услышать? – обреченно вздохнула Васнецова.
- Да хоть что-нибудь. Просто расскажи.
- Денис, совсем скоро я выхожу замуж, - взгляд парня моментально погас, - Да и у тебя самого всё с личной жизнью в порядке.
- Ты о чём?
- Звонила Лера. Не забудь перезвонить ей, - Женя встала.
Денис прикрыл глаза от безысходности.
- Мы встретились случайно. Спустя несколько лет. У тебя девушка, я сама невеста. Может, ещё увидимся.
Васнецова вылетела на улице. О том, что эта девушка только что здесь была, напоминал только звеневший колокольчик, висевший над дверью.
Женя быстрым шагом удалялась от злосчастного кафе. Идти, только идти.
Мягкий снег всё также кружился, закутывая плечи в свои покалывающие холодом, понимающие объятия. Пыл угасал, но шага девушка не сбавляла.
До уха долетал зовущий её голос. Пару секунд на раздумья. Женя остановилась. Шаги всё приближались, а когда их звук был слишком близок, Васнецова поняла, что обратного пути нет.
- Жизнь невозможно повернуть назад, - тихо усталым голосом пропела девушка слова известной песни.
- Жень, ну, прости меня – дурака, за тот инцидент! Правда, прости. Эта глупая случайность уже всё разрушила, - Денис стоял в двух шагах от Жени и жмурился от залепляющего глаза снега, - Есть лишь одна возможность остаться в хороших отношениях. Не испепеляй и её.
Женя тонула в рябящем перед глазами снеге. Денис слабо различал черты её лица, невозможно было разглядеть, какие чувства оно выражало, но ближе не подходил. Он просто ждал её реакции.
А Женя думала над тем, что он сказал, и пыталась принять хоть какое-нибудь решение.
- Меня устраивают, - наконец, сказала девушка, убрав непослушную прядь со лба, - те роли, какие я распределила нам в разговоре с твоей девушкой, - Женя задумалась и пояснила: Троюродные брат и сестра.
- Ты только не исчезай, Жень,- тише прежнего произнес парень, мысленно соглашаясь на всё, что угодно, только бы она осталась в его жизни.
Васнецова лишь слабо улыбнулась. Зато искренне.

Первая реальность.
Ты – боль моя, любовь моя.(с)

...И можно без конца сходить с ума.
Взрыв желания, буря эмоций, накрывшие с головой, сила притяжения во сто крат сильнее, просто невозможно друг от друга оторваться. Немыслимое помутнение рассудка.
Смотреть разве что прямо в глаза, слышать лишь твоё дыхание, чувствовать только друг друга, жить исключительно здесь и сейчас, ради тебя.
И больше ничего нет: ни страхов, ни волнения, ни пустоты, образовывавшейся столь длительное время, что, наконец, исчезла. Они даже не дополняли, он заполняли друг друга.
Омут был настолько затягивающим, что, казалось, реальности вообще не существовало.
Бешеные скачки напряжения, энергетические порывы заставляют стрелки зашкаливать так, что могут лететь искры. Пульс отбивает строжайший ритм, сердце медленно плавится от бесконечного, беспрерывного потока энергии. Через каждое прикосновение разряд. Волны электричества стремительно прокатывались от кончиков пальцев до лёгких, едва способных восстанавливать прерывистое дыхание.
Женя всем телом прижалась к Денису, будто боясь, что это виденье, что, если отпустит, он растворится в воздухе, просто исчезнет.
Она сходила с ума, отвечая на поцелуи и запуская пальчики ему в волосы.
Снова и снова летела с обрыва, совершенно не пугаясь бездны, в которую приглашал её Денис. Если бы эти мгновения могли длиться вечно!
Неосторожные движения сопровождались сумасшедшим водопадом поцелуев, сдавливавшим виски, больше пьянящим, нежели отрезвляющим. Кровь пульсировала в жилах мощными толчками.
Денис упивался Женей. Он обнимал её, не отпуская ни на секунду. Неужели он мог позволить себе когда-то потерять эту девушку? Боялся представить, что мог никогда больше её не встретить. Мысленно клялся всегда быть рядом.
Немыслимое счастье чувствовать её, ощущать её тепло!
Он лишь существовал всё это время, не более того. А она вдыхает, всегда вдыхала в него жизнь. Единственный человек, которому он доверял больше всех на свете, которого любил больше жизни.
Женя с трудом держалась на ногах. Одной рукой она оперлась о стену за спиной, чтобы не упасть, другой обвила шею Дениса. Ладонь её всё же скользнула, и ноги подкосились, но парень удержал её, обняв ещё крепче.
Из памяти построчно исчезало всё. Они забывали. Уже ничего не могло иметь никакой важности для них.
Преодолели коридор не без потерь: опрокинули какой-то пуфик, с комода посыпались какие-то книги и бумаги, задетые Жениной рукой.
Оторвавшись от Дениса на секунды, она одними губами прошептала:
- Просто безумие.
- Абсолютно с тобой согласен, - улыбнулся Денис.
Оба подавили смешки.
- Я так скучала, - тихо сказала девушка. Парень нетерпеливо целовал её, не желая ни на секунду возвращать в реальность. Тёплые ладони, обжигая, обнимали девушку за талию. Казалось, как можно быть ещё ближе, если они и так были одним целым? Сердце продолжало ускоренно биться, срываясь на крик. С каждым поцелуем Дениса Женя заново рождалась, мечтая никогда с ним не расставаться, ни на секунду.
От натиска тел дверь в спальню отворилась.
Денис мысленно проклинал того, кто когда-то придумал неподдающиеся пуговицы, Женя разделяла его мнение в те секунды, не запамятовав ему помочь.
Последним ясным воспоминанием было то, как руки Дениса скользнули вниз по спине, от каждого сантиметра тела разбегались мурашки.
А после нежного поцелуя, спускавшегося по пульсирующей жилке на шее, Женя поняла, что события бесповоротны, что эта долгожданная ночь станет лишь воспоминанием, но пока можно миллион раз умирать от желания, растягивающего секунды наслаждения на вечности, мягкой туманной полосой, застилающей разум.

Проснуться с улыбкой на губах. Нечасто так случается. Осознание действительности не пришло, но, тем не менее, ясно понимаешь, что это утро какое-то особенное.
За окном все сплошь в снегу. Да, наступила настоящая зима.
Женя пошарила рукой по простыне с закрытыми глазами. Не обнаружив ничего кроме смятых складок, глаза таки открыла. И в самом деле: никого.
Девушка села, поджав под себя ногу, и рассеянно осмотрелась.
Предметы одежды без разбора разбросаны по комнате. Некое подобие хаоса.
Прокручивая в голове вчерашний вечер, Женя невольно улыбнулась. Но, вернувшись мыслями к сегодняшнему утру, решила разведать, где сейчас был Денис.
Смутные сомнения закрались в душу. Надев на себя длинную футболку, девушка вышла из комнаты.
Ну, конечно, как она могла в нём усомниться? Никуда он не ушёл. Стоит к ней спиной и нарезает бутерброды, что-то напевая себе под нос.
Васнецова облокотилась о дверной косяк и с интересом наблюдала за действиями Дениса.
Он как почувствовал, что на него смотрят, обернулся. Глаза, как по команде, засияли.
- Доброе утро, - произнесла Женя, прищурившись.
Воронцов подошёл к девушке, нежно поцеловал и поддержал разговор:
- Доброе.
Женя о чем-то подумала, и затем озвучила мысль вслух:
- Знаешь, а я кое-что поняла… - лицо стало серьезным.
- И что же? – с интересом спросил парень.
- Не умеем мы с тобой дружить, Воронцов, не умеем, - девушка расплылась в довольной улыбке. Денис усмехнулся:
- Точно. Сколько не пытаемся, не получается, - виновато посмотрел на Женю, но смеющиеся глаза выдавали с головой.
- Не вижу ничего смешного, - Женя театрально изобразила обиду.
- Я тоже. Абсолютно. Ведь всё серьёзно.
- Я надеюсь, - ответила девушка.
Диалог плавно перетек из беззаботного и шутливого в честный, полный серьёзности.
Денис отошёл от Жени и вновь принялся за бутерброды.
- Мы в комнате бардачок устроили… - констатировала Васнецова.
- Не только в комнате, - смеясь, ответил Денис, - мы разнесли коридор.
- Я шла, он вроде целый, - усмехнулась девушка.
- Ну, а ты спи дольше, бутерброды бы тоже сами собой нарисовались, - Воронцов улыбнулся.
- Так ты всё-таки умеешь готовить, - со смешком произнесла Женя.
- Ну, если ты это называешь едой, то да. Держи.
- Спасибо.

В нашем порту,
Чайки ловили хлеб на лету.
А я смотрел на флаги,
глотая из фляги.
Шевельнуться не смея,
так нежно пьянея....
Я не смогу, я не сумею,
Я сорвусь, и останусь с нею!
Павел Чехов «В нашем порту».


Денис опустил взгляд в пол и обдумывал полученную информацию. Да что ж такое? Всё что угодно, кроме того, что ему нужно. А что ему нужно? Быть с Женей.
- Вы серьёзно?
- Куда серьёзней, Денис! Ты только представь, какие горизонты перед тобой раскроются, - шеф воодушевленно разводил руками, описывая перспективы, ожидающие Дениса.
- Да мне все равно, какие.
- А мне нет. Воспринимай это как работу! Иначе ты можешь собрать свои вещи и через парадную дверь на улицу, - сердито бурчал Аркадий.
- Надолго? – командировка была совсем не кстати.
- Месяц, я думаю. А там сам возвращаться не захочешь.
- Захочу.
- Это уже на твоё усмотрение. Поработаешь с австрийцами. Сам достигнешь высот и нас поднимешь!
- Значит, через месяц я смогу вернуться? – Дениса не интересовали двери, которые должны были перед ним открыться.
- Да сможешь.
- Когда самолет?
- Знаешь что... Полетишь завтра?
- Полечу. Чем быстрее уеду, тем быстрее вернусь.
- Езжай домой, собери вещи. Можешь сегодня на работу не возвращаться. Ты и так многое сделаешь для нашего издания. Месяц с Венским журналом… Потрясающе…
Денис вышел из кабинета, предпочтя не слушать восклицания директора.
Надо же, они с Женей лишь пару дней назад вновь сошлись, вроде только всё начало набирать обороты, как тут эта чертова командировка. Вот уж точно, не бывает белая полоса сплошной, одним черные вкрапления все портят.
- Значит, месяц, - как на автомате произнесла Женя, постукивая ластиком от карандаша по столу, опустив голову.
- Да. Иначе я вылечу отсюда как пробка.
- Я понимаю… Перспективы…
- Какие, к черту, перспективы? – взвился Денис, - Широков о них мне все пятнадцать минут, что я пробыл у него в кабинете, только о них и твердил. Мне достаточно того, что я имею. Я не хочу уезжать.
- Но ведь придется.
- Придется.
- Прямо как когда ты в армию уходил, - с грустной улыбкой произнесла Женя, затем, вставая со стула и направившись к Денису, продолжила – Только месяц. Ничего страшного. К Новому году ты же приедешь уже.
- Конечно. Даже раньше.
Тусклая улыбка вновь появилась на лице девушки.
- Когда самолет?
- Завтра днём.
- Я приеду.
- Не надо, Жень. Я просто не улечу, если тебя увижу.
- Почему?
- Я же пообещал тебе, что никуда не уеду. Не зарекайся, как говорится.
Женя прикрыла глаза и подошла к Воронцову очень близко, совсем тихо произнесла:
- Я не сказала тебе этого тогда. Я буду тебя ждать.
Денис поцеловал Женю, она обняла его.
- Я могу поехать с тобой, помогу собраться.
- У тебя же статья горит.
- Бог с ней.
Какая же она потрясающая девушка! Как же ему повезло.

Океаны расплескаться могут любя,
Это как с душой расстаться, жить без тебя
Ты - боль моя, любовь моя,
И над тобою стану солнцем я
Для тебя.
Ани Лорак «Солнце».



Скрытый текст


Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
И.Тальков
Спасибо: 32 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 369
Настроение: *Йа щаслиф :D*
Зарегистрирован: 23.09.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 10
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.01.10 16:23. Заголовок: Я вот и я... http:..


Скрытый текст



Часть 12.
Первая реальность.
Подарок.

Если бы можно было замерзнуть от одиночества, Женя бы уже тряслась от холода. Сейчас это ощущалось как никогда. Любимый человек был так близко, стоило лишь привыкнуть, как его снова нет рядом. А это очень тяжело встречать каждое новое утро, считая дни до его приезда, переживая, если вдруг ему придётся остаться ещё дольше в Австрии. А ещё дольше она не сможет. И так долго жила в этой пустоте с ледяной коркой на стенах, преграждающих весь остальной мир.
Не то чтобы Воронцов совсем не звонил. Он звонил, но редко. Звонки были дорогими, времени было мало, да и у самой Жени месяц выдался нелёгкий.
Трудно было вновь ждать, ждать своего человека из прошлого. Так странно. Ведь он никогда им не был. В душе девушка всегда верила, что он обязательно вернется, что он ворвется вновь в её жизнь, она снова будет тонуть в крепком чае его глаз, запутываясь пальцами в шоколадных волосах, где осядут хрустального цвета снежинки.
По сути, они оба были людьми из прошлого. На двоих потеряли счет времени, потеряли желание жить, стали такими же будничными, как и сотни людей на улицах, они просто исчезали, угасали. Возрождая друг в друге жизнь, они возвращали давно забытых Женьку и Дэна, бесшабашных спортсменку и гитариста, смеющихся над неудачами, живущих подколками и шутками, существующих благодаря друг другу и друг для друга.
Их возвращение – это жизнь, которая с отъездом Дениса была вновь приостановлена. Это просто нужно было пережить.
И Женька честно пыталась, только когда Денис сообщил ей, что ему придётся задержаться, она совсем раскисла. Ну, значит, приедет он после Нового года, главное, что приедет, а когда… уже неважно. Васнецова, честно говоря, уже ничего хорошего не ждала от уходящего года, но она ошибалась.
Этот субботний вечер протекал так же, как и прежде: плотно задернутые шторы, диван, пуховое одеяло, безмолвные каналы, ни на одном девушка не останавливалась дольше трёх минут. Настроение было ужасное, именно сегодня Денис не позвонил. Наступила полная апатия. Хотя это странно, ведь сегодня днём настроение было вполне нормальным. Вообще в последнее время Женя себя не узнавала. Да, ей было плохо, но настрой менялся со скоростью света. На работе её, кажется, даже побаивались, секунда – и Васнецова могла взорваться на месте от негодования, это притом, что в следующий момент она могла спокойно пить кофе, никого не трогая.
Когда Васнецова, наконец, выключила телевизор, отчаявшись найти там что-нибудь интересное, в дверь позвонили. Женя пошарила ногами по полу в поисках тапок, надев их, поспешила в коридор. Посмотревшись в зеркало по дороге, отметила про себя, что вид у неё явно не для встречи незваных нежданных гостей.
Усталость как рукой сняло.
- Маша?
- Женька! – сестра плюхнулась в объятия хозяйки квартиры. Обе даже прослезились. Да, давно они не виделись, из-за постоянных гастролей с Машей встретиться почти невозможно, а тут сестра пожаловала собственной персоной. Луч солнца пробился, наконец, сквозь темное стекло.
- Машуль, я так рада, что ты приехала! Ты проходи, проходи.
Старшая Васнецова вкатила маленький чемоданчик в квартиру и стала разуваться.
- А что ж ты не предупредила, что приедешь? Я тебя хоть встретила бы.
- Хотела чтобы был сюрприз, - брюнетка счастливо улыбнулась: встреча с одной сестрой, но так тепло на душе.
- У тебя получилось, - усмехнулась Женя и тут же спохватилась, - Ты устала? Хочешь спать? Может, чаю?
- Чай, кофе, потанцуем? Жень, остановись. Я, прежде всего, хотела с тобой пообщаться, а ты мне – спать, - Маша скривила недовольную рожицу и засмеялась, - От чая я не откажусь, кстати, я с пирогом. Моя подруга Оля - великолепнейший повар!
Впервые за последнее время на кухне было так тепло. Женя просто расцвела. Говорили с сестрой обо всем, что можно, вплоть до проделок тёти Фроси, о коих то и дело узнавала Женя от мамы. В этой старушке энергии по-прежнему было хоть отбавляй, так же, как и мнимых преступников. Но постепенно сестры перешли на более личные темы.
- Я вообще удивлена, что Вася оказался настолько серьезным, иначе вы бы не были вместе так долго…
- А вот здесь ты ошибаешься. Мама права была, теперь я это понимаю… Представляешь, сказал мне, что не готов для серьезных отношений! Антипов этот… - Маша сердито сверкнула глазами.
- По фамилии называешь? Сама ведь почти Антипова…
- Вот именно, почти. Ты Воронцова тоже всегда по фамилии называла.
- Это другое, - пресекла сестру Женя, ставя чашки с чаем на стол, затем вернулась к их прежней теме, - Ты с ним не виделась после ссоры?
- Нет, - печально ответила сестра. Она злилась на Антипова, ещё как злилась, но это не мешало ей страдать без него. Подумать только, какой-то мальчишка свёл её с ума. Несколько лет назад, если бы Маше сказали, что она будет невестой этого паренька-старшеклассника, она бы громко хохотала в ответ. А он изменился. И она изменилась. И все было бы хорошо, если бы Вася не струсил. А потом был скандал, уже давно они с Машей не виделись.
Страдания сблизили Женю и Машу, их истории были похожи, обе не имели конца.
- Ты у меня остановишься?
- Если не очень тебя стесню…
- Ну что ты такое говоришь! Конечно, оставайся. Сейчас вместе поживём, а потом сама будешь хозяйкой.
- А ты куда? – удивленно спросила Маша.
- Да есть куда, - грустно улыбнулась Женя.
- Расскажешь? – аккуратно поинтересовалась сестра.
- Нечего рассказывать, - отмахнулась средняя Васнецова.
И, кажется, жизнь снова забила ключом. Сестры старались ловить момент, снова боялись потеряться и потерять друг друга. Маша отдыхала душой, пока жила с Женей, разделяла с ней все привычки и традиции. И не остались незамеченными изменения в сестре. Женя стала серьезней, что ли… А ещё улыбалась не так часто, но наотрез отказывалась рассказывать о проблемах, если таковые и были…
- Слушай, Маш, ты меня, конечно, извини, но пирог твоей подруги уже который день дает о себе знать, - Женя была чуть ли не зеленого цвета.
- Опять?
- Ага, - убитым голосом ответила девушка.
- Ты же говорила, что тебе было плохо и до моего приезда?
- Ну да… Мне везет на испорченные продукты, - горько усмехнулась Женя.
- Ну-ну, - сказала Маша, смерив сестру проницательным взглядом.
- Что «ну-ну»? Я не понимаю, так сложно, что ли отвечать развернуто? А то сиди и догадывайся, что ты имеешь ввиду! – вспылила Женя.
Маша испуганно поглядела на сестру.
- Женечка, все в порядке, правда, ты не волнуйся…
- А с чего мне волноваться? У меня всё лучше всех! – девушка всплеснула руками и засмеялась. Так это было не искренне, смех был скорее горьким.
- Жень, а Лёша знает? – тихо спросила Маша. Младшая Васнецова непонимающе взглянула на нее и, отмахнувшись, мол, потом ответит на все вопросы, исчезла в кухне.
- А ты сама-то знаешь… - произнесла вслед ей сестра, потом аж подскочила на месте, начала суетиться, собираться куда-то.
- Маш, куда ты?
- В аптеку. Мне что-то нехорошо, - ответила старшая Васнецова, натягивая черные джинсы.
- Убедилась, что твоя подруга готовить не умеет? – совсем беззлобно рассмеялась Женя, на что Маша лишь рассеянно кивнула.

Старшая Васнецова долго не могла уснуть, она беспокоилась о сестре, которая сейчас сидела на кухне, откуда не доносилось ни звука. Всё время, пока она жила в её квартире, Женино состояние очень настораживало, девушка чего-то недоговаривала, но Маша была уверена, что придёт время, она сама все и расскажет.
«Кажется, что-то придется мне рассказать самой»,- подумала брюнетка, откинула одеяло и тихими шагами направилась в кухню, чтобы, наконец, поговорить с сестрой по душам.
- Жень, ты не будешь против, если я посижу с тобой?
Девушка лишь слабо улыбнулась в ответ, тогда сестра заметила мокрые от слез дорожки на щеках.
- Ты чего плачешь? – обеспокоено спросила Маша.
- Он уехал, - тихо ответила Женя, вытирая слезы ладонью, - Я боюсь, вдруг он не вернется…
- Не волнуйся, солнце, Лёша вернется…
- Да причем тут Лёша? – слегка раздраженно оборвала Женя, - Воронцов уехал, понимаешь?
Маша не понимала вообще ничего. С минуту она обдумывала полученную информацию, затем спросила:
- Он вернулся?
Женя кивнула и сказала:
- Я лишь надеюсь, что навсегда.
- Давно?
- Около месяца назад.
- Женьк, я так за вас рада, - честно призналась Маша, Женя вскинула брови от удивления, - Я знаю, я должна была его ненавидеть после всего…. Мне почему-то казалось, что все образуется. Он ведь хороший парень.
- Хороший, - повторила Женя, нервно сглотнув.
- Где он сейчас?
- В командировке. Сказал, что к Новому году вернется.
- Вот ему подарочек-то будет, - ошарашено произнесла Маша.
- Ты о чём? – непонимающе спросила Женя.
- Сестренка, понимаешь…, - Маша вскочила и побежала в коридор, через секунду вернулась, держа руку за спиной, - Меня очень беспокоило твоё самочувствие, твое состояние, кажется, мои предположения подтверждаются.
- Маш, что ты сказать-то хочешь?
Девушка протянула зажатую в руке коробочку. Женя взяла. Маша внимательно следила за выражением лица сестры.
- Жень, это тест…
- Я вижу, - еле слышно сказала младшая сестра.
- Вы же около месяца вместе… Я подумала, что сходится. Я несколько купила тебе, чтобы наверняка.
Закусив губу, Женя подняла глаза на брюнетку, ожидавшую любую реакцию:
- Ты понимаешь, что я боюсь?
В Машиных глазах она отчетливо прочитала: понимает. Как же страшно. Если выяснится, что Маша ошиблась, и Женя не беременна, будет легче. Хотя, кого она обманывает, будет очень тяжело, также, если будет иначе.
- А вдруг он не вернется ко мне?
- Жень, ты его любишь?
- Люблю.
- Тогда не сомневайся в нём.
Девушка как-то облегченно вздохнула и сжала кулак ещё плотнее:
- Пошли спать, дождемся утра.
Маша кивнула.
Ночь проходила просто ужасно, Женя глаз не сомкнула до утра. Неизвестность страшно пугала, сомнения терзали девушку, мучая, не отпуская ни на минуту. Казалось, что эта ночь никогда не кончится, день не наступит, а она так и будет переживать. Вон как Машка крепко спит, может, ей снится какой-нибудь хороший сон. Ей ведь тоже не повезло, рассталась с любимым человеком. А ты только сошлась, как тут такие новости, даже не знаешь, как к этому отнестись. Так, стоп, ещё точно ничего неизвестно. Ааай, обманывать некого, тест – лишь дополнительное подтверждение очевидному. А если нет… Девушка вдруг поняла, что хочет этого ребенка, даже если Денис… Нет, она не хотела об этом думать, всё будет в порядке, все будет хорошо, просто надо в это верить.
Нет, прежде всего, надо дождаться утра…
Маша сладко зевнула и потянулась в постели, осмотрела комнату: Жени нигде не было. Тут ей вспомнился их вчерашний разговор. Сон как рукой сняло.
Маша помчалась на кухню. Женя стояла у плиты и жарила яичницу, даже не обернулась, когда сестра вошла. А может, не услышала.
- Доброе утро, Жень, - произнесла Маша, пытаясь заглянуть в лицо хозяйки квартиры.
- Две.
- Что две?
Женя круто развернулась на пятках:
- Две полоски. На всех.
Маша не знала, как реагировать, зато точно знала, что сейчас будет успокаивать сестру. Теперь точно, сомнений быть не может.
А Женя заметила сочувственное выражение лица своей гостьи и поспешила ей сказать:
- Машуль, я… счастлива.
На лице отразилось такое удивление, будто это не она сказала, будто сама испугалась своих слов.
А Маша моментально растаяла.
- Женька, я так рада! – подлетела и обняла сестру. Обе рассмеялись.
- А ты спрашивала, какой подарочек ждёт Воронцова на новый год…. Я верю, что у тебя с ним все будет хорошо.
- У нас с ним, Машенька, теперь у нас.


Вторая реальность.
С рассвета и до рассвета.(с)

И, спрашивается, какого черта она согласилась заехать в гости? Чтобы сидеть сейчас и жутко нервничать в его присутствии. Ну и что, что они ещё недели две назад договорились, что будут лишь в дружеских отношениях. Звонки по вечерам, долгие разговоры ночами… А о чём? Да, в сущности, не о чем. Просто слушать голос друг друга, в очередной раз обманывая себя. Или просто молчать с телефоном у уха, встречая рассвет. Тихим голосом, будто боясь спугнуть, спросить, взошло ли солнце и как высоко. А потом напоминать друг другу, что наступило утро. Собственно потому Женя часто опаздывала на работу или приходила не выспавшаяся. Зато счастливая. И, конечно, вовсе никакое не солнце грело ей душу, а то, что встречать рассвет она могла с любимым человеком вместе.
Денис обожал слушать Женин голос. Сердце замирало, когда она воодушевленно начинала рассказывать всяческие истории, происходившие в её жизни, сжималось, когда она страдала. Воронцов понимал, что самое большое страдание причинял ей он сам. И даже когда звонил, когда разговор был лёгок, он знал, что ей все равно тяжело. Просто чувствовал это подсознательно. А не звонить ей он не мог. Наверное, это эгоистично, но он просто жил этими звонками.
А потом он пригласил её в гости. Просто голоса стало не хватать, смертельно захотелось её увидеть. А она согласилась, как показалось, даже не задумалась. Тогда в очередной раз они вместе встретили рассвет. У Дениса в окне лишь выглянуло солнце, а Женя тогда сказала, что шёл снег.
Уже подходя к квартире Воронцова, Васнецова мысленно отругала себя за эту безумную идею. Не спасало даже то, что встреча у них на дружеских началах. Никто же не отменял бешеной барабанной дроби в запястьях.
И, собственно, что заставляет её так волноваться? Как будто предчувствие какое-то…
Кажется, Денис аж расцвел, когда открыл дверь и увидел на пороге Женю, смотрящую на него исподлобья.
- Рад, что ты пришла.
Васнецова слабо улыбнулась и вошла в квартиру, плавно обойдя Воронцова в проходе. И она рада. Безумно рада, только он не должен знать о той буре, которая бушевала внутри неё.
Разговор вели осторожно, боялись, что любое неосторожное слово приведет их хрупкие отношения к краху.
- Хотел у тебя спросить…
Васнецова оторвала глаза от темной жидкости, даже перестала мешать ложкой давно растаявший сахар, звяканье сразу прекратилось, Женя была вся во внимании.
- Спрашивай.
Воронцов задумался на секунду.
- Как сестры? Как родители?
Ну, конечно, Воронцов, тебя интересовало именно это. Безусловно, это то, о чем ты хотел у неё узнать.
Даже сама Васнецова ожидала другого, расслабилась, когда услышала вопрос.
- Знаешь, что грустно? – начала Женя, горько усмехнувшись, - Той семьи Васнецовых, что ты знал, больше нет.
Денис непонимающе смотрел на Васнецову. Она продолжила:
- Могла быть большая, дружная семья. А теперь её нет. Галя с Ильей сейчас в Англии, я уже очень давно с ними не виделась. В последний раз по телефону разговаривали в мой день рождения. Маша вечно гастролирует со своей труппой. Даша с Веником не так давно уехали в Питер к его родителям. А я…
- А у тебя скоро будет своя семья, - голос был как никогда тускл.
- Да.
- Как глупо. Какая-то случайность нас с тобой развела.
- Все равно так бы случилось.
- Почему ты так уверена?
- Иначе никак. Путь был только один. Мы просто не могли быть вместе. Вообще слишком разные.
- А по мне, так мы с тобой поразительно похожи. Жень, скажи честно, тебе нужно это замужество?
Васнецова метнула разряд молний в парня. Испепелился бы.
- Что ж тебе вечно все нужно обо мне знать?
- А разве есть, что скрывать?
- Да, мне нужно это замужество, - ответила девушка на предыдущий вопрос.
- Ты хоть любишь его?
- Да, - а фальшь так и рвется наружу. Женя поймала себя на мысли, что вообще никогда не говорила относительно Лёши слово «люблю».
- Так же как любила меня?
Васнецова вспыхнула.
- Тебя? А ты все такой же. Самоуверенный. Ты знаешь, а все-таки я рада, что жизнь нас развела.
Единственное, чего не поняла Васнецова, оказалось главным. Денис просто хотел знать, стоили ли их отношения хоть грош. А самое простое – спросить напрямик.
Женя пулей вылетела в коридор. Воронцов не изменился ни капли, все по-прежнему. И в который раз он заставляет её кипеть от гнева. Главное – держать себя в руках. Где-то в глубине души, Женя подозревала, что очень глубоко, но ошибалась, её всеми силами тянуло к Денису. И как бы она не пыталась себя убедить в обратном, ничего не менялось. Просто нужно пережить эти секунды, собраться и уйти. Она уже сделала так один раз. А сейчас думала, что будет по-другому. Наивная. Опять ошиблась.
Только она знает, что не ненавидит его, должна ненавидеть. И не может.
Сейчас переступит порог этой квартиры и все вновь наладится.
- Почему ты вечно уходишь от разговора?
- От какого разговора? – Женя трясущимися руками пыталась снять куртку с крючка,- Что ты от меня хочешь, Воронцов?
- Да объясни же ты мне, что происходит? Это был лишь вопрос…
- Лишь вопрос, - по слогам повторила Васнецова, оставив попытки надеть куртку, перекинув ее через руку, - Ты же не человек, Воронцов.
Медленно доходило осознание того, что их лица очень близко. Не давая себе попытки думать, Женя поцеловала Дениса нежно, будто не было никакой ссоры, они вместе ее себе придумали. Когда Денис попытался обнять Женю, та резко вырвалась. На лице ничего кроме смеющихся глаз, из которых все равно не исчезала тяготящая печаль.
Воронцов не мог сказать ни слова, он просто не понимал.
- Ты же понимаешь, что это ничего не значит.
- Понимаю, - ответил Денис, пытаясь разглядеть Женю в её глазах. О чем она думает? Действительно, этот поцелуй вообще ничего не значит. Это просто дерзость в ответ на его колкости и очередной ход. Теперь счет в её пользу.
- Ты же не изменишься, - с некой безысходностью проговорила Женя, - для тебя ничто и никто никогда ничего не значит. Обычный вопрос… Закрой за мной.
Дениса как током ударило. Сразу 220 Вольт в мозг и в сердце. Можно умереть от разряда и от боли этих глаз.
- Ты до сих пор любишь меня?
- Не играет роли. Так же как и поцелуй.
- Дерзко.
- Как есть.
Денис резко притянул девушку к себе, поцеловал сначала нежно, но затем поцелуй становился все более жадным, жаждоутоляющим. Женя сначала пыталась оттолкнуть его, но руки не слушались: она просто обвила его шею, отвечая на поцелуи. Разум просто отказывался верить, что происходящее реально. Прикосновения отзывались жгучей болью, каждый вздох как очередная ослепляющая вспышка.
Поразительно быть такими счастливыми и несчастными одновременно.
И эта неутихающая боль через каждый неуловимый стон, сковывающая. Больно, безумно больно. А самое ужасное – понимать, что, возможно, будет конец. Что это – чуть ли не та самая точка, которую оба так боялись поставить. А лучше не думать об этом, а забываться друг в друге, терять всякий интерес к тому, что было и что будет. Главное то, что есть. Они учились жить настоящим.
Оба понимали, что, возможно, всё неправильно, и так быть не должно. Но самое интересное, им было все равно. Когда и у кого они спрашивали, как надо поступать?

Мы встретились как-то раз случайным утром
За столиком в ранний час, в тот час как будто
Запели вокруг мосты, и странным образом
Мне стала понятней ты, чем все мои домыслы.

Я не понял, я не помню,
Как камнем упал и угас,
Как искры от сигареты.
Ангел играл нам джаз
С рассвета и до рассвета.
Animal Jazz «Ангел».


Скрытый текст




Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
И.Тальков
Спасибо: 30 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 1146
Настроение: *Йа щаслиф :D*
Зарегистрирован: 23.09.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 28
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.03.10 22:04. Заголовок: 2 месяца. Поверить н..


2 месяца. Поверить не могу.
И вы, наверное, глазам своим не верите. Однако это не мираж )
В этой проде меня унесло далеко, так что не пугайтесь :)
Очень надеюсь, что не зря пытала Word
На свой страх и риск...
К сожалению, прода не очень большая...
Кстати, она все-таки не последняя. У меня не получилось всё уместить
Так что вам мня еще терпеть

С посвящением Алене (Харите), Жене (Rocken Dreams), Тане (Chertyatk’e).

Посвящение также Freken_Snork!
Мне стыдно...Как я могла забыть...
Леночка, извини.


Часть 13.
Вторая реальность.
Вопреки всему.


Она просто не могла совладать с собой. Столько чувств разом накрыли её с головой. Она же собиралась уходить… Правильно, собиралась, только теперь она поняла, что не может. Да и он просто не допустит теперь, чтобы она ушла. Какая глупая ситуация: двое, убеждавших себя столько времени в том, что для них абсолютно ничего не значат их отношения, что все в прошлом и ничего уже невозможно изменить, отчаянно целуются, ненавидят реальность, боятся того, что это лишь сон, исчезают друг в друге. За дверью теснились обман, боль, недосказанность, не решаясь войти. Их время проходило, а этим безумным, получившим власть над собой уже все равно. Именно в эти мгновения перестали существовать барьеры.
Денис легко поднял Женю на руки, послышался ее счастливый переливистый смех, который стих при следующем же поцелуе.
Женя любила его даже тогда, когда свято верила в то, что ненавидит. Теперь просто не нужно прятаться. Свобода ворвалась, не дав возможности опомниться.
Непередаваемо… ощущать эти губы своими губами, сжимать её хрупкие тонкие пальцы, слышать каждый сдавленный стон, поддаваться гипнозу этих глаз. Неописуемые глаза… только что в них плескалась лишь обида и горький смех, а что же теперь? Бесконечное блаженство.
- Денис…,- надо задать мучавший вопрос, иначе легче точно не станет.
- Да?
- А как же твоя девушка?
- Нет никакой девушки, - и как гора с плеч.
Невероятно… обнимать его плечи, тонуть в его объятиях, жить каждой секундой, превращавшейся в вечность. Время, на самом деле, такая чушь и ерунда. Эта ночь пролетит как одно мгновение, хотя она зимняя, а значит, должна быть длинной. К сожалению, и она закончится, значит, главное то, что они сейчас вместе. А как долго это продлится? Не имеет значения.
- Ты не будешь потом жалеть? – вдруг спросил Денис.
Девушка отпустила краешек простыни, который сжимала какое-то время, поднялась на локтях, Воронцов убрал прядь с её лица, она подняла на него глаза и ответила:
- Я не хочу думать, что будет потом.
Денис наклонился и поцеловал её, Женя крепко обняла его. Воронцов уткнулся лицом в ямочку между ключицами. Эта девушка такая зимняя: холодная, как метель, но такая же нежная, как морозное солнце, только она умеет согревать.
Денис провел рукой по спине Жени, девушка содрогнулась от озноба, по телу побежали мурашки. Он взяла её ладонь в свою, сжал пальцы, коснулся губами её кожи.
- Денис…, - выдохнула Женя.
Парень лёг рядом, обняв её одной рукой; Васнецова доверительно прижалась к нему.
- Я не понимаю, что между нами происходит.
Воронцов молчал. Женя прерывисто вздохнула.
- Столько воды утекло… А мы вопреки всему…
Он зарылся лицом в её волосах, пахнувших яблоками и ванилью.
- Женька, ты – всё для меня.
Не ноты фальши в голосе. Стало даже немного не по себе от такого искреннего признания.
- Воронцов, - прозвучало совсем неожиданно, голос, казалось, дрожал, - Ты ведь даже не подозреваешь, как ты мне нужен. Ты всегда был мне нужен.

------
Денис проснулся от прикосновения губ Жени. Она сидела такая солнечная, такая воздушная, зимняя на одеяле возле него, поджав под себя ноги, и улыбалась. Денис просто глазам не мог поверить, он вообще уже ни во что не верил. Ну, разве такое возможно? Это не сон: Женька действительно прямо перед ним, Женька, правда, улыбается. Улыбается ему… И вот это утро, оно, наверное, неповторимо. Он с ней. Снова.
- Свитер…
- Ну да, твой свитер, - Васнецова растеряно пожала плечами, - Просто он теплый.
Денис сонно улыбнулся.
- Я кофе хотела сварить, будешь?
- Буду.
Женька наклонилась к Воронцову, поцеловала его в щеку и скрылась в коридоре.
Неужели так бывает? Чтобы зима была настолько теплой?

Женя стояла на кухне у плиты и следила за тем, чтобы кофе не сбежал. В голове пролетали тысячи мыслей. Это же надо так потерять голову… Вчера она, кажется, вообще ничего не соображала. Воронцов просто сводил ее с ума, а после поцелуя мозги отказались воспринимать ситуацию и сделали ей ручкой. Весь вулкан накопившихся чувств и эмоций взорвался вчерашним веером и вчерашней ночью. Что теперь ей оставалось? Правильно, стоять сейчас на кухне и варить кофе. Это первое утро спустя четыре года, которое она встречает с радостью, ей нужен этот наступающий день.
Вдруг позвонили в дверь. Интересно, Денис кого-нибудь ждёт? Женя взяла кофейные чашки и стала наливать в них кофе.
Загремели ключи, скрипнула входная дверь, а потом послышался какой-то разговор. Видно, действительно, кто-то пришел. Женя вышла в прихожую, картина, открывшаяся перед ней не то чтобы её удивила… Нет, она, правда, не ожидала.
- Денис, ну ты что, не рад?
- Чему я, по-твоему, должен быть рад?
- Не ерничай. Я так соскучилась! – девушка буквально повисла на шее у Воронцова.
- Когда успела?
- После твоего увольнения… Не ожидала, что ты так лихо поступишь. К тому же, я думала, что ты хоть забывать звонить не будешь…
Денис уволился с любимой работы? Это что-то новенькое. Всегда же за деньгами, славой стремился…
- Лер…,- Денис высвободился из её объятий, - Сейчас немного не время…
- Отчего же?
Воронцов обернулся: облокотившись о стену, Васнецова смерила его ледяным взглядом.
- Валерия, - представилась девушка, лучезарно, но так фальшиво, улыбаясь.
- Евгения, - Женя прищурилась.
- А… Вы, должно быть, сестра Дини?
- Именно так. Троюродная.
- Очень похожи, одно лицо просто, - скривилась Костина.
- Лер, зачем ты пришла?
- Повидаться со своим, - она сделала ударение на последнее слово, - молодым человеком, а у тебя тут сестра гостит, оказывается…
- Нам надо поговорить. Жень, я сейчас вернусь.
Воронцов с Костиной вышли на лестничную клетку. Когда дверь закрылась, Женя, наконец, двинулась с места в поисках своих вещей. Вот эта точка. Точка, которая должна была быть поставлена. А она, дура, уже поверить в сказки успела. Она же понимала, что когда-нибудь идиллия закончится, но так скоро? Неожиданно даже… Но, может, так будет лучше?
К горлу подступил комок. Такая тупая боль… Он опять её обманул. Нельзя было прощать. Нельзя было сдаваться в плен его глаз. Нельзя, нельзя, нельзя, черт возьми, нельзя!
А пути назад уже нет.
Столкнуться взглядами и пропустить через себя ток.
Один. Значит, она ушла. Но ведь это ни о чём не говорит.
Так сложно держать себя в руках. Сохранять ледяное спокойствие. Что же с тобой происходит? Хватит, уже не маленькая девочка. Просто уйди.
Опять этот зимний колючий взгляд. Как я устал от этой постоянной, бесконечной игры. Игры, в которой нет победителей. Мы оба проигрываем, ты же знаешь. Не верь, это просто иллюзии. Пойми же, что в этой войне будут только жертвы.
А ты пытаешься пройти мимо меня и выйти за порог. Опять уходишь.
- Воронцов, дай мне пройти.
- Давай поговорим.
- Не о чем.
- Хотя бы ради нас. Неужели невозможно ничего исправить?
- Денис, ты так и не понял? НАС давно нет! Нас просто не существует. Забудь о том, что мы были. Нас убила эта жизнь. Нет, мы сами себя уничтожили.
Знал бы ты, как мне сложно произносить эти слова! Знал бы ты, как сложно любить и врать тебе, что это не так. Знал бы ты, как сложно…
- Я не люблю её,- как последний аргумент.
- Я знаю, - ты поднимаешь на меня усталый взгляд, - Ты никого в этой жизни не любишь. Ты только пользуешься всеми.
Догадывалась ли ты, какой болью отзывались твои слова?
- Не уходи.
- Забудь меня.
- Останься.
- Денис, для нас с тобой давно наступил конец. Дай мне пройти.
Парень отошёл от двери. Он стоял молча и наблюдал, как его зима, как его жизнь выходит за порог, оставляя дверь открытой, и быстрым шагом удалялась по коридору, сворачивая на лестницу. Ещё секунда. Коридор пуст. Квартира пуста. Будто и не было ничего.

Просыпайся, скоро рассвет,
Просыпайся, нас уже нет,
Просыпайся, надо отметить наш расстрел.
За начало нового дня,
За конец тебя и меня,
За последний медленный танец наших тел.
Дакота «Просыпайся».


Первая реальность.
Карточный домик.

Началось какое-то сумасшествие. Жизнь наконец-то стала жизнью впервые за этот бесконечный месяц. Просто Женя научилась дышать. Что бы ни ждало ее впереди… она знала, что ей есть ради чего жить. И она жила.
Сестра же не отходила от нее ни на шаг. Маша заботилась о Жене как когда-то в детстве, когда ещё не было этих подростковых ссор, юношеского максимализма. Когда они обе были маленькими девочками, а старшая обожала ухаживать за младшей. Только интересы менялись вместе с возрастом. Но только теперь почему-то они начинали понимать, как дороги друг другу. Ведь абсолютно неважно, у кого какие интересы. Они же сестры, родные души.
- Маша, не пытайся запихнуть в меня это пирожное!
- Неужели не хочешь? Мне все равно за фигурой следить надо, а это – твоё любимое.
- Хочу. И знаю, что любимое. Но я после вечеров с выпечкой обычно ни во что не влезаю.
- Поспешу тебя предостеречь: ты скоро все равно ни во что не влезешь, - с сарказмом заметила Маша.
- Ладно, где тут твое пирожное? – смеясь, ответила Женя, потянувшись за эклером.
Старшая Васнецова как могла поддерживала младшую сестру. Они даже вместе собирали карточный домик, когда Жене нужно было отвлечься от нахлынувших эмоций.

Если Женя что-либо забывала на работе, Маша тут же приходила на помощь, объясняя это заботой о ней и «все равно я собиралась съездить в город». Заодно заезжала в издательство.
Вот и теперь, когда Жене предстояло вернуться вечером на работу за документами, Маша сорвалась с места и улетела, младшая сестра даже опомниться не успела.
В квартире вдруг стало катастрофически пусто. В последнее время сестры почти не расставались, а если и приходилось, то обе были заняты.
А сейчас Женя вдруг ощутила одиночество. То одиночество, которое сковывало ее последние несколько лет.
Холодно. На улице. В квартире. В душе.
Он обязательно вернется. Не плачь. Ты же такая сильная. Ты же всегда была сильной.
А сама себе твердишь: надоело. Да, надоело притворяться, что все хорошо. Не знать, как он, что с ним. Она ведь держится все это время. Сестринская поддержка очень помогает, но просто не хватает его теплых глаз. И его голоса.
За всей этой мишурой Женя старалась скрыть боль очередного расставания. Пусть ненадолго.
Звонкий голос сестры, раздавшийся из трубки, прибавил бодрости. Забыла ключи? Ну ничего, Женя все равно спать не собиралась еще, если будут пробки – ничего страшного, она подождет.
Карточный домик, что она пыталась построить вот уже час, рассыпался, и на душе стало совсем тоскливо.
Васнецова сидела на кухне на подоконнике, упершись лбом о стекло, когда в дверь позвонили.
«Неужели Маша так быстро вернулась… В это время же одни пробки. Однако я ее недооценивала»,- Женя улыбнулась своим мыслям и поспешила к дверям.
А дальше кино.
Чередующиеся кадры. Задержки.
Открыть дверь. Пару секунд уставиться в проход и ничего не понимать. Абсолютно.
Осознать, что рассыпается карточный домик, носящий название «Одиночество».
Двое. Такие разные. Такие родные.
Обнять, почувствовать тепло его рук. Вдыхать запах его волос. Вдыхать его запах.
И лёгкое, сорвавшееся с губ: «Денис».

Мы мед и яд,
Мы плюс и минус,
Но ты моя необходимость.
И если между нами пламя,
Пускай пылает до конца.
Меняю снова гнев на милость,
Меня надолго не хватило.
Но то, что ты мое светило
Невозможно отрицать.
Бумбокс и Надин «Не знаю».


Скрытый текст


Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
И.Тальков

И только я не могу спросить у тебя: "Как дела?"
И только мне, в отличие от других, это, правда, интересно. (с)

Я буду на тебя искоса поглядывать, а ты молчи: слова только мешают понимать друг друга.
Но каждый день садись немножко ближе.(с)

Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка
Спасибо: 22 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 1210
Настроение: *Йа просто щаслиф :D*
Зарегистрирован: 23.09.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 44
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.05.10 22:47. Заголовок: Неизвестно, кто сюда..


Неизвестно, кто сюда пришел... У меня нашлось немного совести
Ладно, без лишних вступлений, примите последнюю и самую длинную главу.
Спасибо всем тем, кто меня читал.


Часть 14-15.
Первая реальность.
Фокусы.

Женя нехотя отстранилась от Дениса и с минуту не отводила глаз. Улыбается. Так искренне он улыбается, кажется, только ей. Да нет, казаться не может. Только ей.
Голова пошла кругом. Неожиданное счастье, свалившееся на голову, ошеломило.
- Не верю, - тихо произнесла девушка, - своим глазам.
- А ты попробуй.
- Ты думаешь, у меня получится? - голос ожил: в нем уже слышался облегченный смех.
- Да я в этом уверен. У нас с тобой все и всегда будет получаться, Женька!
Женька. Ей кажется, или только он умеет так произносить её имя? Такая банальность.
- Давай, проходи- проходи, сейчас будешь мне рассказывать, - Васнецова отошла с прохода, облокотилась о дверной косяк и закрыла лицо руками.
- Все в порядке, Жень?
- Теперь да, - ответила она, опуская руки, вглядываясь ему в глаза.
- Так что ты хотела у меня узнать-то?
- А сам не догадываешься?
- Ну, только если ты подскажешь…
- Как ты очутился в Москве? Я не ожидала…
- Увидеть меня так скоро? – Воронцов ухмыльнулся довольный собой.
- Да, именно.
- Канун Нового года. Я думал, что сделаю тебе приятный сюрприз.
- Да, в сюрпризах ты, судя по всему, мастер. Прямо как Маша.
- А что Маша?
- Да не так давно заявилась, как ты, без предупреждения. Это в нашей семье нормально, видимо…
В семье.
Воронцов внимательно посмотрел на Женьку и тогда уже сказал:
- Может, попробовать устроиться фокусником каким-нибудь? Я вижу, у меня получается удивлять людей.
- Да не то слово! Дурак, я же так переживала…
Вторая реальность.
На ошибках учатся.
-Я устала врать! Я устала, что врут мне! Это так больно… Постоянно видеть эту ложь, пронзающую, свистящую так, что уши закладывает. Доверять людям, отдаваться им, жить ими, а потом получать с размаху по лицу рукой. Просто потому, что все время ошибаюсь. Как я устала от этого. Я смотрю в глаза этих людей, я стараюсь увидеть в них ответные чувства, ответное доверие, но свет преломляется – я вижу истину. Хочется реветь, рыдать от того, сколько боли людям приносят такие же люди. За что? Зачем? Просто так надо; так получилось; хотелось сделать больно; произошло случайно, непроизвольно; люди жестоки – люди хотят счастья. А ведь все хотят быть счастливыми. Ведают или нет, а по головам шагают. Люди ранят, убивают. Скольких людей убила боль? Их нет, они существуют. Папа, меня – нет!
Девушка заливалась слезами на коленях у отца. Ей давно не хватало той родительской ласки и опеки, которая окружала в детстве. Заливалась слезами, всхлипывала; папа слушал, даже не успокаивал: давал выговориться. Он не ожидал, он просто даже не представлял, что его дочери по-настоящему могут любить, страдать. Только они вместе играли в песочнице, «пешком под стол ходили», как здесь такие перемены. Папа-папа, неужели ты что-то упустил? Упустил момент, когда твои девочки стали такими взрослыми.… А может, - нет. Ты всегда старался быть для них самым верным, самым сильным спутником и помощником.
Дверь на кухню плотно закрыта. За столом сидит мама – напротив нее остывает чай. Она, наверное, забыла о нем. Смотрит в одну точку. Просто мама никак не ожидала, что самая сильная дочь может сломаться. Переломиться пополам. Женя старалась всегда все держать в себе, ее слезы редко кто видел. А теперь маме приходится убиваться за дочь одной здесь – на кухне, потому что выйти к ней она не в силах. Всякий раз, когда ее детям плохо – ей самой еще хуже.
- Ты прости меня, пап, что я не такая сильная, как ты хотел…
- Женечка, выброси все из головы. Я люблю тебя любой, ты же моя дочь.
- А я не могу себе простить своей слабости. Я позволила себе любить его, папа! Я позволила ему себя убить. Меня не стало дважды.
- Если тебе больно, значит, еще сохранилось в тебе то, что можно вылечить. Поверь в себя, как раньше.
- Я сейчас ехала в машине и радовалась тому, что меня нет среди тех людей, что идут сейчас под дождем, еще больше тому, что меня нет среди тех, у кого нет зонта. А потом я подумала, что как раз это вообще не имеет значения. Меня вдруг как током ударило. Папа, я поняла, что потеряла любимого человека.

Нервно стучать по столу и сжимать в руках трубку.
- Да, я понял. Я приеду, обязательно приеду. Я понимаю, что это надолго. Меня здесь ничто не держит, так что не волнуйся. Мам, вместе мы справимся.

Первая реальность.
Фокусы.

Oh the weather outside is frightful
But the fire is so delightful
And since we've no place to go
Let It Snow! Let It Snow! Let It Snow!

It doesn't show signs of stopping
And I've bought some corn for popping
The lights are turned way down low
Let It Snow! Let It Snow! Let It Snow!
Ella Fitzgerald “Let it snow”.


Новогодняя атмосфера ощущалось во всем и во всех… Яркие огни, заводные песни, снег, залепляющий глаза. Пахнет сказкой. Это потрясающе! Новый год – любимый праздник, ведь он такой волшебный, каждый раз в канун Нового года становится грустно, что всего того, что ты пережил в прошлом году, уже не будет, а потом наступает феерия: все наладится в будущем. Все будет хорошо. Не зря ведь с детства люди любят сказки, они верит в Деда Мороза и в то, что в Новый год непременно сбываются все желания, особенно самые сокровенные.
Женя обожала этот праздник всей душой и всем сердцем. Когда была подростком - прослыла пацанкой, но это не мешало ей верить в чудеса. А в детстве – в сказки. И вот теперь, 30 декабря, она идет по заснеженной улице с самыми дорогими ей людьми: любимой сестрой и любимым мужчиной. Что еще нужно для того, чтобы ощутить запах приближающегося Нового года?
- Мандарины! – восторженно воскликнула Маша, роясь в сумочке в поисках кошелька, - Конечно же, как мы могли забыть! Это же чуть ли не главный атрибут Нового года…
- Машуль, ты тогда купи килограмма два, чтобы наверняка хватило, только не отставай, мы с Денисом сейчас еще продукты посмотрим, потом поедем закупаться украшениями.
Глаза старшей сестры при слове «украшения» тут же загорелись. Она больше всего в подготовке к Новому году любила наряжать ёлку и украшать дом. Двадцать четыре года, а выглядит сейчас как настоящий ребенок.
- Может, лучше купить Цезарь? Тебе не кажется, что Оливье – это слишком ожидаемый атрибут на столе?
- Денис, мама просила Оливье, к тому же, не ты, не я Цезарь не пробовали, зачем рисковать?
- Я тебя не узнаю, Васнецова! Где риск – всегда ты.
- Не в этот раз. Оливье – это новогодний салат.
- Ну и что…
- А то. Денис, я хочу - оливье!
- Да хорошо-хорошо, что ты так заводишься-то на пустом месте? Купим оливье, ты только не злись, Женьк, - Денис улыбнулся.
- Да я уже спокойна, - мягко ответила девушка.

Магазин подарков и всяких Новогодних атрибутов был просто переполнен. Долгие очереди струились из касс. Женя с Денисом дважды чуть не поругались, пока выбирали игрушки на ёлку, а когда пришло время оплачивать покупку, Женя и вовсе расклеилась: ей стало душно. Маша вызвалась отстоять очередь, порекомендовав Жене с Денисом побыть на улице, желая, чтобы сестре стало легче.
Колокольчик звякнул. Маша вышла с двумя пакетами из магазина; Денис подбежал и забрал их, затем вернулся к Жене.
- Сестренка, тебе лучше? – заботливо поинтересовалась старшая Васнецова, натягивая варежки.
- Да, определенно, - ответила Женя и улыбнулась; щеки на морозе стали румяными, волосы растрепались.
- Денис, а вы с Женей уже обсудили, как вы… все разместитесь в следующем году, где жить будете?
Младшая Васнецова с опаской взглянула на сестру и ответила:
- Где и как мы ВСЕ будем размешаться, мы еще не обсуждали, - девушка натянуто улыбнулась.
- И когда собираетесь? – настойчиво продолжала наступать Маша.
- Скоро, Машуль, скоро.
- Я один тут чего-то не понимаю? – растерянно вступил Денис.
- Пойдем, Воронцов, нам еще нужно в музыкальный магазин. Я хочу купить коллекционный сборник новогодних песен.
- Да-да, Денис, пойдем, - поддержала разговор Маша, - Жень, на диске обязательно должна быть песня Эллы Фитцджеральд – Let it snow - незаменимый музыкальный спутник каждого Нового года!
Маша в порыве новогоднего настроения стала подбегать к людям, от которых так и веяло позитивом и таким же волшебным настроением, и желать счастливого Нового года. Подбегая к очередному прохожему, Маша проехалась по заледеневшему асфальту и буквально налетела на молодого человека, что безумно рассмешило Женьку и Дениса.
- Счастливого … Нового года! Извините, что так вышло, - виноватым, в то же время веселым тоном произнесла Маша поздравление, лежа сверху на сбитом парне.
- И тебе Счастливого, Маш…
Вася.

Вторая реальность.
На ошибках учатся.

Женя плавно скользила по зимним новогодним улицам, кутаясь в шарф, стараясь забыться. Только этот снег, только этот холод мог помочь ей сейчас. Так тяжело еще не было. Её предали второй раз, осталось только пережить. Осталось совсем чуть-чуть. Мягкие снежинки, что раньше жгли и грели кожу, теперь лишь колюче обжигали, кусали за щёки. Но это ерунда: нужно просто получше закутаться в шарф.
Невероятно: люди кажутся такими счастливыми. Да нет же, они, в самом деле, счастливы – канун любимого праздника! И вот теперь Жене стало ещё хуже от одиночества. Даже люди, в которых раньше она могла раствориться, теперь забыли о ней. Абсолютно одна.
Холодно. Очень холодно.
Зайти в то самое кафе, где она встретилась с Воронцовым в последний раз. Два раза на одни и те же грабли наступить невозможно - бояться нечего.
Кофе согревает, даёт почувствовать себя живым человеком. Горячая жидкость обжигает изнутри, но не больнее, чем поступки и слова.
- Счастливого Нового года.
Стакан с напитком подпрыгнул в руках, - не ожидала.
- Что ты здесь делаешь?
- Я сяду, если позволишь.
- У меня есть выбор?
Воронцов опустился на стул напротив девушки.
- Я так и думал, что ты здесь.
- Зачем ты меня искал?
- Нужно поговорить.
- О чем? Говори, пока есть возможность, - Женя сделала глоток кофе и поморщилась от горечи.
- Я завтра утром уезжаю на поезде в Уфу, чтобы вечером быть там. На днях звонила мама, сообщила, что папа серьезно болен, а ей самой тяжело справляться, поэтому я еду к ним.
- Что ты хочешь от меня?
- Я взял два билета. Если ты не поедешь, твой билет просто пропадает – это нестрашно. Вот, держи.
Поезд. Вагон. Купе.
Денис помолчал, глядя, как Женя рассматривает полученный билет, затем продолжил:
- Я бы хотел, чтобы ты поехала со мной.
- Зачем? Тебе больше не с кем ехать, что ли? – с сарказмом и обидой отозвалась Женя.
- Я хочу встретить этот Новый год с тобой, всей семьей…Я уеду надолго, так что…Жень, если ты надумаешь, то приезжай в любое время. Я знаю, что у тебя работа, но может, ты сможешь взять отпуск…
- Ты, кажется, забыл, что у меня есть Лёша, - девушка отставила недопитый кофе в сторону, - Я пойду, Денис. И в этот раз не стоит за мной идти. Билет возьми – я не поеду.
- Если бы ты мне поверила, - вслед тихо произнес Воронцов.

Женя с ужасом осознавала, что ей неинтересно. Вот Орлов сейчас сидит и рассказывает ей про свою очередную командировку и про еще один «интересный случай». А вот ей неинтересно. Нисколько. Появились какие-то приоритеты, какие-0то другие. Мысли давно не о том, девушка вообще сейчас «не с нами». Она делала вид, что слушала, но, откровенно говоря, скучала. Лёша – Лёша, как же тяжело. Я люблю другого, но должна быть с тобой. А ты ведь даже не понимаешь, что мы оба будем несчастны. На что-то надеешься…
Небо было довольно серое, хотя утро обещало быть солнечным и теплым, насколько это возможно в канун Нового года.
Перед глазами всплывали различные недавние события: разрыв с Денисом, вчерашняя встреча с ним, сегодняшнее столкновение с их общей знакомой. Вот это вообще поразило.
Орлов все утро был занят, потому Жене пришлось самой вновь добираться до места их встречи. У метро она столкнулась с девушкой. Женя не сразу узнала её. Знакомые черты… Кто же…
- Васнецова Женя?
- Да, а Вы…
- Аня, может, еще помните.
Глаза Васнецовой расширились.
- Помню. Вот так встреча…
- Да, это точно, - протянула Аня, - Можно на «ты»?
- Конечно.
- Ты спешишь?
- Ну, вообще да.
- Я надолго не задержу. Я просто хотела узнать, как дела у Дениса. Я не хотела ему звонить, а тут ты… Мне просто правда очень важно знать, что с ним все в порядке.
Женя оторопевши и непонимающе уставилась на Аню.
- Что-то не так?
- Нет, все хорошо. У него все хорошо.
- Отлично, - устало улыбнулась девушка, - Тогда Новый год я проведу в спокойствии. Женя, у меня не получилось, но хоть ты: сделай его счастливым. С праздником.

- Жень, ты меня слышишь?
- Да, конечно, Лёш, как я могу тебя не слышать…
- Ты хоть слушаешь, о чем я тебе говорю?
- Слушаю…
- Да тебя же вообще сейчас здесь нет. Где ты витаешь?
- Я… нигде. Лёш, нужно кое-что решить.
Орлов напрягся.
- Что-то случилось?
- Нет, но может, - дальше из Жени слова полились рекой, - Я так больше не могу. Чем бы все не кончилось, но с тобой мы счастливы не будем, я это знаю. Прости меня, если сможешь, но я не могу выйти за тебя. Я… я тебя не люблю.
Подавив комок, Лёша всё-таки сказал:
- Женька, почему?
- Леша, я прошу тебя… Пойми меня… Мы не можем быть вместе счастливыми. Ты найдешь себе ту, которая будет тебя любить. Может быть, я тоже.
- Найду, - как во сне произнес Алексей.
- Прости…

Первая реальность.
Фокусы.

Веселый, задорный смех раздавался по дому. Наконец-то можно ощутить себя в безопасности, ведь ты вместе со своими близкими в столь чудесный праздник!
Полина радостно бегала по дому, то, помогая маме накрывать на стол, то папе наряжать ёлку. Все хлопушки уже шли в ход, потому что девочке не терпелось, наконец, стать частью всего этого празднества.
В дверь беспрерывно звонили: приходили гости. Приходили те, кого ждали и не ждали.
Неожиданные гости отнюдь не были нежданными. Людмила Сергеевна и Сергей Алексеевич были несказанно рады Людмиле, Эдуарду Радуевич и их дочке Наташеньке (в честь любимой героини Людмилы Михайловны – Наташи Ростовой). На протяжении нескольких лет они очень хорошо дружили семьями: Эдуард арендовал себе новое помещение и перебрался туда, глава семьи Васнецовых же вновь основался на прежнем месте и продолжил работать «рука об руку» с Тамарой, которая также явилась на праздник, как и много лет назад, в костюме Снегурочки.
Звонил Василий, извинялся, что семья Федотовых не навестит даже Васнецовых. Но причина была уважительная: кажется, младшему Федотову (олигарх так мечтал о сыне) суждено было появиться на свет именно в Новый год; Сашенька передавала пламенный привет и поздравления.
В доме царила просто сказочная атмосфера: играла музыка, пахло угощениями и ёлкой.
- А вот и мы! – прокричала Маша с порога, навалившись на маму с объятиями.
В квартиру вошли Денис, Женька, за ними неуверенно прошел Антипов Вася. Громкое «С Новым годом!» сопровождалось задорным смехом.
- Мам, мы тут накупили продуктов, - пытаясь перекричать шум, сообщала Женя, - поставим их сейчас на стол, хорошо?
- Да куда уж тут? Стол и так весь заставлен!
- Много не мало, Людмила Сергеевна! – со смехом отозвался Денис, и они вместе с Женей исчезли в зале.
В прихожей остались Людмила, старшая дочь и Антипов.
- Вася? Неожиданно.
- Мам, тут такое произошло, мы с Васей вчера абсолютно случайно встретились. Я просто подумала, что не будет ничего страшного, если он отпразднует с нами, - начала оправдываться Маша, как в былые шестнадцать.
- Маш, перестань так волноваться, все хорошо, - подбодрила ее мама, - Конечно, пускай остается.
Людмила Сергеевна исчезла вслед за средней дочерью и ее молодым человеком.
- Я до сих пор не понимаю, как получилось так, что мы вновь с тобой столкнулись, - протянула Маша, плюхаясь на пуфик в коридоре.
- Ты жалеешь?
- Конечно, нет. Только расскажи мне, пожалуйста, зачем мне это нужно?
-Вася опустился на корточки перед ней.
- Ты хочешь, чтобы я вновь извинился?
- Было бы неплохо, - грустно ответила Маша.
Вася улыбнулся и просто поцеловал её. У Маши, видимо, мир перевернулся: девушка просто расцвела.
- Я обещаю: я никогда больше не позволю себе быть трусом. Мне дали второй шанс. Маш, я хочу его использовать.
По глазам он понял: она позволит этот шанс использовать.

В половине двенадцатого на пороге появились Даша с Галей в обнимку. Поздравляя в очередной раз семью с Новым годом, сообщили, что их мужья сейчас заскочили в магазин, потому что Илья безумно соскучился по русской кухне и хотел в праздник побогаче «затариться»; Веник обещал, что не даст Полежайкину скупить весь магазин.
- Так что они скоро поднимутся!

Без пяти двенадцать. Последние приготовления. Почти все уже за столом.
Женя отозвала Дениса на кухню.
- Женька, давай только быстрее, сейчас же Новый год наступит, мы не должны пропустить, - смеясь, говорил Воронцов.
- А я… А что я… А я быстро, - Васнецова оперлась руками о подоконник и стала вглядываться в звездное небо, что было застлано беспорядочно летящими снежинками, - Мне бы для храбрости… Но нельзя.
- Да что случилось-то?
- Воронцов, ты хочешь семью?
- Ну да, - опешил Денис.
- Тогда вот тебе, - девушка развернулась на пятках, - мое предложение: я рожу тебе сына и исполню твою мечту. Это же мечта, я правильно поняла?
- Женя, ты беременна?
- О, как до Вас долго доходит, молодой человек, -наигранно протянула девушка. На самом деле ей было жутко страшно: она ожидала любой реакции.
- Тогда, - Воронцов набрал в легкие побольше воздуха, - вот тебе мое предложение: Сын будет только после того, как у его родителей будут узаконенные отношения.
- Что, прости?
- О, до Вас доходит также долго, мы друг друга стоим, - усмехнулся Денис, в момент он стал серьезен, - Будь моей женой.

- Ребята, где вы ходите! – запричитала Людмила Сергеевна.
- А у нас важное объявление, - произнесла Женя.
- Давайте уже в Новом году? За стол, за стол!

- …Девять! Десять! Одиннадцать! Двенадцать!
Наобнимавшись и нацеловавшись вдоволь, все, наконец, уселись за стол.
- И все-таки, у нас важное объявление, - сказал Воронцов.
- Что же?
- Скоро на одну Васнецову станет меньше, а на одного Воронцова больше, - смеясь ответила Женя.
С минуту все молчали, а потом стол загудел:
- Вот это фокусы… Шампанское! Нет, невесте детское шампанское! Полина, ты же не все выпила? Будьте счастливы!

- И все равно, я не понимаю, почему мы должны были уехать от них так рано, - причитала Женя.
- Я просто хотел в этот Новый год просто побыть с тобой вдвоем, - ответил Денис.
Они уже подходили к квартире Васнецовой, где накануне все и украсили, когда Женька остановилась напротив Дениса и спросила:
- Как ты думаешь, могло быть так, что после нашего расставания, мы никогда бы не увиделись?
- Мне кажется, это вообще невозможно.
- Но ведь мы могли разминуться… Хотя бы там, в ресторане в тот осенний вечер.
- Жень, мы бы все равно встретились. Судьбу невозможно изменить, как бы мы этого не хотели.
- А я и не хочу менять судьбу. Знаешь, чего я хочу?
- И чего же?
- Мороженного! И вафли.

Среди мертвых и живых
Ждать тебя не перестану.
Мне не плыть по океану
Слов признания другим.

Среди черных лет и зим
Оставайся так же в белом;
У меня к тебе есть дело-
быть с тобою до седин.
Сурганова и Оркестр «Далеко».


Вторая реальность.
На ошибках учатся.

Денис сидел на чемоданах. Что ж, он жал, сколько мог. Женя не могла не помнить времени: долго рассматривала билет тогда в кафе. Она не приехала, значит, он уезжает. Да, он вернется, но нескоро. Пройдет месяц, может, два. Женя станет замужней женщиной. Как-то даже не представляется. Она росла у него на глазах. Потом пропала. При встрече невозможно было не обратить внимания на то, как она изменилась: похорошела, стала мудрее. Но он как-то упустил момент, когда она перестала быть ЕГО. Точнее не сумел остановить.
Чемоданы совсем нетяжелые. Не хватает Жениных вещей.
Все, нужно уезжать. Дольше оставаться не имеет смысла, да и времени-то особо тоже нет.
Воронцов чувствовал себя так, будто уходил из жизни. Хотя так и было. Жизнь оставалась здесь: в Москве, в прошлом, с Женей.
Наскоро надев куртку, не застёгиваясь, подхватил чемоданы и вынес к двери. Щёлк – щёлк: поворот ключа в замке. Прочь.
Дверь распахнул. А на пороге раскрасневшаяся запыхавшаяся Женя.
Спешила. К нему.
- Ты…здесь? – у Дениса дар речи пропал от нахлынувших чувств.
- Не вижу радости в глазах, - бодро ответила Васнецова.
- Как ты здесь оказалась?
- Воронцов, родители – это святое!
- Это безусловно. И всё же…
Мороз пошёл по коже.
- Я пытаюсь тебе поверить, - тихо ответила Женя.
- Я своим глазам верить отказываюсь, не то, что себе…
- А может, у меня получится. И я не ошибусь.
- Не ошибешься.
Для того и придумали люди зиму, чтоб их объятия казались теплей.

Конец.



Просто срочно нужно ваше мнение:
http://www.aktivnoe.forum24.ru/?1-14-40-00000089-000-60-0-1268417247
Раз вы это читаете, значит, Вы прочитали всю мою работу.
Спасибо Вам!


Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
И.Тальков

И только я не могу спросить у тебя: "Как дела?"
И только мне, в отличие от других, это, правда, интересно. (с)

Я буду на тебя искоса поглядывать, а ты молчи: слова только мешают понимать друг друга.
Но каждый день садись немножко ближе.(с)

Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка
Спасибо: 15 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 532
Зарегистрирован: 21.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.09.20 22:03. Заголовок: Это же не просто про..


Это же не просто проститутки, это красивые, умные и уважаемые женщины. Даже сама богиня любви, Афродита, считалась куртизанкой, именно поэтому в Древней Греции занятие проституцией не считалось чем-то осудительным или постыдным http://ne-moskvich.ru/

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 21 , стр: 1 2 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 925
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет