АвторСообщение
постоянный участник




Сообщение: 498
Настроение: Теперь Женька=(
Зарегистрирован: 30.08.09
Откуда: Россия, Ладожская Sity
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.12.09 09:07. Заголовок: Ежик в тумане


1."Между небом и землей"
2. "Ты так похожа на нее"

-И в чём же измеряется твой прибор, в килловатах?
-Нет, в вениаминах (с)

-Можно ещё....
-Сока?
-Нет соломинку (с)

-Завтра в школу..с родителями
-Будем свататься? Я согласен!
Маша и Антипов=)))
Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 19 , стр: 1 2 All [только новые]


floflo




Сообщение: 710
Настроение: Ежики - сила! Ежики - вперед!
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 6

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.09 20:51. Заголовок: Между небом и землей


Автор: Ежик в тумане
Название: Между небом и землей
Статус: Закончен
Размер: Макси
Бета, Гамма: JTIs (Самая безответственная бета - замечание самой беточки )
Пейринг: ЖиВ
Жанр: AU, OOC, Angst
Рейтинг: PG
Дисклеймер: Все права на героев создателям ПД
Саммари: совсем-совсем альтернативная реальность. Наши герои даже не знакомы, Женя ничего не знает о радио «Активном», Денис успешный радио ди-джей, у него есть девушка. Но трагическое событие меняет его жизнь.
Предупреждение: может быть очень грустно
От автора: написано под влиянием книги Марка Леви «Между небом и землей»


Все тапочки сюда:

http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000060-000-0-0-1259004148

Спасибо: 11 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 711
Настроение: Ежики - сила! Ежики - вперед!
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 6

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.11.09 20:52. Заголовок: Часть 1. - Да, Свет..


Часть 1.

- Да, Света, да! – прокричал в трубку темноволосый кучерявый парень, стоя на тротуаре в ожидании зеленого сигнала светофора. – Нет, Света, нет. Нет, я не целовался с той блондинкой. Нет, я не строил ей глазки. Нет, я за ней не ухаживал весь вечер. Света, ты достала своей ревностью. Что «Денис»? Смею тебе напомнить, я уже восемнадцать с половиной лет Денис. Да, Света, я помню, где ты меня нашла. Да, Света, я помню, что ты вывела меня в люди. Нет, Света, я не пытаюсь от тебя избавиться. Нет, Света. Все, Света, пока. Мне надо бежать! Как куда? Эфир у меня! Все! – и он со злостью захлопнул телефон. – Как же она достала! И зачем она мне? Ведь я же ее не люблю. Ну да, длинноногая брюнетка модельной внешности. Такая спутница и должна быть у настоящей звезды. Но только хочется ведь любви, настоящей…
Парень задумчиво смотрел в небо, и на фоне пасмурного московского неба он вдруг увидел глаза. Серо-зеленые искрящиеся глаза. Те, которые он уже не первую ночь видел во сне. Но чьи это глаза, он сказать не мог. Ведь у Светки глаза были того цвета, какого цвета в них сегодня были линзы. Но такого красивого серо-зеленого цвета они не были никогда.
Задумавшись, молодой человек шагнул на проезжую часть, даже не заметив, что зеленый сигнал уже почти перестал мигать. Все так же думая об этих серо-зеленых глазах, он даже не успел понять, что произошло, когда из-за поворота на полной скорости выскочил черный джип и пролетев по пешеходному переходу, подбросил молодого человека, как тряпичную и беспомощную куклу. Тело безвольно упало на асфальт, а джип, не останавливаясь, пролетел по улице и скрылся за следующим поворотом.

Евгения Васнецова, обычная десятиклассница обычной средней школы проснулась сегодня на пятнадцать минут раньше того времени, когда должен был прозвонить будильник. Осознав это, Женя даже удивилась.
- Надо же, давно со мной такого не происходило, - пробормотала девушка. -
Ну, раз все еще спят, надо воспользоваться ситуацией и попасть в ванную первой!
Женька весело соскочила с кровати и напевая под нос, побежала в душ. Когда она вышла, вся ее большая семья еще только сползалась на кухню завтракать.
- Эгегей! – весело воскликнула Женька, ворвавшись на кухню маленьким ураганчиком. – А что вы все такие заспанные? Проснись и пой, проснись и пой, попробуй в жизни хоть раз не выпускать улыбку из открытых глаз!
Маша, самая старшая из сестер Васнецовых, смерила Женю убийственным взглядом и потянулась за банкой кофе.
- Ну, с вами тут скучно! Сегодня же суббота, выходной!! Поэтому я сейчас на пробежку, а потом… А потом не знаю, может, на тренировку. Всем пока!
С этими словами Женька подхватила свою сумку, воткнула в уши плеер и выбежала из квартиры.

Она бежала по парку, улыбаясь новому дню и каким-то своим мыслям. Остановилась, посмотрела на часы, сделала пару наклонов и побежала дальше.
- Ну все, еще минут 10 и можно бежать домой, - подумала Женька.
И вдруг на боковой аллее, на скамейке она заметила кучерявого паренька приятной наружности. Он сидел и тихонько что-то наигрывал на гитаре. Женьке стало интересно, и она подбежала поближе, чтобы послушать.

- Все говорят: Вставай, вставай...
И хочется закрыть глаза,
Но ты глаза не закрывай.
Не закрывай! - кричат грачи,
Ты слышишь, потерпи, родной.
И над тобой стоят врачи,
И кто-то говорит: Живой.*

- Неплохо играешь, - не смогла промолчать Женька. – И голос приятный.
Парень резко оборвал мелодию. И поднял удивленные глаза:
- Ты хочешь сказать, что ты меня слышишь? И… видишь?

*О.Митяев «В осеннем парке»



Спасибо: 42 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 802
Настроение: Ежики - сила! Ежики - вперед!
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 7

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.09 17:10. Заголовок: Часть 2. - А почему..


Часть 2.

- А почему это я не должна тебя видеть и слышать? – с вызовом спросила Женька. – Я похожа на глухую или слепую?
- Да нет, - растерялся парень. – Я не хотел тебя обидеть. Просто понимаешь, с некоторых пор люди меня не видят и не слышат. Как будто меня просто нет.
- Ты смеешься? – с подозрением поинтересовалась Женя. – Или разыгрываешь?
- Да нет, если бы я тебя разыгрывал. Какой-то жестокий розыгрыш получается. Ты просто понаблюдай за людьми вокруг.
Женя опустилась на скамейку рядом с парнем.
- Ну, если ты меня разыгрываешь, - начала было девушка, но тут же осеклась, потому что пожилая дама, проходившая мимо скамейки, злобно зыркнула на нее и процедила сквозь зубы: «Ну вот молодежь пошла! Накурятся, обколятся и разговаривают сами с собой! Тьфу!»
Женя подняла полные изумления глаза на парня. Он только пожал плечами:
- Вот видишь, а ты не верила. А я вот так вот уже несколько дней существую. Как будто меня нет.
Женя смотрела на парня, не в силах поверить в происходящее. Нет, она, конечно, любила сказки и фантастику, но убедить себя в том, что сказка и фантастика стала реальностью, было почти невозможно. Девушка протянула руку и робко дотронулась до руки парня. Он был материальный, и от него веяло теплом.
- Ну что, проверка пройдена? – усмехнулся парень. – Как видишь, для тебя я материален. А вот для других почему-то нет. Кстати, раз уж мы оказались в такой забавной ситуации, может, познакомимся. Меня зовут Денис. Денис Воронцов.
- А я Женя, - смущенно представилась Женька. – Женя Васнецова. А почему тебя вижу только я? – никак не могла успокоиться она.
- Не знаю, - честно ответил Денис. – Может, какое-то странное совпадение. Или просто такие извращенные игры судьбы. Ну, а чем ты занимаешься? Надеюсь, я не слишком любопытный. Просто понимаешь, мне уже несколько дней абсолютно не с кем поговорить.
- Да ничего, - улыбнулась Женька. – Чем занимаюсь? Да так, учусь, играю в футбол, воюю с сестрами – их у меня целых четыре, - Женька не знала, почему вдруг разговорилась с этим в общем-то незнакомым парнем. Да еще и со странностями. Но она вдруг почувствовала, что нужна ему. Если она единственная, кто его видит, то она должна ему помочь. А еще Женя боялась себе признаться в том, что этот смешной кучерявый парень ей тоже нужен. Даже за короткое знакомство она почувствовала какую-то тягу к нему. – Ну а ты-то чем занимаешься? Или… занимался? И что же с тобой случилось?
- Да если бы я знал, что случилось, - грустно ответил Денис. – Я ди-джей на одном известном радио. И я помню лишь, как стоял на тротуаре и ждал светофора. А потом он вроде как замигал… И все. Дальше темнота. А потом я уже оказался вот в этом парке. И вдруг понял, что меня никто не видит и не замечает. И так я уже существую где-то четыре дня. Самое странное, что я не хочу ни есть, ни пить, ни спать. Интересно, что же со мной случилось. Может, - Денис судорожно сглотнул, - я умер?
Женька вздрогнула и положила руку на плечо парню, пытаясь его успокоить. Но она не нашлась, что сказать.
- Черт, как же я забыл! – вдруг воскликнул Денис. – Радио! У меня же должен был быть эфир. И я на него не явился! Значит, шеф должен был меня искать. Значит, они могут знать, что со мной случилось! Побежали! – он схватил Женьку за руку и сдернул со скамейки.
- Куда? – на бегу спросила Женя.
- На радио! У нас там как раз ведущего искали. Вот ты туда и устроишься. Так мы и выясним, что со мной случилось.
- Стой! – резко остановилась Женя.
- Что случилось? – удивленно спросил Денис.
- Я, конечно, рада, что ты так мне доверяешь, но дело в том, что я никогда на радио-то не работала. Я и слово «радио» знаю только потому, что пятилетним ребенком нашла у бабушки старый-старый радиоприемник и спросила, что это. Так что тут я полный профан. Ничего не получится, - печально заключила Женька.
Денис подошел к ней и осторожно взял ее за руку:
- Все получится, слышишь? Я буду рядом и буду давать тебе советы. А теперь пойдем.

- Нет, ну что мне делать? Был у меня один ди-джей, а теперь ни одного! – бушевал Сан Саныч, главный продюсер радио «Активное». – и ведь ни одной кандидатуры подходящей. То какие-то полные дуры, то самоуверенные наглецы, то просто не от мира сего. Хоть радио закрывай, честное слово!
И тут железная дверь студии приоткрылась, и в щели появилась светловолосая голова.
- Можно? Здравствуйте! Я тут, это… По объявлению, в общем. Вам ди-джеи нужны? Меня зовут Женя Васнецова.
- Ди-джеи? – обрадовался Сан Саныч. – Конечно, нужны! Ты когда-нибудь с радиоаппаратурой работала?
Девушка на секунду замолчала, скосив глаза вбок, потом еле заметно кивнула и уверенно ответила: «Да!»

- Ну, тогда за дело! Считай, что у тебя первое боевое крещение! – сказал продюсер и указал Жене на крутящийся стул у микрофона. Женька попыталась унять свое безумно стучащее сердце и в поисках поддержки затравлено оглянулась на Дениса, который удобно расположился на диване. Парень ободряюще ей улыбнулся.
«Так, микрофон к себе, наушники на голову и не бояться!» - мысленно повторила Женя инструкцию, полученную от Дениса по дороге на радио.
- Здравствуйте! В эфире радио «Активное» и я, его новая ведущая, Евгения Васнецова!

- На этом мы заканчиваем наш эфир! Всего хорошего и до новых, надеюсь, встреч! – Женька откинула наушники и со счастливой улыбкой посмотрела на Дениса. Тот восхищенно показал ей два больших пальца.
- Молодец! – воскликнул Сан Саныч, который на протяжении всего эфира неотрывно следил за девушкой. – Считай, что работа твоя! Ты просто находка для нашего радио! Ты почти так же хороша, как наш предыдущий ди-джей, - в голосе Сан Саныча послышалась грусть.
Бросив взгляд на Дениса, Женя заметила, как тот напрягся и весь превратился в слух. Пора было действовать.
- Предыдущий? – как можно беззаботнее переспросила Женя. – А что с ним случилось? Уволился?
- Да нет, - задумчиво ответил Сан Саныч. – В больнице он. Несчастный случай. Сбила машина. Врачи говорят, может не выкарабкаться. Даже если выживет, то последствия для организма непредсказуемы.
Краем глаза Женька увидела, как Денис побледнел и выскочил из студии. Она знала, что нужно бежать следом, но ей осталось выяснить только одну вещь.
- И в какой же больнице такие пессимисты работают? – как бы невзначай поинтересовалась она.
- В 68-ой, - ответил Сан Саныч. – Ну все, иди. На сегодня все. А завтра жду тебя на работу.
- Спасибо! – крикнула Женька, уже вылетая из студии.

Дениса она нашла в парке у студии. Он сидел на скамейке, уронив голову на руки.
Женька села рядом с ним и погладила его по голове.
- Все будет хорошо, - пробормотала она. Правда, она сама была в этом не уверена.
Денис поднял голову. В глазах блестели слезы.
- Что хорошо? Что хорошо, Женя? Ты же слышала – я в больнице. Могу не выжить. Даже если выживу, кем я буду? Растением, не способным ни на какие действия? Зачем мне это? Ведь я такой молодой. У меня же вся жизнь впереди. Я не хочу умирать!! Прости, Жень, что втянул тебя в это. Прости. Забудь все, что было. И меня забудь. Я безнадежен.
Денис встал и направился вглубь парка. Теперь ему уже некуда было торопиться и некуда идти.
- Денис, подожди! – крикнула Женя. – Я тебя не брошу! Мы найдем выход, слышишь?!

68-ая городская больница встретила их холодным равнодушием белых стен. Женька, озираясь и зябко дрожа, вошла в приемный покой.
- Ну, и что мы будем делать? – как можно тише поинтересовалась она. Девушка не сомневалась, что тут есть психиатрическое отделение, в которое ее с успехом могли уложить, если заметят, что она разговаривает сама с собой.
- Ну, ты же у нас полководец, - усмехнулся Денис, который все еще не верил, что подчиняется этому абсурдному плану. – Подойди в регистрацию, спроси, где моя палата. Представься сестрой из… Допустим, Нерюнгри. Они проверять не будут. Это где-то около Якутска. А если и будут, то там у меня действительно где-то сестра живет.

Тишину палаты нарушал только мерный писк приборов. Денис, точнее его телесная оболочка, лежал на кровати, окутанный безумным количеством проводков. Лицо закрывал аппарат искусственного дыхания.
- Ну и как тебе это печально зрелище? – грустно спросил у Жени Денис. – Не Ален Делон, правда?
Женя стояла, не в силах произнести ни слова. В сердце что-то судорожно сжималось и разжималось, когда она смотрела на лежащего на кровати Дениса. Как будто она могла потерять кого-то безумно дорогого.
Сморгнув подступившие слезы, она повернулась к врачу, который стоял рядом.
- Так что все-таки с ним? Я приехала издалека, как только узнала о несчастье. Но подробностей не знаю.
- Девушка, ничего утешительного я Вам сказать не могу. Это кома. Она непредсказуема.



Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя
Спасибо: 44 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 906
Настроение: Ежики - сила! Ежики - вперед!
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 8

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.11.09 19:30. Заголовок: Часть 3. Женька пул..


Часть 3.

Женька пулей вылетела из больницы и остановилась у перил крыльца. Сердце бешено стучало, воздуха не хватало. На глаза наворачивались слезы. Девушка несколько раз судорожно всхлипнула и вдруг почувствовала теплую руку на своей спине. Подняв покрасневшие глаза, она увидела встревоженное лицо Дениса и заставила себя улыбнуться. Она должна быть сильной! Ради него. Ведь это именно она дала ему надежду, что все будет хорошо.
- Ну, ты как? – только и смогла выговорить Женя.
- Очень странно, - признался Денис. – Так странно понимать, что ты как бы существуешь в двух местах. Твое тело лежит там, наверху, а душа бродит по городу и живет своей отдельной жизнью. И даже не понятно, что в таких случаях делать. Книжек-то по таким ситуациям не написано.
- Да уж, - задумчиво пробормотала Женька. – И что будем делать?
- Ждать, - просто ответил Денис. – Ты же сама слышала, что сказал врач. Надо ждать. Если я очнусь, то выживу.
- Он еще сказал, что умереть ты можешь в любой момент, - почти беззвучно прошептала Женя. От этих слов сердце болезненно сжалось.
Денис легко сжал ее ладонь.
- Я не умру, - пообещал он. – Уже хотя бы ради того, чтобы не расстраивать тебя.

Они шли по аллее парка.
- А у тебя есть… любимая девушка? – Женя не знала, что заставило ее задать этот вопрос.
- Девушка – была, - грустно ответил Денис. – а вот любимая… Наверное, нет. Кстати, врач сказал, что за прошедшую с момента аварии неделю ко мне никто не приходил. Значит, Светка не приходила. Действительно, зачем ей парень-растение? Ей был нужен парень-звезда. Парень - супергерой. Видимо, мы не любили друг друга. Ни секунды. Просто существовали рядом. Каждый для своей цели…
Женька понимающе кивнула, стараясь унять пустившееся вскачь сердце. «Чему ты радуешься, дурочка? – пыталась вразумить себя она. – Он лежит в коме, еще непонятно, выживет или нет. А ты радуешься, что у него нет девушки. Вот только не говори, что ты влюбилась в привидение».

Начинало темнеть. Денис и Женька бродили по парку, вдали от оживленных аллей, чтобы люди не удивлялись Женьке, которая разговаривала сама с собой. Они смеялись, веселились и ребячились, играли в догонялки и прятки. Вот только в прятках всегда водил Денис. Женя слишком боялась, что если Денис спрячется, то исчезнет навсегда. С их знакомства прошла совсем немного времени, но им казалось, будто они знают друг друга всю жизнь.
Уставшие и счастливые они упали на скамейку. Женька вдруг сладко зевнула и посмотрела на часы.
- Ой, сколько времени-то уже. Мне пора домой, - печально протянула она. – Ты точно не исчезнешь? – испуганно спросила Женя.
- Тут я не в силах что-либо сделать, - грустно улыбнулся Денис. – Но если завтра я еще буду таким и никуда не исчезну, то точно приду к тебе. Ведь ты же без меня эфир не проведешь, - щелкнул он девушку по носу.
- Ах, так! – взвизгнула Женька. – Тогда догони! – и она рванула по аллее в направлении дома.

Остановились они уже у подъезда.
- Все, мне пора, - тихо сказала Женя. – Пообещай мне, что завтра придешь. А то я не усну.
- Приду, - пообещал Денис. Пообещал не столько Жене, сколько себе. – Обязательно приду.
- Тогда… До завтра? – нерешительно выдохнула Женя.
- До завтра, - улыбнулся Денис.
Васнецова выпустила его руку и побежала к подъезду. Но у самой двери, уже открывая ее, вдруг повернулась и помахала стоявшему парню рукой. Денис улыбнулся и помахал ей в ответ. Да так и остался стоять с поднятой рукой. Потому что в свете городского фонаря он будто впервые увидел ее глаза. Те глаза, которые он каждую ночь до аварии видел во сне.
Серо-зеленые искристые глаза.


Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 33 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 940
Настроение: Ежики - сила! Ежики - вперед!
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 8

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.11.09 23:02. Заголовок: Часть 4. Прода полу..


Часть 4.

Скрытый текст


Женька открыла глаза с первыми лучами солнца. Сон, пришедший только под утро, исчез без следа. На смену ему пришел страх. Безумный страх, что все, произошедшее вчера – только выдумка, сон, плод ее больного воображения. Борясь с этими кошмарными мыслями, она наскоро перекусила и выбежала на улицу.
- Ну и куда ты так рванула? – раздался насмешливый голос у нее за спиной, заставивший ее резко обернуться. На скамейке у подъезда сидел Денис. Женька счастливо улыбнулась. Так значит, это был не сон.
- Доброе утро! – поздоровалась она. – Ты здесь всю ночь просидел?
- Не совсем, - уклончиво ответил Денис. – Так, погулял вокруг. Да мне и идти-то некуда. И спать я не хочу. Поэтому решил подождать тебя здесь. Кстати, это тебе, - откуда-то из-за спины парень вынул нежно-розовую розу.
Женька благодарно зарылась носом в благоухающие лепестки. Этот любимый с детства запах заставлял ее чувствовать себя абсолютно счастливой.
Девушка не могла сдвинуться с места и просто стояла и смотрела в глаза Денису. В эти глаза, которые меньше чем за сутки знакомства стали ей дороже всех драгоценных камней планеты. И сейчас больше всего на свете Женя боялась, что эти прекрасные глаза могу закрыться навсегда, что она может их никогда больше не увидеть…
- Ну что, ты так и будешь меня гипнотизировать, или мы все-таки пойдем на радио? – улыбнулся Денис. – Шеф опозданий не прощает!
Женька легко рассмеялась, схватила Дениса за руку, и они побежали к радиостудии.

- А с вами вновь была я, Евгения Васнецова. Бодрого вам утра, светлого дня и романтического вечера! До новых встреч! – Женька отключила микрофон и радостно прокрутилась на кресле. Эта работа ей определенно нравилась. Она обернулась на Воронцова, вальяжно раскинувшегося на диване, и поймала на себе его восхищенный взгляд. От этого ощущение собственной победы только усилилось. Женя была готова броситься на шею Денису сию же секунду, но решила не шокировать шефа и Жору, звукорежиссера радио. Поэтому она просто подмигнула Денису и повернулась к Сан Санычу.
- Женя, да ты просто находка для нашего радио! – радостно воскликнул тот. – Считай, что ты теперь работаешь у нас всегда! Если Воронцов вернется, вы составите отличный дует. И наши рейтинги просто взлетят! Теперь главное, чтобы он выкарабкался…
- Да, - тихо прошептала Женя. – Главное, чтобы выкарабкался… Если бы вы знали, как мне это нужно.

Они брели по парку. Ни о чем ни говоря. Они просто молчали. Ведь не так ценно вдвоем говорить, гораздо ценнее вдвоем молчать. Вдруг Женька почувствовала, как рука Дениса нащупала ее ладонь и робко ее сжала. Девушка смущенно покраснела, но в ответ с жаром сжала руку Дениса. Дальше путь они продолжали уже держась за руки. Рука в руке. И не глядя друг на друга. Ведь любить – не значит смотреть друг на друга… Любить – значит смотреть в одну сторону.

- А знаешь, - спустя некоторое время нарушил тишину Денис. – Я тут ночью, гуляя, наткнулся на одно потрясающее место. Я хочу подарить его тебе. Пойдем?
- Пойдем, - решительно выдохнула Женька. За ним она была готова идти хоть на край света.
Денис провел ее дворами к одной из современных многоэтажек, которые в последние годы заполонили их район. Там они поднялись на самый верхний этаж. Дальше путь на крышу проходил через железную отвесную лестницу, за которой путь перекрывался металлическим люком.
Воронцов взобрался по лестнице, легко откинул люк и протянул Жене руку. Женя, боязливо посматривая на непрочную конструкцию лестницы, с помощью парня все-таки смогла подняться. Ее взору открылась совершенно плоская крыша с торчащими из нее вентиляционными шахтами. На секунду замешкавшись, Женя мгновенно потеряла из поля зрения Дениса. А одной на крыше становилось неуютно.
- Денис, - с опаской позвала Женя. Парень вынырнул из-за ближайшей трубы.
- Пойдем, - протянул он руку. – Знаешь, всегда боялся высоты, - признался Денис. – А сейчас не боюсь. Может, потому что умирать уже не страшно. Да и непонятно, могу ли я в таком своем воплощении умереть. Ну, что ты? – испугался парень, увидев, как Женькины глаза расширились от страха. – Никуда я от тебя не денусь!
Он подвел Женю к краю крыши.
-А вот это я и хотел тебе подарить!
Женька смотрела, не отрываясь, на город внизу. На город, который только зажигал первые огни, кутаясь в сиреневых московских сумерках. На родной город, который она никогда не видела таким. На город, который был ей просто подарен смешным кучерявым парнем. Парнем, в которого она влюбилась без памяти и которого всем своим существом мечтала спасти.
Слезы и слова застряли в горле. Не в силах что-либо сказать, она повернулась к Денису и растворилась в его глазах. Сердце стучало все быстрее и быстрее. А лица двух влюбленных людей становились все ближе и ближе друг к другу. Не отдавая себе отчета в своих действиях, Женя закрыла глаза и потянулась навстречу Денису. В то же самое мгновение она почувствовала его теплые руки у себя на талии. А спустя еще мгновение его губы накрыли ее губы жарким поцелуем. Женька перестала дышать. Она боялась сделать неловкое движение и разбить эту чудесную сказку, рассеять эту невозможную мечту.
Сколько прошло времени прежде, чем они смогли оторваться друг от друга, сказать никто из них не смог бы. Горящие и счастливые глаза говорили лучше слов. И не нужно было уже признаний в любви. Их глаза и губы сказали все за них.

Уже совсем смеркалось, когда они подошли к Женькиному подъезду. Держась за руки, они еще долго простояли молча, прежде чем Денис решил признаться.
- Знаешь, я уже несколько часов чувствую себя как-то странно. Как будто нахожусь в двух местах. Я здесь, с тобой. И в то же время я почему-то рядом со своим телом. Я вижу его. И вижу, как импульс на мониторе становится реже. Я не знаю, что происходит. Я так боюсь сейчас уйти навсегда. Сейчас, когда я нашел тебя. Я искал тебя всю жизнь. Я только сейчас понял, что жизнь до этого была никчемной. Просто оттого, что там не было тебя. Я боюсь тебя потерять… Я боюсь оставить тебя одну. Я очень боюсь исчезнуть сейчас.
- Я безумно боюсь тебя потерять, - прошептала в ответ Женя. – Еще и потому, что я не знаю, будешь ли ты меня помнить, когда очнешься. Если очнешься…
Вместо ответа Денис притянул Женю к себе и жадно поцеловал. Но это был уже не тот робкий поцелуй, который он подарил ей на крыше. Нет, он был жадным, страстным, извиняющимся, познающим и… прощающимся… Когда Женя это поняла, она вдруг похолодела и оцепенела. Она прижала к себе Дениса, будто пытаясь слиться с ним в одно целое. Но вместе с тем чувствовала, как он уходит. Уходит, исчезая безумно прекрасным светом.
Свет ослепил безумной красотой, и Женя почувствовала, что ее руки уже обнимают пустоту. Она уже даже не пыталась вытирать катящиеся по щекам слезы. Она просто опустилась на колени. Жизнь ушла. Ушла вместе с исчезновением этого видения, этого счастья.
Опустевшие глаза ничего не видели, поэтому она скорее не увидела, а нащупала свернутый в четыре раза листок бумаги, упавший к ее ногам. Непослушными руками она развернула листок. Сквозь пелену слез начала читать строчки, выведенные неровным почерком. Она сразу поняла, что это было написано рукой Дениса.
«…Если бы я знал, что сегодня я в последний раз вижу тебя спящей, я бы крепко обнял тебя и молился Богу, что бы он сделал меня твоим ангелом-хранителем.¬
Если бы я знал, что сегодня вижу в последний раз, как ты выходишь из дверей, я бы обнял, поцеловал бы тебя и позвал бы снова, чтобы дать тебе больше.
Если бы я знал, что слышу твой голос в последний раз, я бы записал на пленку все, что ты скажешь, чтобы слушать это еще и еще, бесконечно.
Если бы я знал, что это последние минуты, когда я вижу тебя, я бы сказал: «Я люблю тебя», и не предполагал, глупец, что ты это и так знаешь.
Всегда есть завтра, и жизнь предоставляет нам еще одну возможность, что бы все исправить, но если я ошибаюсь и сегодня это все, что нам осталось, я бы хотел сказать тебе, как сильно я тебя люблю, и что никогда тебя не забуду…»
Сердце затрепетало светлой грустью, и, подняв глаза к небу, Женька зарыдала…

...Продолжение следует...

Скрытый текст



Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 36 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 1377
Настроение: Не решить, кто из нас и кому больше нужен...
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 14

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.12.09 00:07. Заголовок: Часть 5.Завершающая...


Часть 5.Завершающая.

Женя плохо понимала, как она добралась до квартиры. Руки с трудом цеплялись за стены, перед слепыми глазами горели огнем строчки письма, в ушах звучал голос Дениса, а дрожащие губы беззвучно бормотали страшную догадку: «Умер… Умер… Умер»
Оцепеневшие пальцы нащупали в кармане ключи. Только шестая или седьмая попытка попасть ключом в замок увенчалась успехом. Два оборота и Женька буквально ввалилась в полумрак прихожей. Вся семья спала, и видела уже десятый сон. Девушка поблагодарила небо за то, что хотя бы не надо объяснять кому-то свое состояние.
Не раздеваясь, Женька упала на свою кровать. Провалиться, провалиться… Провалиться в забытье. Чтоб сердце не разрывалось на части. Чтобы не задыхаться от слез. Чтобы просто забыться…
Но как ни просила Женя, сон не шел. Время текло. Или не текло. Оно просто остановилось ночным киселем вокруг. Прошло два часа. Или час. Или полчаса. Или пять минут. Удары сердца с трудом отмеряли секунды. Женя поднесла руку к лицу и только сейчас поняла, что все это время по щекам, не останавливаясь, текли слезы.
Не в силах заснуть, девушка пошла в ванную, чтобы умыться. Подняв лицо, случайно увидела свое отражение. В первый момент даже отшатнулась. Красные веки, расширенные зрачки, а за ними – пустота… Как будто внутри умерло все, чем она жила. Женя в очередной раз порадовалась, что мама спит. Она бы просто испугалась, заглянув в глаза средней дочери.
Вернулась в комнату. Села на кровать. Вот и все. До утра. До утра теребить в ладонях розу, до утра гладить пальцами листок. До утра… До которого он не дожил…

Холодный рассвет встретил Женьку у подъезда на скамейке. Она сидела, кутаясь в голубой шарф, все так же сжимая в озябших пальцах драгоценный листок. Будто на секунду очнувшись, посмотрела на часы.
- Скоро эфир, - промелькнула чужая, нездешняя мысль. Но надо было идти. Просто ради того, чтобы дело которым жил Денис, жило и после него.

На негнущихся ногах она дошла до студии. Ей показалось, что у двери ее встретила стена убивающей тишины. Жора был все так же молчалив, но только еще более угрюм. Шефа не было. Женька боялась спросить звукорежиссера о Денисе. Слишком боялась, что ее догадка окажется правдой, и Жора просто трагически опустит глаза. И сердце умрет окончательно, рухнув в пустоту отчаяния.
Наушники. Микрофон. Эфир. А там миллионы слушателей, которым плевать на твои проблемы. Слушатели, которым нет никакого дела до того, что сердце самого лучшего и самого нужного тебе человека остановилось… Они включили радио в автомобиле по пути на работу, на кухне, приготавливая завтрак, или просто фоновой музыкой, и они не должны слышать слез в твоем голосе.
- Доброе утро! – услышала Женька свой незнакомый голос. – В эфире радио «Активное», и вами я, Евгения Васнецова.
Эфир тек свои чередом, вот только больше всего Женька боялась оглянуться на диван и в очередной раз убедиться, что Дениса там нет. «И не будет…» - услужливо подсказало подсознание. Женька загнала эту мысль подальше в глубь подсознания, чтобы голос не дрожал. Ведь слушатель хочет приятный звук, а не истеричку в эфире.

- Ну вот и все! Счастливого дня и до новых встреч! С вами была я, Евгения Васнецова! – выдохнула Женька в микрофон завершающую фразу.
Стянула наушники и сложила на груди руки. Сердце все так же билось через раз. И Женя была уверена, что глаза остались такими же пустыми, как были ночью. Махнув на прощанье Жоре, она вышла из студии.
Разум подсказывал, куда надо идти. В больницу. Но именно туда она отказывалась идти. Больше всего Женька боялась услышать приговор: «Мне очень жаль. Ваш брат умер. Примите наши соболезнования». Она просто не могла этого услышать. Этих слов, подтверждающих ее догадку.
Без сил она опустилась на скамейку и, закрыв лицо руками, заплакала.

- Не плачь, слышишь? А то я уйду. Я же обещал, что не буду расстраивать тебя.
- Денис? Ты мне снишься?
- И да, и нет. Ты спишь, мое солнышко, и не спишь. Ты только не плачь.
- Ты никуда не уйдешь?
- Теперь никуда. Я всегда буду с тобой.
- Ты теперь мой ангел-хранитель? Стой… Куда же ты? Ты же обещал!


- Ты же обещал, - прошептала Женька, с трудом открывая глаза, боясь отпускать этот сон, боясь вместе с ним потерять Дениса навсегда.
Уставшие от бессонной ночи глаза с удивлением рассматривали огромный букет светло-розовых роз, оказавшийся на коленях. Женя нерешительно протянула руку и погладила нежные лепестки.
- Я же говорил, что никуда от тебя не денусь, - Жене показалось, что она все еще спит. Она боялась повернуть голову туда, откуда раздавался голос. Она просто протянула руку и почувствовала горячие пальцы на своей похолодевшей ладони. И только тогда решилась поднять глаза.
Лицо. Родное, любимое, такое, каким она его запомнила. Вот только пара ссадин отличали тот образ от этого. Но именно они подтверждали то, о чем сердце кричало с невообразимым счастьем.
А дальше не было слов. Только объятия, поцелуи и обжигающее дыхание. И только когда первое счастье укрепилось в своих правах и страх расстаться исчез, они смогли остановиться.
- Тебя выписали? – только и смогла произнести Женька, утонув в этих бездонных глазах.
- Да, - прошептал Денис, гладя рукой ее волосы. – Врачи сказали, что это чудо. Во-первых то, что при аварии я умудрился ничего не сломать, а во-вторых то, что я очнулся без каких-либо последствий.
Женька, не в силах что-либо произнести, просто прижалась к нему. Теперь он будет всегда рядом, она это точно знала.

Это был первый эфир, который они вели вместе. Сан Саныч не мог нарадоваться на эту пару. Всего два дня знакомы, а уже так чувствуют друг друга в эфире. И только Жора понимающе улыбался, глядя, как горят глаза ди-джеев. А Женя и Денис не видели и не слышали никого. У них были они. И больше ничего не надо.

[center]***[/center]

- Ура, папа пришел!! – пятилетняя девочка скатилась с горки прямо в раскрытые объятия отца. Он легко поднял ее над головой, прокрутил и поставил на землю, предварительно чмокнув в кучерявую макушку.
- Саш, а где мама? – спросил отец, оглядывая оживленную детскую площадку.
- Да там, на скамейке, - махнула рукой девочка. – Она сказала, что Сережка толкается, и ей надо присесть. Па, я еще покатаюсь, ладно?
- Конечно, беги, - улыбнулся отец. Девочка радостно помахала ему и побежала к лестнице на горку.
Мужчина подошел к сидевшей на скамейке женщине и легонько поцеловал ее в щеку, пробуждая от задумчивости. Легонько сжал руку с поблескивающим обручальным кольцом.
- О чем думаешь, любимая? – спросил он, усаживаясь рядом. – Сашка сказала, что у нас футболист растет, - улыбнулся он.
- Уже проболталась, - засмеялась женщина. – Ну да, футболист, - погладила она свой круглый живот. - И будут у нас футболист и болтушка. Хотя кто еще мог родиться от союза спортсменки и ди-джея? Воронцов, ужинать будешь? Тогда вытаскивай Сашку с горки и пошли домой.
Денис усмехнулся, помог жене подняться и пошел к горке за дочкой.

Когда Сашка уже видела десятый сон, ее отец тихо подошел к жене и положил ей руки на плечи. Женя крепко сжала его ладони.
- О чем ты думаешь? – нарушил тишину Денис.
- Я до сих пор больше всего на свете боюсь тебя потерять, - с грустью сказала Женя.
- Никуда я от тебя не денусь, - повторил он слова, которые вот уже семь лет повторял ей каждый день. – Пойдем спать?
Женя молча кивнула.
В наступившей тишине было слышен только мерное тиканье часов. Город уснул. И только единственный ночник в спальне отражался на кулоне Жени, теперь уже Евгении Сергеевны Воронцовой. Кулоне из чистейшего стекла, в котором навсегда застыла роза. Та самая, которую когда-то призрак ее будущего мужа подарил ей.
И лишь одна строчка жидким серебром растеклась по стеклу кулона:
«Между небом и землей. Навсегда с тобой…»

Конец!

Тапочки, камни, гранаты и прочие тяжелые и не очень предметы принимаются круглосуточно вот тут: http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000060-000-0-0-1259609280

Скрытый текст




Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 30 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 2261
Настроение: А Ежик всех-всех любит!!!
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 34

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.01.10 00:23. Заголовок: Ты так похожа на нее...


Автор: Ежик в тумане
Название: Ты так похожа на нее...
Статус: закончен
Размер: макси
Бета, Гамма: Маруська (просто )
Пейринг: ЖиВ (скорее просто В. Читайте и узнаете)
Жанр: Gen, Angst, POV, OOC, AU
Рейтинг: PG-13 /T/
Дисклеймер: все права создателям ПД
Саммари: Потерять любовь... что может быть сложнее? А что делать, если у тебя на руках остается ребенок? Чужой ребенок? Как не предать память и не сойти с ума? Как найти общий язык с незнакомым тебе малышом? Сможешь ли ты стать ему родным и нужным?
Предупреждение: Да-да-да. Почти весь фик на первом плане один Воронцов. Но так надо...
От автора: Спасибо Маруське, DanSo и By Myself за поддержку идеи. Без вас бы я не решилась реализовать такую нестандартную для нашего форума вещь


Комментарии, тапочки и гранаты, пожалуйста, сюды: http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000119-000-0-0-1262545341


Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 15 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 2262
Настроение: А Ежик всех-всех любит!!!
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 34

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.01.10 00:27. Заголовок: Я не помню этот день..


Я не помню этот день. Я вообще до того момента ничего не помню. До момента, когда моя жизнь разделилась на "до" и "после". Причем "после" и жить как-то уже не хотелось... А пришлось.

Обычный день. Обычный утренний кофе. Привычно нажимаю на кнопку включения телевизора. И вижу твое лицо... Вдавливаю кнопку увеличения громкости и как сквозь подушку слышу слова диктора: "Трое российских журналистов пропали без вести в районе замлетрясения в штате Колорадо. Вот их имена: Сергей Валов, Алексей Осталов и Евгения Васнецова. Поисковая операция продолжается, но шансы найти журналистов живыми тают с каждой секундой. Мы следим за судьбой наших коллег".

Вот и все. Несколько предложений. И теперь есть только "после". Как будто никогда не было "до".

Ищу ключ. Весь алкоголь убран под ключ. Ты ведь так не любила все эти бутылки и склянки. Что это? Я говорю о тебе в прошедшем времени?! Любила… Ты любила… Пробую на вкус этот страшный суффикс прошедшего времени. Почему у него привкус крови? Губы стягивает вяжущим ощущением потери. Женька…

Коньяк. Сколько? Сто грамм? Двести? Да неважно. Ты уже никогда не отберешь у меня бокал. Как делала это несколько лет назад. Женька…

Водка. Ненавижу. Но надо. Притупить боль. Остановить сердце. Ему все равно без тебя биться вхолостую. Женька…

Телефон. Пронзительная трель на глубине подсознания. Что еще? Кому я нужен? Нет меня, слышите… Я хочу забыть все. До сегодня ничего не было. И после уже не будет… Десять звонков. Отключились. Правильно. «Абонент недоступен». Навсегда.

Еще звонок. Это невыносимо. Да кому я нужен?!

- Да!
- Денис… Здравствуй.
Галя. С тех пор, как она стала профессором Гарвардского университета и официально Галиной Сергеевной, для всех домашних она стала Галей. И хоть я уже очень давно не общаюсь с их семьей, для меня она все равно Галя.
- Денис?
- …
- Не молчи. Я думаю, ты слышал.
- Да.
- Я не буду говорить долго. Я хочу попросить…
- О чем?! – я взорвался. Молчать больше не было сил. – О чем ты хочешь меня попросить? Зачем ты вообще мне звонишь? У вас от нее осталось хоть что-то! У меня - ничего! Даже воспоминаний! Она сама их стерла! Зачем мне ее телефон, если я не могу позвонить? Зачем ей мой телефон, если она никогда не звонила?! У вас есть память о ней! У меня же нет ничего. А без нее теперь нет даже жизни…
Галя терпеливо молчала. Она всегда отличалась тактичностью.
- Денис, я понимаю тебя. Мне неудобно просить тебя… но… У мамы из-за этого всего случился инфаркт, ты понимаешь, все непросто… Мы не можем всего успеть. А ты справишься, я думаю. Денис, у Жени осталась дочь. Приемная. Теперь у девочки нет никого.

Скрытый текст



Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 49 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 2277
Настроение: А Ежик всех-всех любит!!!
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 34

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.01.10 23:27. Заголовок: Спасибо за комментар..


Скрытый текст


Кофе. Которая уже это чашка за последние сутки? Я просто боюсь спать. Потому, что пока я не сплю, идет день, когда ты еще есть. А вдруг я усну, а завтра тебя уже нет? Совсем нет. И надежды нет.
Холодное окно холодного кафе. Холодное утро. Холодный мир... А мне горячо. Горячо от слез, которые сжигают изнутри. Говорят, надо плакать. Так легче. Но я... не могу.

Звонок дверного колокольчика. А она изменилась. Все-таки профессор Гарвардского университета не может ходить с косичками. Аккуратная укладка, строгий костюм и неизменные очки. Именно так сейчас выглядела девушка, вошедшая в кафе. Я поднял руку:
- Галя! – она обернулась на голос, слегка кивнула и села за мой столик.
- А ты все такой же, - начала Галя после минутного молчания. И вновь замолчала.
- Только синяки под глазами не красят, да? А еще перегар, наверное, тоже шарму не придает, - я начинал опять злиться. Только уже на себя. Я несу чушь. Мы здесь не за тем, чтобы она меня жалела. Не надо мне жалости. Сам виноват.
Галя молчала. Я видел, как она несколько раз пыталась заговорить, но останавливалась, пристально вглядываясь в стол. Я проследил за взглядом и вдруг заметил, как вся салфетка у моей чашки исписана нетвердым почерком. «Женя. Женя. Женечка. Женя. Женя. Женечка…» И так десятки раз. И поверх этих слов одно большое и яркое «Нет!» Я вздрогнул. Сложно представить, что все это написал я.
Я резко смял салфетку, и Галя будто очнулась. Подняла на меня полные слез глаза.
- Денис, я… То есть мы… Мы не хотели… Но мы не могли…
- Не надо. Я знаю. Это не ваши проблемы. Это наш уговор. Мы думали, мы сможем. Она смогла. А я не смог.
- Она тоже не могла, - чуть слышно прошептала Галя. И вдруг, закрыв глаза руками, всхлипнула. – Денис, я не могу говорить о ней в прошедшем времени! Ты просто не представляешь… Дома надо держаться, там мама, там Пуговка. Но просто стена безнадежности. А еще Света…
- Света? – в воспаленном мозгу вспышкой зажглось новое имя.
- Света. Дочь Жени.
- Галь, а почему ее никто из вас забрать не может? У вас же у всех нормальные семьи, а у меня даже девушки нет. Я же с детьми никогда не общался.
- Все слишком сложно, Денис. Маша вот-вот родит, Вася уже поднял на уши половину Парижа. Куда им еще ребенок сейчас? Мы с Ильей мотаемся по странам – не могу же я отказаться от лекций. А Дашка с Веником ухаживают за мамой. Женькино исчезновение ее подкосило. И потом, Денис, я думаю, Женя хотела бы, чтобы это был ты…
Сердце. Разбитое и изрезанное сердце. Ты еще имеешь силы болеть?

Я познакомился со Светой через два дня. Впервые за столь долгое время я пришел в квартиру Васнецовых. Стена боли встретила меня. Телевизор, работающий беззвучно, - звук включался только на время новостей, - и устойчивый запах корвалола. Словно запах беды.
Света… Мне казалось, я не смогу с ней заговорить. Это же была Женька. Маленькая копия Жени. Светлые косички, озорные огоньки в глазах. В карих глазах.
Я всегда знал, что приемных детей берут, учитывая, насколько они похожи на будущих родителей. Но не думал, что приемный ребенок может быть так похож… И я понял, что не смогу оставить эту малышку в беде. Как будто это дань Жене. Жениной памяти… Нет, не хочу об этом думать. Света, мы дождемся ее. Я обещаю.
- Светочка, а это – Денис! – Даша попыталась улыбнуться. Я успокаивающе кивнул ей.
- Ну что, будем знакомиться? – я присел на корточки и протянул девочке руку. Она тут же схватила ее. Краем глаза я увидел, как Даша облегченно выдохнула.
- Де-нис! – по слогам повторила малышка. – А я тебя лу-блу!
Слезы. Вот они где. В сердце.

Скрытый текст


Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 51 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 2519
Настроение: First be a woman...
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 37

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.01.10 01:02. Заголовок: А вот и я. Уже не жд..


Скрытый текст


Утро. Очередное утро с горьким привкусом потери на губах. Очередное утро, начинающееся тем, что ты тысячу раз обновляешь страничку в Интернете, мечтая и боясь, что фамилия самого дорогого тебе человека исчезнет из списка пропавших без вести.
Горячий кофе возвращает к жизни. Не время раскисать, Воронцов. Теперь ты должен жить. Не ради себя. Ради того маленького чуда, которое сейчас крадется по коридору твоей «холостяцкой» квартиры, отчаянно пытаясь не издавать звуков. Я вижу в зеркале всклокоченные светлые локоны и невольно улыбаюсь. Но я понимаю, что этот опасный хищник открыл охоту на меня, поэтому надо продолжать делать вид, что я не замечаю подготовительных маневров.
Мой домашний хищник почти достиг цели. Еще секунда – и Светочка повисает у меня на шее. Так, в этой бескровной охоте одна жертва все-таки есть – мои почти новые светлые джинсы. Кофе. Воронцов, переходи на минералочку по утрам. Ее хоть отстирывать не надо.
- Денис! – радостно крикнула мне на ухо Света. – А я тебя поймала!
- Ой, боюсь-боюсь! И что же ты будешь со мной делать, мой грозный лев?
- Пошли гулять!
Ну, как откажешь ребенку в такой просьбе?
- Хорошо! Давай так: кто быстрее оденется – тот получает на прогулке мороженое. Ок?
- Ура!! – ребенок со всех ног летит одеваться. А мне торопиться некуда. Нас в армии учили одеваться за тридцать секунд. Да и выиграть у Светы я не имею права.
Последний взгляд на экран. Жень, я все еще верю…

Вот как может такой маленький ребенок содержать в себе столько энергии? Мы гуляем уже часа два, а она ни капли не устала. Спасибо родной армии за спортивную подготовку! А то я бы уже давно осел на какой-нибудь скамеечке. Женька ведь с ней долго гуляла. Женя…

Так, а вот с прогулками надо что-то делать. У меня же и работа есть, в конце концов. Но для того, чтобы устроить Свету в садик, нужны документы. А что с документами?
- Света! – крикнул я малышке. Она слезла с качелей и удивленно уставилась на меня. – Пойдем домой!
- Денис, ты обещал мороженое! – шоколадные глаза умоляюще смотрели на меня. Ну, раз обещал, придется выполнять.

Еще в своем детсадовском детстве я четко усвоил, что ребенок после обеда должен спать. Сейчас я искренне посочувствовал своим родителям. Уложить трехлетнего ребенка – это же титанический труд. В конце концов, когда Света все-таки успокоилась, я смог добраться до папки с документами, которую мне отдали Васнецовы. Так… Васнецова Светлана Сергеевна. Ну, тут все понятно. Приемным детям часто дают отчества по дедушкам. Если отца нет. Документы об удочерении. Все по-английски. Лишний раз поблагодарил шефа, что тот заставил выучить язык. Так. Свету удочерили в трехмесячном возрасте. А Женька смелая. Взять грудного ребенка… Она всегда была смелой. Нет, не была. Она есть.
Но чтобы устроить Свету в садик, эти бумаги не подходят. Ведь непонятно, кто я ей. А действительно, кто? Бывшей парень приемной матери? Седьмая вода на киселе получается. С этим что-то надо делать. Но на это нужно время.

Номер шефа я помнил лучше, чем дату своего рождения. Да и звонок шел по выделенному каналу, поэтому дозвонился я сразу.
- Владимир Сергеевич, можно мне взять недельку за свой счет? У меня дела... личного характера.
- Конечно, Воронцов, ты ж четыре года отпуск не брал. Правильно тебя окрестили Монахом. Как будто ты в скиту живешь и работаешь только. Воронцов, один нескромный вопрос: дела личного характера хоть из-за женщины?
Я наклонился над кроваткой, в которой совсем недавно заснула Света:
- Да, из-за женщины.
- Ну, тогда святое, Воронцов! Неделю чтоб я тебя не видел.
- Слушаюсь, Владимир Сергеевич.
- Тогда до связи! И... Монах?
- Да?
- Она хоть красивая?
Света во сне что-то пробормотала и смешно сморщила носик. Я улыбнулся:
- Очень.


Скрытый текст


Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 48 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 2548
Настроение: First be a woman...
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 38

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.01.10 00:56. Заголовок: Предупреждение: прод..


Скрытый текст


Страшный день. Страшный своей безысходностью. Страшный своей бесконечностью. Страшный ожиданием. Страшный сухими строчками новостных сводок.

«Появились новые данные о судьбе пропавших в Колорадо российских журналистов. Под завалами штаба агентства «RusNews» найдены тела оператора Сергея Валова и спецкора Алексея Осталова. Причиной гибели стали травмы, несовместимые с жизнью. Тела будут отправлены в Россию после завершения всех необходимых формальностей. Мы выражаем соболезнования родным и близким погибших. К сожалению, о судьбе последней пропавшей журналистки, Евгении Васнецовой, новых данных не поступило. Разборы завалов в наиболее пострадавшем от землетрясения районе, где находилась штаб-квартира агентства, продолжаются. Но шансов найти пропавших живыми почти не осталось. Оставайтесь с нами, мы будем держать Вас в курсе событий».

Опять всего несколько строчек. А за этими сухими словами целых три трагедии. И непонятно, что страшнее: знать, что твой родной человек уже больше никогда не очнется, или тешить себя надеждой, скорее всего, беспочвенной.

Светочка. Мой светлый маленький ангел. Надеюсь, ты никогда не узнаешь этого страшного сочетания «пропал без вести». Как будто сердце вырвано с корнем и, задыхаясь, оно бьется там. Там, куда попадают пропавшие без вести люди… Они ведь не умирают, правда?
Света. Пока ты не спрашиваешь меня, где мама. Ты привыкла, что ее нет неделями, когда у нее репортажи. Ты не понимаешь этого страшного слова «смерть». Не понимай. Не понимай! Не понимай как можно дольше! А если ты спросишь? Если ты спросишь меня, где мама? Что я отвечу?
- Денис? Почему ты плачешь? – вытирает маленькой ладошкой мне щеку.
Улыбаюсь сквозь слезы:
- Просто соринка в глаз попала.
При ней нельзя плакать. При ней нельзя говорить о смерти. Нельзя. Живи для нее. Плакать и стонать от боли ты будешь потом, когда ночь зальет все своим тяжелым киселем. А сейчас… Она не должна знать, что такое «пропасть без вести»…

«Сколько прошло времени? Час, сутки, неделя? В этой мертвенной цементной тишине слышен только пульс. Но я теряю счет этим коротким ударам. Кто я? Зачем я? Зачем мне эта цементная пытка? Пальцы, стертые о бетонные плиты, уже не кровят. В них просто больше нет крови. Осталась только эта жажда. А вокруг только пыль. Когда же все это кончится? Я не хочу больше так. Я не хочу жить! Кто я? Не помню. Мне здесь нечего терять! Нечего.
Теплый шоколад. Это не напиток. Это цвет. Как больно толкнулось сердце. Наверное, так оно останавливается. Еще полсекунды. Еще полсекунды не дышать - и все кончится...
Шум. Кто-то рядом? Меня не услышат. Не достанут. Уже и не надо.
Теплый шоколад. Это не напиток. Это цвет...»

- Lucky! Have you found something? Good dog. Oh, no… We are late. Still warm… Alex, litter! Oh my God! Alive…*

Скрытый текст

Скрытый текст


Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 41 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 2602
Настроение: Губки бантиком, ушки в трубочку... Похожа на маленького стремного гномика...
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 43

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.01.10 00:59. Заголовок: Хто здесь? http://j..


Скрытый текст


Я смотрел на кучу бумаг перед собой. Все это – документы на усыновление. Их надо заполнить, собрать тьму справок, так еще и доказать, что ты не верблюд. Да мне за всю жизнь с этим не разобраться.
Тяжело вздохнув, я принял единственно возможное решение. Набрал несложный номер, приложил телефон к уху. Несколько секунд спустя в динамике раздался стальной голос: «Федотов!»
- Здравствуйте, Василий. Это Денис Воронцов. Помните?
Голос на том конце заметно потеплел:
- Денис! Конечно, помню. Хочу еще раз поблагодарить за ребят. За ними я как за каменной стеной.
Я улыбнулся, вспомнив историю двухлетней давности. Тогда Василий попросил найти ему новых охранников «чтоб с головой, ну, из этих, ваших». А у меня как раз два друга увольнялись из органов. Хорошие ребята, ответственные. Ну, я их и посоветовал. С тех пор Василий считает себя моим должником. Собственно, речь как раз об этом.
- Василий, Вы знаете, я к Вам никогда не обращался. Но сейчас мне нужна Ваша помощь.

В очередной раз задумался о том, какое же чудо могут сотворить деньги. Особенно большие деньги. Буквально через пару часов после разговора с Аллигатором у меня на руках были все документы о прохождении процедуры усыновления. При этом все документы были абсолютно легальными и настоящими. Просто большие деньги, точнее, очень большие деньги смогли во много раз ускорить бюрократическую процедуру. И теперь я вполне официально мог устроить в детский сад Воронцову Светлану Денисовну.


Безвременье. Нет ни вчера, ни сегодня, ни завтра. Только безвременье. Белые стены, больничное молчание. И никого из нас нет. Безвременье - это вне времени. Это вне жизни.
Врачи говорят, что мне сказочно повезло. Ничего не сломано. Ничего. Кроме жизни.
Необходимо вспомнить. Вспомнить и жить. Вырваться из заклятого круга застывшего мгновения. Вспомнить.
Теплый шоколад. Это не напиток. Это цвет.


…Светочка уже три месяца ходила в детский сад напротив моего дома. Благодаря своей общительности она очень быстро нашла общий язык с детьми. Теперь каждый вечер я выслушивал длинные рассказы о том, как Юра отобрал у Вани машинку, а Ваня стукнул его ведерком по голове. Эти мексиканские страсти, разворачивающиеся в пределах одной младшей группы, даже начали меня интересовать. Тем более, что втайне я надеялся, что пока Света увлечена новыми знакомыми, она не будет спрашивать о маме.
Каждый вечер мне предстояло очень неприятное испытание. Каждый раз, когда Светочка бросалась мне на шею с радостным криком «Денис!», я встречал недоумение во взгляде воспитательницы. Однажды она даже отозвала меня и тихо спросила:
- Извините, если вмешиваюсь не в свое дело, но почему дочь не называет Вас «папой»?
Я взглянул на Свету, которая что-то объясняла белобрысому мальчику. При этом она смешно надувала губки. Совсем как Женька. В сердце защемило.
- Так получилось, - наконец ответил я. – Это мое личное дело. Простите.

- Денис, а мама скоро вернется? – вопрос огнем резанул по больному сердцу. Я окаменел.
Прошло три месяца с того страшного дня, когда по всем каналам сообщили, что на месте обрушения новостного агентства Евгения Васнецова найдена не была. Спасатели нашли только документы и личные вещи в ее комнате, но никаких следов самой Жени не нашли. В голове набатом отозвался голос диктора: «В больницах штата остаются тысячи пострадавших. Многие в тяжелейшем состоянии. Установить личности некоторых раненых пока не представляется возможным».
Черной стеной боли встретила меня в тот вечер квартира Васнецовых. Солнце, и так потухшее после исчезновения Женьки, будто совсем покинуло эту семью. Я читал отчаянную надежду и безнадежное опустошение в глазах сестер. Как будто они уже отпустили… А я нет! Слышите, нет!! Я не смирился! Я верю!
- Верю, - прошептал я. Будто очнувшись, обернулся к Свете. Малышка смотрела на меня своими чудесными карими глазами. В них пока не было страха и боли. От сердца отлегло.
- Скоро, малыш, скоро, - пообещал я скорее себе, чем ей. Присел на корточки и почувствовал, как маленькие ручонки обвили мою шею. Малышка зарылась носом в мои кудри, и я услышал горячий шепот:
- Она скоро вернется. Скоро-скоро, папа!
Горе и счастье – причудливый узор моей жизни…

Утренний звонок зловеще прогремел в тишине квартиры.
- Денис? Здравствуйте. Нам необходимо встретиться. Это касается Евгении Васнецовой.
- Жени? – сердце упало. – Но кто вы?
- Меня зовут Игорь. Я её жених.

Скрытый текст


Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 46 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 2699
Настроение: First be a woman...
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 51

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.01.10 22:48. Заголовок: Не ждали? А я пришла..


Скрытый текст


Я ничего не помню до того дня, как ты пропала. И только Света возвращает меня к жизни… И я вспоминаю…

Знаешь, какое мое любимое ощущение? Холод. Холод оконного стекла.
Ты сидела на подоконнике и что-то писала в толстом блокноте. И улыбалась. Я на секунду задержался в дверях, любуясь твоей улыбкой, но все же решился подойти. Аккуратно забрался на подоконник. Ты удивленно подняла глаза, но, увидев меня, только еще шире улыбнулась и продолжила писать. А я молчал. Молчал и любовался шелком твоих светлых волос. Я почти решил прикоснуться к этому золоту, как вдруг ты вздохнула и закрыла блокнот. Подняла сияющие счастьем глаза.
- Воронцов, а я тебя люблю, знаешь?
Вот так. Вот так просто. И не надо лишних слов. Слов-то и не было. Ты посмотрела в мои расширившиеся от удивления глаза и засмеялась:
- Ты что, спящая окаменевшая принцесса? Тогда сейчас буду будить!
Аккуратно повернулась на подоконнике и потянулась ко мне. Прижалась губами. Горячими, мягкими и такими сладкими.
Я уткнулся затылком в стекло. Холод. Холод и жар. Так закалялась сталь. Так навсегда ты привязала меня к себе.
С тех пор холод оконного стекла - мое главное ощущение счастья.


Телефонная трубка тяжелой гирей легла на рычаг. Боль утяжелила сердце.
Нет, я не мог надеяться, что Женька до сих пор любит меня. Но жених… Хотя это ее жизнь. Это ее выбор.
Он не сможет забрать у меня ту Женьку, которую я помню. И Свету у меня он не заберет.

«Детские городки» в торговых центрах – это чудо. Светочка еще слишком маленькая, чтобы слышать разговоры взрослых. А я чувствую, разговор будет серьезным…

Грею пальцы о горячий стакан с кофе. Кофе – главный вкус последних месяцев. Я его уже ненавижу. Как будто именно кофе забирает тебя. И он же не дает тебя отпустить.
Игорь оказался высоким блондином слащавой внешности. Первая мысль – не Женькин типаж. Но…
- Денис? Здравствуйте. Меня зовут Игорь.
Неловкое рукопожатие. Как будто он меня боится.
- Давайте перейдем на «ты»? Так будет удобнее.
Я равнодушно кивнул.
- Наверное, сейчас не время начинать этот разговор. Но это необходимо сказать. Денис, мы с Женей любили друг друга. Мы должны были пожениться после этой ее командировки. Представляешь, как я себя сейчас чувствую?
Представляю… Хотя нет, это ты не можешь себе представить, как я себя чувствую…
- Она такая прекрасная и особенная была. Как солнце среди зимы.
Она не была особенной. Она была моей. Моей Женькой.
- Мне невозможно поверить, что ее больше нет. Я так ее любил.
Ты любил. А я люблю. До сих пор люблю.
- Денис, что же ты молчишь?
А что мне сказать? Сказать, как умирает мое сердце, когда я представляю ее рядом с тобой? Представляю, как ты берешь ее за руки. Как шепчешь ей слова любви. Неужели она им верила? Моя Женька.
- Да что же ты молчишь? – Игорь ударил кулаком об стол. Я удивленно поднял глаза. В его расширенных от злости зрачках плескалось отчаяние. – Да, конечно, ты же у нас святой! Она столько раз повторяла. Ну же, ударь меня! – он вскочил. – Ударь меня! Скажи, что я лгу! Скажи! А я ведь лгу! Я хотел, чтобы ты мучался. Мучался, как мучался я. Да я же знаю о тебе все! А ты обо мне ничего не знаешь! Я знаю, какого цвета у тебя глаза, какой тембр голоса. Иногда мне кажется, что если я засну, то увижу тебя. Ты стал моим самым страшным кошмаром. Будь же ты проклят!
Я молчал. Я знал, что людей в таком состоянии лучше не перебивать. Им надо высказаться. Пусть выпустит пар. Вот только сердце стукнулось слабой надеждой: «Помнила? Рассказывала? Любила?»
Игорь вдруг остановился и без сил рухнул на стул.
- Прости. Я не знаю, зачем я начал это говорить. Просто, знаешь… Женька была фантастической девушкой. Если бы она захотела, весь мир был бы у ее ног. Ей предлагали руку и сердце многие. А ей ничего этого не нужно было. Она всегда говорила и думала только о тебе. О тебе и о Свете. Она безумно любила малышку. Я не понимал, как можно так любить чужого ребенка. А она отдавала ей каждую свободную секунду. Ты знаешь, что она собиралась возвращаться в Россию? Это должен был быть ее последний репортаж. Мы все уговаривали ее остаться, но она была непреклонна. Она стремилась быть ближе к тебе. И сколько бы доводов мы ни приводили, что за четыре года все изменилось и ты наверняка женился, она ничего не желала слушать: «Я буду ближе к нему. Если у него кто-то есть, я не буду мешать. Знать, что с ним все хорошо, - вполне достаточно. У меня есть дочь. Я буду жить ради нее».
Игорь сделал судорожный глоток уже остывшего кофе. Я пытался переварить все то, что он только что сказал. Сердце предательски замирало. И от счастья, и от отчаяния.
Игорь поставил чашку и после секундного молчания продолжил:
- Вот и все. Зачем я приехал? Чтобы сделать тебе больно, наверное. Я никогда не был любим ею. Для нее существовал только ты. Ты был мне соперником, врагом… Но теперь нам нечего делить. Ее больше нет. И нам остается только помнить о ней…
Пластиковая ложка с треском сломалась. Оказывается, я все время крутил ее в руках. Но последние слова переполнили мою чашу терпения. Я встал.
- Ты можешь считать, что ее больше нет. Если тебе так удобней. А я буду верить и ждать. И если ты не веришь, ты недостоин даже памяти о ней.
Я с шумом задвинул стул и пошел прочь. Не оборачиваясь. Я знал, что Игорь смотрит мне в спину. Но человек, отпустивший надежду, для меня больше не существовал.

- Папа! – я привычно подхватил Светочку на руки и зарылся лицом в ее светлые волосы. – Пап, щекотно! – засмеялась малышка.
Я украдкой вытер плечом непрошенную слезу и улыбнулся:
- Ну что, малыш? Куда пойдем?
- В зоопарк! – хитро подмигнула мне Света.
Ну что ж, в зоопарк – так в зоопарк.

Весь вечер Света рассказывала «тете Даше» и «дяде Венику», каких больших слонов мы сегодня видели, как она каталась на пони и кормила его морковкой. А я сидел перед монитором, впервые не решаясь открыть вкладку со списком пропавших без вести.
- Пап, тебя дядя Веник! – Света протянула мне трубку.
- Алло!
- Денис, привет. Ты как?
- Странный вопрос. Нормально.
- Держишься?
- Надеюсь.
- Если что…
- Веник, да знаю я все. Спасибо.

Жень, я почти теряю надежду. Женька. Я жду. Только бы хватило сил.

Безлунная ночь. Душная палата. Уже ставшая привычной бессонница. Надо вспомнить. Как будто если вспомню, то усну… Вспомнить. Всего лишь имя. Одно лишь имя.
- Денис… - почти беззвучно выдыхают обветренные губы. С именем приходит сон. Я уже не забуду.


Скрытый текст



Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 51 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 2848
Настроение: First be a woman...
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 71
Фото:

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.02.10 01:27. Заголовок: С выкладывания крайн..


Скрытый текст


Чай. Впервые за эти бесконечные месяцы не кофе, а чай. Как будто другой мир. Другие чувства. Растревоженные кофе нервы будто оттаивают под теплым волшебством ароматного чая с бергамотом.

Я сижу на кухне в квартире Даши и Веника. Васильевы смотрят на меня с сочувствием и надеждой. Как будто я - единственный, кто еще может вернуть им Женю. Если бы я мог.

Чай. На этой кухне не было ни грамма кофе. По очень простой и понятной причине. Даша была на третьем месяце беременности. Будущая мама не переносила даже запаха кофе. Врачи говорят, что это пройдет.

Третий месяц. А Женьки нет рядом уже полгода... Она даже не знает, что станет тетей. Не знает. И не узнает? Нет, нельзя так думать. Узнает, конечно узнает! Обязательно приедет на крестины и будет дуть в носик племяннику, смеясь над тем, как он недовольно морщит лобик. Она обязательно встретит Дашу из роддома. Обязательно.

Грею пальцы горячей чашкой. Ледяные руки еще чувствительнее. Словно обжигаю не руки, а сердце. Как будто тобой обжигаю душу. Раз за разом. Как четыре года назад.

Веник скользит сочувственным взглядом по судорожно сжатым рукам. И будто решившись на отчаянны шаг, выдыхает:
- Денис, а ты видел Женькины репортажи?
Губы почти беззвучно выдыхают: "Не видел", а душа стонет: "Не смотрел". Не смотрел, чтобы не кусать до крови губы, чтобы не разбивать в бессильной злобе руки. Чтобы не винить себя в том, что между нами больше десяти тысяч километров.

Легкий диск в руках Веника вдруг показался дороже любого богатства и одновременно опаснее любого оружия. Всего один взгляд на экран - и мир никогда не станет прежним.
Секундное промедление при загрузке изображения. Промедление, за которое сердце готово вырваться из груди. И вот...

Все те же светлые косички. Все те же озорные зеленые глаза. И вновь удивляюсь, насколько Света похожа на тебя. Вот только глаза – карие.

Глаза жадно запоминают каждую черточку твоего лица. Каждое твое движение. Каждую интонацию.

Камера отъезжает от монитора, на котором пестрит аляповатыми картинками форум с заголовком «Все о настоящей любви». И спустя секунду появляется твое лицо. Воронцов, надо дышать…

«Вы думаете, что все знаете о любви? Тогда ответьте мне на вопрос: смогли бы Вы в течение семи лет отдавать себя кому-то безраздельно, беззаветно, бесстрашно, не питая сомнений и ясно сознавая при этом, что человек, которого Вы любите больше всего на свете, забудет почти все, что вы пережили вместе? Смиритесь ли с тем, что Ваша преданность, Ваша любовь и заботы сотрутся в его памяти и что природа, которая не терпит пустоты, однажды заменит эту амнезию на упреки и сожаления? И зная, что это неизбежно, найдете ли Вы в себе силы вставать среди ночи, если Ваш любимы захочет пить, если ему попросту приснится страшный сон? Захочется ли Вам каждое утро готовить ему завтрак, стараться заполнить его дни, развлекать его, читать какие-нибудь истории или петь песни, когда он заскучает, выходить с ним на прогулки, когда ему захочется подышать воздухом, пусть даже в лютую стужу, а потом, к вечеру, преодолев собственную усталость, приходить к нему и садится в ногах постели, чтобы разгонять его страхи и беседовать с ним о будущем, в котором Вам наверняка уже не найдется место? Если на каждый из этих вопросов Вы ответите «да», то Вы действительно знаете, что такое настоящая любовь.
Любовь, которую я только что описала, это любовь отца или матери к своим детям.
Каждый человек отвечает на эти вопросы по-своему. К сожалению, слишком многие отвечают отрицательно. И тогда появляются Детские дома – одно из самых страшных явлений современного общества.
Но есть люди, для которых утвердительный ответ не вызывает сомнений. Об этих людях мы и будем вести речь. Это приемные родители, опекуны, патронатные семьи. Те, кто взял на воспитание чужого ребенка…»

Твой голос плыл по комнате мягкой убаюкивающей волной. Я смотрел во все глаза на экран, пытаясь запомнить тебя. Запомнить такой, какой не знал. Женька, я не видел тебя четыре с половиной года. И только сейчас, глядя на твой репортаж, я понял, какое это бесконечное время. Это целая жизнь. Вот только без тебя жизни нет. А есть только безвременье.

Оторвавшись от экрана, я случайно посмотрел на Дашу. И увидел, как она шепчет что-то, сложив руки на еще почти плоском животе. Я знал, что она говорит своему малышу. Что она никогда-никогда его не оставит. Что ничего не случится. И я точно знаю, что будет так.

Прощаясь, Веник смущенно прятал глаза. Но когда я открыл дверь, он все-таки решился сказать:
- Денис…
- Да?
- Я хочу, чтобы ты знал: мы тоже верим. Но нам с каждым днем все труднее. Ты же понимаешь, у нас новые заботы. Новые хлопоты. Прости, если что не так…
- Да ничего, Веник. Я буду верить за всех. И пусть моя вера поможет нам всем.
Веник облегченно улыбнулся и сунул мне в руку диск. Я только с благодарностью кивнул.

Раз за разом не отрывать взгляд от экрана. Дышать с задержками, с трудом вспоминая о кислороде. И запоминать. Запоминать, чтобы верить.

Удар. Пропущенный удар сердца. Деталь, которую ты до этого не замечал.

Фотография. Фотография на рабочем столе журналистки Евгении Васнецовой. Я узнаю ее сразу. Ведь именно это лицо я вижу каждый день в зеркале.

Женя, Женя, Женька… На твоем рабочем столе стоит моя фотография? А говорят, мы с тобой слишком разные… Мы слишком похожи, Жень. Ведь уже который год ты улыбаешься мне из фоторамки на столе.

Сегодня ты мне снилась. Опять. Только сегодня ты спала. Спокойно улыбалась во сне. Я был готов смотреть на тебя часами. Ты просто спала. Значит, все хорошо.




Комментарии СЮДА

Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 50 
ПрофильЦитата Ответить
floflo




Сообщение: 2912
Настроение: First be a woman...
Зарегистрирован: 07.11.09
Откуда: Moscow never sleeps
Репутация: 75
Фото:

Награды: Участник конкурса "ЖиВая сказка".
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.03.10 22:14. Заголовок: Простите. Простите з..


Скрытый текст


Третий час на экранах радаров никаких помех. Значит, дежурство почти закончилось. Можно расслабиться и стать обычными людьми.
Мой напарник лениво закуривает сигару. Почему-то у нас в моде этот образ: работник спецслужб - человек в дорогом костюме с дорогой сигарой в руке. Зная мою нелюбовь к дыму, напарник затягивается, но выдыхает в сторону. Стряхивает пепел в пепельницу и все-таки решается заговорить:
- Ээээ… Монах?
- Чего? – неохотно отзываюсь я. Осталось всего два часа до конца дежурства. И сразу домой. Я обещал Свете сходить с ней в Зоопарк. Как-то последнее время мы туда зачастили. Я уже почти жду, что скоро ребенок попросит завести дома крокодила или слоненка.
Счастливо улыбаюсь Светиной фотографии на столе. Теперь они стоят рядом - Света и Женя. Мои две самые дорогие женщины.
- Монах... - напарник с трудом решается задать вопрос: - А правда, что у тебя уже почти пять лет нет любимой женщины?
Я недоуменно уставился на коллегу:
- С чего ты взял?
- Ну, - засмущался тот. - Все говорят, что ты только работаешь, как вол.
Я мысленно усмехнулся: «Ну что, Воронцов, уже легендами обрастаешь. Вот что значит затворничество».
- Да нет, Джонс, все не так страшно, - постарался успокоить я напарника.
- Да? - напарник с любопытством повернулся ко мне. - А почему ты... То есть вы...
- Почему мы не вместе? - с горечью закончил его вопрос я. - Да потому что она в Америку уехала. Четыре года назад. А я ничего не мог сделать.
- Ой, прости, - стушевался Джонс. - Прости за любопытство, а у тебя ее фотография есть?
- Да, - грустно улыбнулся я и пододвинул ему Женину фотографию.
- Да это же... - изумленно ахнул Джонс. - Прости, Монах. Прости. Я и не думал. Так ничего не известно?
- Нет, - коротко ответил я.
- Ну, а самому туда рвануть? На поиски? Неужели ничего не делаешь?
- Туда? - горько усмехнулся я. - А кто ж меня туда пустит? У меня же первый гриф секретности. Я невыездной, Джонс. Если бы я могу уехать, я бы еще четыре года назад это сделал. Да только контракт…
Джонс понимающе кивнул и бережно протянул мне обратно фотографию. На экранах радаров третий час никаких помех. В сердце постоянные помехи.
Собирая сумку, слышу, как издает последний всхлип мобильник. Мысленно чертыхнулся. Сложно было поставить зарядить? А, Воронцов? Шут с тобой, всего несколько часов - и ты дома. Зарядишь свое средство связи. А пока "пусть весь мир подождет".

Выученный до шага за семь месяцев маршрут. Можно идти с закрытыми глазами. Вот и забор детского сада. "Колобок". Всегда умилялся этому названию. Вроде все как обычно. Только почему сердце стучит от дурного предчувствия?
Тихонько толкаю входную дверь. Заплаканная воспитательница роняет на рычаг трубку телефона и бросается ко мне:
- Я Вам звонила! А у Вас телефон... А они... а Света...
Усаживаю ее на диван, пытаясь сосредоточиться на сказанном. Аккуратно беру женщину за руку и, когда всхлипы стихают, задаю вопрос:
- Где Света? Что случилось?
- Она потеряла сознание, - тихо шепчет воспитательница. - "Скорая" только что уехала. 9-ая детская больница...


Скрытый текст


Поддамся мужчине, хоть и Васнецова.
- Уж нет, дорогая. Теперь Воронцова. (с) Изя

Я заново учусь дышать,
Скульптурой пред тобой немея,
Твой взгляд ловить уже не смею,
Чтоб наших дней не воскрешать (с) я
Спасибо: 42 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 19 , стр: 1 2 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 369
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет