АвторСообщение
ЖиВая душа форума




Сообщение: 494
Настроение: скоро переименую себя в гордую технику - сканер!...(
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Краснодар
Репутация: 19
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.12.09 22:09. Заголовок: Уфимский мальчик (продолжение)


Автор: Вейде
Название: Уфимский мальчик
Статус: в процессе
Размер: ммм.. обещает быть большим...
Бета, гамма - Сейдзика( с 9-ой продки)( Спасибо тебе, солнц )
Пейринг: ЖиВ
Жанр: ну поехали...POV Женьки, Gen, Romance. Humour. ООС(он есть везде, но я постараюсь обойтись минимумом...)
Рейтинг: PG
Дисклеймер: отказываюсь. Радостно.все права создателям ПД... ( а идея моя )
Саммари:
-Что делать если ты отправляешься на соревнования в другой город, Уфу, например, и.. не возвращаешься? Нет, возвращаешься, конечно, но не тогда, когда планировал. Паниковать?
- Возможно, но не долго.
-А если в кошельке у тебя неожиданно мало денег?
-Тогда самое время паниковать.
- А если ты знакомишься с непонятной, но весьма обаятельной личностью? Спасаться бегством или смело плыть по течению, сметая все и вся на своем пути?
-Плыть по течению.
- А если не умеешь плавать?
-Тогда... не порть фразеологизм, тем более Женька умеет плавать..

Предупреждение: таакс... вроде предупреждать-то особо и не о чем.. разве что... я не уверена, но может это AU ...и еще! я никогда не была в г.Уфа, и вообще мало что про него знаю... так что, не удивляйтесь если что... ..я позволю своему больному воображению немножко пофантазировать...
От автора: хех
не знаю удивились ли вы, что в жанрах нет angst(а)... просто.. решила написать что-то более позитивное... хотя может где и промелькнет... если что, то я это случайно!!! ... ах, да... я помню, что на мне еще "птички"... и бросать их не собираюсь... просто сегодня пока ехала домой, меня озарила эта казалось бы гениальная идея, и мну подумала, что она довольно-таки не плохая.. не скромно, да?
и на последок: приятного прочтения, мои дорогие!


Я категорически против выкладывания моих фанфиков на других интернет ресурсах. Пишу исключительно для форума Радио Активное, для людей, которые стали мне очень дороги.

В Раю хорошо... зато в Аду знакомых больше...

Черный пепел на белых плитках, мне уже не испрвить моей ошибки, я устал, но в моей природе по утру вставать при любой погоде.. (Animal Jazz)

Совесть... она как хомяк: либо спит, либо грызёт!)

шизофрения подкрадывается незаметно, но в словах внутреннего голоса много разумного...
Спасибо: 25 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 15 [только новые]


ЖиВая душа форума




Сообщение: 1269
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 87
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.05.10 22:29. Заголовок: ligux62, Женечка, К..


Скрытый текст


[center]Глава 4.
Достань рукой до звезд.
[/center]

[right]Мне приснилось небо Лондона.
В нём приснился долгий поцелуй.
Мы летели, вовсе не держась.
Кто же из нас первым упадёт
Вдребезги на Тауэрский мост?
Утром, я узнаю утром.
Ты узнаешь позже.
Этих снов дороже ничего и нет.
(Земфира – «небо Лондона»)[/right]

Утром я проснулась первая. Из-за того, что мне было до чертиков холодно. Невольно поежившись, я разлепила глаза и приподнялась на локтях. Повернувшись корпусом налево, я чуть не поперхнулась возмущением.
Дело в том, что я не увидела Воронцова. Да, именно так. Только вот «не увидела» я его вовсе не потому, что он аки горе-любовник с утра пораньше дал деру. Скорее наоборот!
Видимо парню стало настолько холодно, что он без зазрения совести намотал на себя еще и мое одеяло! Притом «намотал» с таким усердием, что скрылся под двумя шерстяными целиком и представлял собой сейчас некое подобие горы, покрытой шерстью. Денис настолько вжился в роль «я - гора», что даже самый маститый детектив не смог бы заприметить в этом возвышении ничего подозрительного.
Он, значит, обеспечил себя теплом, а я, понимаешь ли, дрожи и мерзни в пижаме?! Неужели он думает, что я так это и оставлю? Ну уж дудки!
Задыхаясь от возмущения, я яростно и больно пихнула Воронцова в бок, отчего «гора» пришла в движение, волной всколыхнулась. Под ней очевидно «что-то» зашевелилось, но носа так и не показало.
Это что? Вызов мне?
Я закусила губу и, не колеблясь ни секунды, дернула одеяло на себя. Оно поддалось не охотно, но все же вскоре оказалось в моих руках.
Теперь уже силуэт парня хорошо проглядывался и более того мне даже стало видно его капну непослушных кудрей.
Это что же получается, а? Мой коронный удар левой побудил его лишь перевернуться на другой бок!? Хотя чему я удивляюсь! Парень отгородился от меня чуть ли не километровой стеной овечьей шерсти…
«Гора», которая уже больше походила на простой холм, вновь пришла в движение, и вскоре я могла разглядеть не только кудри Дениса, но и его лицо.
Вредоносное желание во что бы то ни стало разбудить парня сошло на «нет», стоило лишь мне увидеть его улыбку.
Такая нежная, легка, искренняя… Казалось, она озаряла все его лицо и мягким светом распространялась дальше… Невольно захотелось дотронуться до его губ. Но испугавшись непрошенной мысли, я лишь вздрогнула и закрыла глаза.
«Да что такое-то? Что происходит вообще?»
Я тихо выпустила из рук одеяло и медленно поднялась. Но, сделав шаг в сторону двери, обернулась. Позволив себе ещё раз взглянуть на лицо парня, я потянулась к одеялу и накинула его обратно на Дениса (так, чтобы скрыть его губы, но оставить нос на свободе), и решительно вышла из комнаты.
Прикрыв за собой дверь, я принялась оживленно оглядываться. Мне предстояло найти ванную комнату без посторонней помощи. Пустяковая задачка, несмотря на то, что Воронцов мне вчера квартиру так и не показал. Недолго думая, я двинулась дальше по коридору и, немногим не доходя до кухни, обнаружила нужную мне дверь кремового цвета.
Почему я была так уверена, что это именно та дверь, которая мне нужна? Просто за ней раздавался характерный звук льющейся воды. Я удивленно вскинула брови. Мои биологические подсказывали мне, что сейчас еще раннее утро. И вопрос «Кто ж из хозяев не спит в столь ранний час?» занимал меня на протяжении нескольких секунд. Очень скоро мое любопытство было удовлетворено. Перекрывая шум льющейся воды, этот чистюля принялся распевать песни. К слову сказать, весьма фальшиво.
Я невольно поморщилась.
Вот уж действительно все познается в сравнении. Теперь вопли Машки, которые она тщательно конспирировала под пение, показались мне приятной трелью соловья. И уж поверьте мне, вовсе не из родственных чувств я это говорю.
Но ради чистоты эксперимента я решилась сравнить еще и репертуар двух исполнительниц.
Устроившись поудобней (от чего-то же надо получать удовольствие), то есть, облокотившись о стену и уставившись в потолок, я вся обратилась в слух.
Голос пел…

Утро. Ты проснулась, а я уже принес тебе голубя.
Белого голубя с красными глазами. Толстую пернатую птицу.
Завтра не забудь насыпь зерна, будет радоваться маленький животик!
Вспоминай меня!


Пока бабушка-тетя-Агата (а это была именно она) завывала «вспоминай меня» снова и снова, я переваривала первый куплет. Ниче так. Заботливый парень. Можно даже с натяжкой сказать «мило».
Я и сама не заметила, как мои веки потяжелели, и я тихонько сползла на пол. Где-то на уровне подсознания промелькнула мысль, что я так и не выспалась. А бабушка-тетя-Агата уже потянула второй куплет.

Вот прозвенел дверной звонок! Это я принес тебе банку!
В банке сидит хламидоманада - это одноклеточная водоросль!
Банка для нее - это море. Слышишь, как ей двигаться спокойно?
Ночь, дождь. Ты молча встала у окна.
Вспоминай меня!


Какой слааавный парень – растянула я губы в улыбке и умиротворенно зевнула.
Я практически уже не вслушивалась в то, что поет бабушка-тетя-Агата. Практически. В этом-то и заключалась моя ошибка. Лучше бы я уснула, честное слово, тогда бы слова последнего куплета прошли бы мимо меня и моя и без того пересыщенная потрясениями нервная система не подверглась бы непредвиденной атаке…
Полудрема? Какой там! Услышав:

Утром я застал тебя врасплох. Я не знал, что ты такая!
Ты брала голубя за крылья и засовывала в банку трехлитровую.
Он смотрел сквозь плотное стекло влажными усталыми глазами.
Ночь, дождь. Ты молча встала у окна. Я никогда не знал, что ты такая!
*

Я нервно подскочила, больно стукнулась о противоположную стенку, и чуть было не плюхнулась обратно на паркет. Еле удержала свое тело в вертикальном, ну что греха таить в перекособоченом, прости господи, состоянии.
Да уж… Бабушка-тетя-Агата, я не знала, что ты такая… Я нервно провела рукой по волосам и выпрямилась окончательно.
Нет, как ни крути, а Машка обставила старушку по всем статьям. Уж лучше слушать её имитацию Лазарева, чем эти дикие страсти. Там хоть не понятно о чем так воодушевленно завывает сестрица…
Не успела я толком оправиться от шока, как дверь со щелчком отворилась и в коридоре показалась бабушка Дениса. Я рефлекторно дернулась… Знаете, я, наверное, не скоро еще привыкну к ее внешнему виду, да и в свете последних событий… Обернутая в ярко-красный махровый халат, а волосы замотаны, а-ля «султан» в ядовито-зеленое полотенце.
Она заметила меня не сразу, но увидев, аналогично мне, отскочила назад.
-О Господи, я чуть заикой не осталась.
«Да, я тоже» - чуть было не ляпнула я, но успела во время прикусить язык.
-Простите, не хотела Вас напугать, – робко улыбнулась ей.
-Не переживай, девочка, все нормально – женщина включила свет в коридоре, и я смогла увидеть ее мягкую улыбку – ты, наверное, хочешь освежиться?
Кивком головы она указала вглубь ванной, я ответила утвердительно.
Обеспечив меня полотенцем и предоставив шампуни на выбор, она удалилась к себе.

Купание много времени у меня не заняло, поэтому я здорово удивилась, когда, выйдя из ванной комнаты, увидела квартиру в оживленном движении.
Маргарита Николаевна, проносясь мимо меня из кухни, чуть не втолкнула меня обратно в ванную. Я еле удержалась на ногах, честное слово. На обратном пути она притормозила рядом со мной.
-Женечка, родная, ты уже встала? Какая умница. Иди, разбуди Денисочку, пожалуйста. Сейчас все вместе быстро позавтракаем, и работать, работать, работать…
Как заведенная, продолжая бормотать: «работать, работать…» она скрылась на кухне.
Еда. Еда? Это что же получается, я наконец-то нормально поем? Желудок подтвердил мою догадку довольным урчанием. Между мной и пищей сейчас только одно препятствие - Денис, а значит, пора будить спящую красавицу.
Решительно настроенная, я направилась обратно в комнату «своего парня».

Ну хоть что-то неизменно в этом мире. Нет, «мир» это слишком масштабно, будем скромнее, «в этом доме». Я это к тому, что товарищ Воронцов по-прежнему находился в лежащем, точнее в «завернутом» положении лежа. Я с выражением глубокой задумчивости на лице размышляла над тем, как бы его так разбудить, чтоб самой не пострадать? Во-первых, не смотреть ему в глаза. И не потому, что он похож на Медузу Горгону, то есть он на неё, конечно, не похож, но… смотреть ему в глаза так же опасно. Мда, смотреть в глаза трудно, когда они закрыты, но я же смотрю вперед, в будущее, так сказать, недалёкое…
Подойдя к кровати, я, не колеблясь ни секунды, потрясла парня за плечо.
-Денис! Просыпайся давай!
-Брхм… - как я и предполагала, пробормотал парень.
-ВОРОНЦОВ, ну! Вставай давай, я кушать хочу! – требовательно произнесла я, стукнув его по плечу.
-Ммм…
-ДЕНИС! – прикрикнула я, продолжая трясти его.
-А? что? – встрепенулся парень, подскочив на месте. – Грабят?
-Кого грабят, Воронцов? – приподняла я бровь, еле сдерживая смех, при виде его растрепанного сонного состояния.
Поняв, что спросонья ляпнул глупость, парень стушевался и смущенно пробормотал:
-Аа, так... показалось…
-Вставай давай. –заметив, что Денис кутается обратно в одеяло, с явным намерением вновь уснуть, я быстренько вернулась к забытой теме, – а то меня без тебя не кормят.
Он недовольно-привередливо скривил губы, но в его глазах я заметила озорную смешинку.
-И правильно сделают, – хмыкнул он, – женщина не должна садиться за стол без своего мужчины, она должна чтить его и покорно прислушиваться к его желанием, а он сейчас хочет СПАТЬ!
- Ах, спать?! – поперхнулась я возмущением. – А по голове своей дурной этот мужчина получить не хочет? Если что, могу запросто организовать сотрясение мозга, если тот вообще присутствует в его организме! – съязвила я, уперев руки в бока и изобразив на своем лице воинственность.
- Премного благодарен, но он предпочтет отказаться от этой услуги! – вспыхнул глазами Денис.
-Да что ты уперся?! Восьмой час идет, поднимай свое ленивое тело! – настаивала я, все-таки мой желудок не особо отличался терпимостью… Нет, он, конечно, протянул бы еще некоторое время, но периодически требуя от хозяйки пищи. Вот и сейчас, в двух шагах от еды, он подбадривал меня не отступать и утолить голод. Это еще хорошо, что нос не уловил вкусных ароматов и не доложил желудку, что завтрак обещает быть вкусным…
-Знаешь в чем отличие между человеком и будильником? - неожиданно спросил парень, постепенно скрываясь под одеялом - Будильнику все равно на тебя, он будет продолжать трезвонить, пока ты его не выключишь окончательно, либо не сломаешь к чертям. А человек может проявить немного понимания и дать сонной душонке еще «пять минуточек» поспать… - он подмигнул мне, и скрылся под одеялом полностью.
-Знаешь, Воронцов, если следовать твой логике – я будильник, бессердечная машина, а так как ни выключить, ни, тем более, сломать ты меня не можешь, лучше поднимайся самостоятельно. – Я постаралась придать голосу максимальную строгость, но чувствую, не очень-то в этом преуспела…
Не увидев никакой реакции на мои слова, я, задорно улыбнувшись, резким движением сорвала с парня одеяло. Он, не ожидавший этого, рефлекторно прикрылся руками, в чем, впрочем, не было никакой необходимости, так как парень спал в спортивного типа брюках и майке.
Я коротко хихикнула, наблюдая, как он растерялся и, смутившись, буркнул:
-Как не стыдно так поступать…
-Воронцов, я не знакома с этим словом, – хихикнула я, складывая одеяло обратно на постель, но подальше от Дениса.
-Ладно, уговорила. Я встаю. – хмыкнул парень, присев.
«Троекратное «ура!», как говориться!» - подобрав с пола одежду Воронцова, я протянула её ему, параллельно мечтая о том моменте, когда мой неугомонный желудок угоститься вкусной домашней пищей…Вернул меня в реальность лишь удивленный голос Дениса:
-Васнецова, отвернись, я стеснительный! – но я все же почувствовала в его голосе смех,
-Ну да, весь: со своей дурной головы до пят. - хмыкнула я и поспешила покинуть комнату…

Скрытый текст




то что, нас не убивает, нас делает сильнее (с)
я дьявол в обличии дятла(с) ..хдд)

'Васнецова, спокойно! - скомандовал внутренний. - Дышим глубже. Хотя нет, мне дохлая хозяйка ни к чему. Не дышим! Тоже не то. Короче, успокойся!' - запутался он в требованиях.` (с) Маруся, она же Лунная, "Танцующие на лезвии бритвы"))

критики отмечают появление нового течения в авангардной живописи - бульонный кубизм. по их мнению, к этому направлению относятся художники, которые пишут как курица лапой (с) "квартет и"
Спасибо: 36 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1282
Настроение: Больной неадекват о_О
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 90
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.10 22:01. Заголовок: Маруська, Танюш, люб..


Скрытый текст


[right]Искренне прошу, смейтесь надо мной,
Если это вам поможет.
Да, я с виду шут, но в душе король,
И никто как я не может.
(КиШ – гимн Шута)
&
«Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие:
к нам едет ревизор».
(Н.В.Гоголь «Ревизор»)[/right]

Расстояние между комнатой Воронцова и кухней где-то четыре метра, что составляет примерно семь-десять шагов пути, полминуты, а то и меньше… К чему эти примитивные подсчеты, спросите вы? Да просто я поражаюсь тому, что даже столь короткое путешествие не обошлось без приключений…
Я решила подождать Дениса пару минут, чтобы убедиться: он меня не обдурил, и, одевшись, выйдет, а не, злорадствуя моей наивности, повалится обратно в объятья старика Морфея. Перекатываясь с пятки на носок и методично стукаясь лопатками о стенку, я выжидала.
В ту самую секунду, когда в мою черепушку закралась недобрая мысль о том, что меня надули; в ту секунду, когда я, стремительно развернувшись, потянулась к ручке, дверь распахнулась сама, и передо мной предстал Воронцов, во всей своей сонной красе и «скромной» персоне. Так как голова моя была опущена, взгляд уткнулся парню в ноги. И дальше не двинулся. Глаза впились в пестрые, но разноцветные носочки, которые не то, чтобы были в ссоре, но явно не являлись парой. Я невольно прыснула, и накопившееся ожиданием раздражение мгновенно было забыто.
-Воронцов, когда я уходила, в комнате вроде светло было, – попыталась взять себя в руки и, сдерживая смех, посмотреть ему в глаза. Столкнулась с его недоуменно поднятой бровью и озадаченным взглядом.
-Так там и сейчас светло. - Замерев на секунду, он оглянулся через плечо, будто сомневаясь в своих мыслях.
-Тогда, может у тебя проблемы со зрением? Страдаешь дальтонизмом? - докапывалась я, наслаждаясь мимикой его лица. Видя, как оно сначала приобретает задумчивый вид, затем проблески раздражения, мелькнувшие в мимолетной складке меж бровей, замечая, что остатки сна потихоньку покидают его глаза, и последние приобретают оттенок шоколада, а темное сияние в них все набирает силу.
-Не знаю, чем продиктована твоя неожиданная забота, Васнецова, но спасибо. Со зрением у меня все в порядке.
-Быть того не может, – я выразительно опустила взгляд на его носки, тем самым побуждая его тоже посмотреть вниз.
-Елки, они не пара – удивление в его голосе почему-то привело меня в восторг.
-Я тебе больше скажу, они даже не близнецы, – хихикнула, посмотрев ему в глаза. Он принял весьма оскорбленный вид
- Если я не вернусь через пять минут, жди меня дальше! – отдал приказ, самодовольно улыбнувшись, развернулся и, хлопнув дверью, отправился на поиски полноценной пары. Носков естественно.
На удивление вернулся он быстро, минут через пять, когда я уже подумывала организовать бригаду «по спасению непутевых» имени себя великой. Нет, я, конечно, не страдаю манией величия, но что греха таить: я - прелесть. Но сейчас не об этом.
Убедившись, что на сей раз парень ничего не перепутал, мы отправились в путь, а если по-скромному, то просто пересекли коридор. У самой кухни столкнулись с Артемом Дмитриевичем. Он поздоровался с нами кивком головы, Денис ответил ему тем же. Я же не нашла ничего предосудительного в том, чтобы пожелать человеку доброго утра в голос, тем более что от этого человека зависит с кем я буду коротать свое пребывание в Уфе – с семьей Воронцовых, или же с Матушкой природой, ведя умные содержательные беседы со Снеговиками…
Я непроизвольно перевела взгляд с Воронцова старшего на Дениса и поняла, что их объединят не только схожесть внешних данных, но и неспособность быстро вставать по утрам и при этом выглядеть довольными. Отец Дениса сейчас очень походил на обиженного медведя, которого разбудили посреди зимы, и убедили, что сейчас весна: организм недоволен, а смириться придется, ибо будила его бабушка-тетя-Агата, а против танка, как известно, не попрешь…
Мы благоразумно пропустили папу вперед, а вот дальше правила хорошего тона покинули одного из нас, и они же, заявив: «ай да за мной, вместе веселее», прихватили с собой и воспитанность второго (кстати, в первом случае, я имела ввиду вовсе не себя, да из чувства приличия, (оно-то меня не покидало, хотя у нас с ней довольно натянутые отношения), не буду тыкать пальцем). Дело в том, что стоило Артему Дмитриевичу скрыться, мы с Воронцовым одновременно ломанулись в дверь. Тяга к еде, знайте ли, правит миром. А вы думали деньги? Ах, любовь… ну да, точно! К еде!
Так вот дверь. Вдвоем мы в нее естественно не пролезли, а больно врезавшись друг в друга, отступили назад. Оба потирали ушибленные плечи. Я недовольно зыркнула на Дениса, он в ответ запустил в меня не менее воинственный взгляд . Не дожидаясь пока он что-нибудь скажет, я сделала шаг в сторону к двери. Денис отреагировал мгновенно, и, схватив меня за руку, попытался все же пройти первым.
-Воронцов! Пропусти даму! – возмутилась я, пихая его локтем.
-Зачем? Тебя все равно без меня не накормят, – ехидничал Денис.
-Ах ты ж зараза! Дебил! -– волна возмущения накрыла меня с головой, и выливалась потоком ругательств на дурную, не во внешнем плане, голову парня. Теперь уже оказаться на кухне первой стало делом принципа.
-Не пойму, что тебя не устраивает? – Денис извиваясь, пытался пробиться к двери, но я мертвой хваткой вцепилась ему в плечо и старательно тянула его назад, - я же о тебе беспокоюсь, вдруг там опасность!
-Что за бред ты несешь, Воронцов! – выдохнула я, наконец, отпихнув его назад, и сделав рывок к двери. – Какая к черту опасность? Подавиться пирожком?!
- В том числе! – он, схватив меня за талию, пресек мой рывок на корню, – А вдруг война!? А мужик голодный?
-Между кем и кем?! – хмыкнула я, одновременно пытаясь расцепить его руки и благоразумно опустив фразу про мужика, которая так и наровилась сорваться с губ,– тараканами и тапком?
«Да что ж он такой сильный-то?!» - мысленно взвыла я, так и не сумев раскрыть его клешни.
-Дура, – захихикал Денис, щекоча дыханием мне ухо, – у нас в доме нет тараканов!
-Зато у тебя в голове их очень много. Там как раз тепло, темно и куча мусора! – мягко возразила я, оскорбившись за «дуру», и больно отдавила ему ногу. Но последнее уже ради того, чтобы выбраться из его «объятий». Пока Денис, причитая, подпрыгивал на одной ноге и хватался за вторую, я не упустила шанса и забежала на кухню.
«Гип-гип ура! Крепость взята!» - ликовала я, запыхавшаяся, но вполне счастливая от своей победы. В то время как я мысленно уже трижды сплясала танец «дикой радости», на кухню, хромая, ворвался Денис, обиженно зыркнул на меня и приземлился на ближайший стул.
Ну вот, он умудрился испортить мой триумфальный танец. И как после такого с ним жить? Эх.
Прошла и села на соседний с ним стул. Пока я приглядывалась к Денису, прикидывая как бы его так утешить, чтобы он не обиделся еще больше, Маргарита Николаевна принялась расставлять перед нами глубокие миски…
-Денис, - шепнула, даже забыв про свою сокровенную цель – наесться. Правда, желудок мне это потом припомнил…- Не дуйся, победа была честной. Мир, дружба, жвачка? - протянула ему под столом раскрытую ладонь для пожатия, но парень насмешливо фыркнул и промолчал.
Ах так, будем играть в глубоко оскорбленного? – тут же вскинулась я, и изучая его профиль тихо закипала – Мы такие гордые, да? Ну и отлично, ну и супер… Я сама не заметила, как обиженно надула губы и непроизвольно отвернулась от Дениса.
Из недалекой задумчивости меня вывел удивленный голос Артема Дмитриевича, он говорил:
-Что это такое, женщина?!
Я опустила взгляд, и увидела, что перед каждым из нас стояла миска с хлопьями, залитыми молоком. Артем Дмитриевич с выражением крайне удивленным взирал на свою порцию, после чего взглянул на жену. Он явно чувствовал себя обманутым. Мать Дениса оглянулась через плечо и, кинув быстрый взгляд на миску, что стояла перед её мужем, ответила тоном, не терпящих никаких возражений.
-Твой завтрак, дорогой.
-Молоко и хлопья? Издеваешься, женщина? – захлопал глазками отец Дениса.
-Нет, милый, как можно? – искренне удивилась Маргарита Николаевна.
-Тогда давай сюда нормальную еду. Я знаю, что холодильник набит ею.
-Да. Но это для праздничного стола. – Все еще возражала женщина, активно, но по делу размахивая острым ножом, она нарезала салат.
- Я и говорю: праздничный завтрак устрой семье, – уперся отец Дениса. Рисковый, однако, парень. Я бы остерегалась таким категоричным тоном разговаривать с человеком, который так мастерски владеет холодным оружием…
-Милый, вечером придет много гостей, родственников, а зная ваши аппетиты… Короче, оставь в желудке место для праздничного ужина.
-Женщина, имей совесть!..
Я смотрела как перед нами разворачивалась битва не за жизнь…да и не за смерть, но поверьте, не за менее ценную материю – за еду, и поймала себя на мысли, что может именно эту войну и имел ввиду Воронцов… И не смотря на всю личную симпатию по отношению к матери Дениса, я чувствовала, что мой желудок горой стоит на стороне Артема Дмитриевича, и активно агитирует меня к приему пищи более сытной, нежели хлопья с молоком… Но я, естественно, игнорирую эти призывы, так как прекрасно понимаю, что он у меня самый невоспитанный орган и ради еды готов поступиться принципами. Как же славно, что у меня есть мозг. Вот кого я люблю всем сердцем. Он бывает очень полезен! Например, именно он пояснил мне, что сейчас будет лучше благоразумно промолчать, и есть то, что дают. Причем есть быстро, пока эту еду не отняли, ведь если судить по гневно сведенным бровям Маргариты Николаевны, вариант оказаться вовсе без завтрака очень и очень велик.
Итак, я принялась наворачивать еду с таким энтузиазмом, будто от того, как быстро я все съем, зависит быть Апокалипсису на Земле или не быть, и при этом я могла лишь гадать, в каком конкретно случае ему быть. И знаете, вся эта кампания завершилась бы весьма прекрасно, если бы не Воронцов, решивший ни с того ни с сего, пожелать мне приятного… аппетита, вы думаете? Ни фига подобного. Он незаметно и при этом грациозно, хотя стоп. Откуда я знаю, что он сделал это «грациозно»? Правда, от него всего можно ожидать, он вполне мог бы… так все, короче. Склонившись ко мне, он гаркнул мне на ухо: «Приятно поперхнуться», спокойно взял в руки ложку и отдалился. Я же, от неожиданности, действительно подавилась хлопушкой ( ох, чует моя душа, она была родом из Любятово!, впрочем, это к делу не относиться…) и, естественно, зашлась кашлем. И угадайте, кто оказался настолько любезен, что даже «похлопал» меня по спине? Ох, как же хорошо я прочувствовала на своей спине боль его ноги, точнее, месть за эту боль.
Я еле отбилась от его «доброты», в мыслях уже разрабатывая ответный удар, а на деле, резко извернувшись, замахнулась… и порывисто обняла Дениса за плечи. И не потому, что мне хотелось обнять его, скорее наоборот.. просто в последнюю секунду я заметила, что вся эта сцена погорелого актера...отставить «актера», заменить на «театра», не осталась не замеченной. А если выражаться точнее, то спектакль «подставь, а потом благородно спаси друга» с большой заинтересованностью смотрела лишь бабушка-тетя-Агата, родители Дениса до сих пор вели ожесточенные споры на предмет еды.
-Сп...сп…спасибо, Деня – пробормотала я, и, поерзав немного на стуле, замерла. Краем глаза заметила довольную, победную усмешку Воронцова, и в раздражении прикусила губу. Бабушка-тетя-Агата загадочно сверкнула в нашу сторону глазами и отвернулась. Тем временем, отец Дениса окончательно смерился со своим поражением и за неимением лучшего тоже приступил к поеданию своей скромной порции.
-Кстати про гостей – подала голос старушка, обращаясь к дочери – Какое конкретно число ты подразумевала, говоря «много»?
-Много, мама, это и есть много…
-И все же?
-Нуу… - задумчиво протянула женщина – Дядя Сережа с семьей, Костик и Клава, Мариночка с детьми тоже обещала прийти, Миша и Оксана… - бойко перечисляла Маргарита Николаевна, и с каждым ее словом плечи Артема Дмитриевича опускались все ниже и ниже. Сник мужик, короче. – Светлана и Виктор, может и Андрей с ними… Ах да, самое главное, Зина обещала в этом году приехать!
-Зина! – радостно ахнула бабушка-тетя-Агата,- У бесстыжей, что же, совесть проснулась?
-Зина… - обреченно охнул Артем Дмитриевич
-Тетя Зина, – тихо пробормотал Денис. Я повернула голову и увидела, как он побледнел, а глаза его наполнились праведным ужасом.
Ого, сколько откликов на одно имя-то.
-Воронцов, – тихо шепнула я на ухо парню, - кто такая эта тетя Зина? А то я никак не могу определиться, радоваться мне или ужасаться?
-Васнецова! - шикнул на меня Денис - Ты не знаешь кто такая тетя Зина?
-Откуда ж мне знать!
-Хочешь сказать… - тихо и медленно пробормотал парень, все еще находясь в прострации – у тебя никогда не было тети Зины?
-Нет.
-Что совсем не одной?
-О, господи, Воронцов, НЕТ! – я уже начала раздражаться. Что ж это за женщина такая, что одно ее имя привело парня в такое удручающее состояние?
Парень посмотрел на меня крайне удивленно. О прогресс, он ожил!
-Это старшая мамина сестра…
-Тю, всего-то?– разочарованно протянула я, но Денис возмущенно оборвал меня на полуслове
-«Всего-то?»! Да ты ее не знаешь! – в панике шептал парень, – Она знаешь какая? Она..она..она фанатик! Нам капец, Васнецова. Пакуй чемоданы, может успеем добежать до Канадской границы, пока она не приехала…
Денис сорвался с места и вылетел из кухни, аки пробка. Он что, реально помчался упаковываться? – пораженная этой мыслью, я вскочила, но перед тем как кинуться вслед за парнем, быстренько поблагодарила Маргариту Николаевну за предоставленную еду.

Скрытый текст



то что, нас не убивает, нас делает сильнее (с)
я дьявол в обличии дятла(с) ..хдд)

'Васнецова, спокойно! - скомандовал внутренний. - Дышим глубже. Хотя нет, мне дохлая хозяйка ни к чему. Не дышим! Тоже не то. Короче, успокойся!' - запутался он в требованиях.` (с) Маруся, она же Лунная, "Танцующие на лезвии бритвы"))

критики отмечают появление нового течения в авангардной живописи - бульонный кубизм. по их мнению, к этому направлению относятся художники, которые пишут как курица лапой (с) "квартет и"
Спасибо: 36 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1348
Настроение: Ача-ача, Диня, Диня )) хДд
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 91
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.06.10 15:16. Заголовок: Извиняюсь за задержк..


Скрытый текст

Ничто так не придает ускорения как страх.
Это я к тому, что догнать Воронцова мне удалось только у входной двери, причем парень был при полном обмундировании, да еще и с рюкзаком на плечах. Схватившись за ремешок его сумки, я резким движением вернула его в квартиру и, захлопнув дверь, угрюмо уставилась на него.
-Что Происходит? – чеканя слова, проговорила я. Денис, оказавшийся запертым в неком подобии ловушки, (которую талантливо изображали железная дверь и озадаченная я), в отчаянии потряс головой.
-Тетя Зина едет, понимаешь ты или нет?! – взвизгнул он.
-Соберись, Воронцов, – вкрадчиво ответила я, мысленно прикидывая до скольки нужно сосчитать, чтобы «случайно» не прибить этого парня. Денис взъерошил свои, что скрывать, роскошные кудри и воззрился на меня своим сумасшедшим взглядом.
Он уже раскрыл рот, чтобы заговорить, но через секунду захлопнул. Воровато оглянувшись, он взял меня за руку и прошептал:
-Пойдем. Здесь не место для таких разговоров.
О, Господи! Такое ощущение, что тут проводятся съемки малобюджетного второсортного кино, и мало того, что я даже не в курсе, так мне еще и не платят!
Тем не менее, я послушно проследовала за парнем в его комнату, удержав негодование в себе.
Плотно прикрыв за нами дверь, он прислонился к ней. Обвел взглядом помещение и скривился:
-Тут так чисто, что аж противно.
Я оглянулась.
-Почему же, - возразила я, – постель, вот, не прибрана.
-И это единственная хорошая новость за сегодняшний день, - хмыкнул парень.
-Кстати, о новостях. Что не так с тетей Зиной?! – аккуратно вернула его на интересующую меня тему. Денис нервно дернулся и внимательно посмотрел на меня. Молча подошел к своей кровати, рухнул на нее и, схватив гитару, принялся перебирать струны.
Я спокойно выжидала, тем более что звуки, льющиеся из инструмента, были весьма приятны.
-Это долгая история… - наконец заговорил он, кивнув мне головой, намекая, что мне лучше присесть. Я уютно устроилась прямо на полу, не сводя сосредоточенного взгляда с его лица.
- На самом деле она чудесная… Сколько себя помню, она все время находится в движении - не человек, а юла, честное слово, – легкая улыбка тронула его губы. – Все время куда-то стремится, всегда чем-то занята… и постоянно, постоянно болтает. Мы с отцом даже подозреваем, что у нее боязнь тишины… Она во многом очень похожа на бабушку Агату, с ней так же весело.. Мне она всегда нравилась… Но однажды… случилось страшное.
Я непроизвольно сжалась, парень молчал.
-Страшное? – произнесла я.
-Да… она влюбилась, хотя нет, увлекалась она постоянно… Но в тот раз она полюбила… - трагично изрек Воронцов.
-Господи, всего-то? – удивилась я, Денис перевел тяжелый взгляд на меня и легко прошелся пальцами по струнам.
-Всего-то? Нет, Женечка…Ты просто не представляешь масштаб этого мероприятия…. Она никогда не любила. Да, флиртовала напропалую с любым, кто ей приглянется, да, никогда не была одинока, да, она пользовалась тем, что красива… но никогда не любила. И однажды, это случилось… Знаешь, раньше, когда она меняла мужчин, как перчатки, меня это немного злило… Они ведь ее не уважали… да, восхищались, да, боготворили, да, ловили каждый ее вздох, каждое слово…но не уважали, черт их дери. – Он сжал руки в кулаки и замолчал, словно пытаясь стереть с внутренней стороны век неприятное воспоминание. Я не сводила сосредоточенного взгляда с его лица.
-Да, может она сама вела себя не вполне правильно, но, как ни крути, она была профессиональным врачом и спасала жизни… - все еще оставляя глаза закрытыми заговорил парень. – Ее поведение кардинально изменилось, когда она встретила Его… Статный, деловой… и ноль внимания к ее обаянию … Естественно, ее это зацепило, – на губах Дениса всплыла усмешка, и он распахнул глаза. – Как же так: ОН устоял против ее чар? Не сказать что быстро, но она добилась его расположения… Практически через год они решили пожениться… Она была так счастлива… все шло просто замечательно, пока он не бросил ее… прямо у алтаря… Да-да, точно как в мыльной опере, - перехватив мой взгляд, добавил Воронцов. – Вот после этого она и помешалась… хотя нет, всегда была немного сумасшедшей… Думаешь, она стала мужененавистницей? Или разочаровалась в любви? Не-е-е-ет. Напротив, она задалась целью поженить всех своих племянников.
Я удивленно уставилась на парня. Нет, я конечно подозревала, что у него не простая семейка, но чтобы настолько… Да я бы прибила бы этого женишка нафиг, посмей он бросить меня у алтаря, а она… просто свихнулась? Ну что ж, сильная женщина.
-И это все? – спросила я, все еще переваривая полученную информацию.
-«И все»?! - вскричал Денис, отложив-таки гитару в сторону, – ты хоть понимаешь, чем нам светит, когда она узнает, что мы как бы пара? Она очень настырная и весьма изобретательная. Если ты ей понравишься, то… - он обреченно покачал головой.
-То..? – от волнения и зарождающейся паники голос мой сорвался.
-То пора заказывать либо гроб, либо свадебное платье… - удрученно взглянул он на меня.
-Шикарный выбор, – буркнула я, насупив брови. – Что же будем делать?
Увидев, что парень вновь потянулся к своей сумке, я быстро добавила:
-Помимо твоей дурацкой попытки сбежать за границу, есть идеи?
Он обиженно зыркнул на меня, но ремешок отпустил.
- Если бы ты знала тетю Зину, ты бы поняла, что это был лучший вариант. – Не смог смолчать он.
-И все-таки? Я не привыкла убегать, – упорствовала я.
-Так это и не был бы побег! Так… стратегическое отступление! – заискивающе улыбнулся Денис
-Хорошо, давай это будет запасной вариант, план B, если хочешь… А сейчас придумаем что-нибудь получше? – приподняла я брови, ожидая его ответа. Раз он такой тактик, то должен оценить по достоинству мое решение прийти к компромиссу.
-Боюсь, как бы не было поздно…
-Воронцов! – угрожающе прикрикнула я, перебив его.
-Ну ладно, ладно… Я думаю. – Он вновь потянулся к гитаре, я же откинулась на спину закинув руки за голову.
-А как будет лучше, если я ей понравлюсь или нет? – задумчиво проговорила я.
-Ну как тебе сказать… Если ты ей не понравишься, она все время своего здесь пребывания будет травить тебе жизнь, если же ты ей приглянешься… просто так она тебя от сюда не отпустит… только со штампов в паспорте… - удручающе закончил он.
Я сглотнула слюну. Перспектива обзавестись мужем в шестнадцать лет совершенно не грела, да и остаться в Уфе на два года тоже в мои планы не входило. Может и вправду дать деру?
-Я же говорил, что это хорошая идея! – победно воскликнул Денис, подкрепив свои слова торжественным аккордом. Неужели я высказала последнюю мысль вслух?
-Воронцов, и куда я пойду по-твоему? Бороздить просторы твоего родного города у меня нет никакого желания, не в обиду будет сказано, просто на улице дубняк, а я такая эгоистка, что собираюсь прожить до старости и не угробиться при этом в каком-нибудь сугробе незнакомого города.
-А родного гор… - оживился он
-Воронцов!!! – предостерегающе проговорила я, и для большей убедительности показала ему кулак.
-Ладно-ладно... Я, кажется, кое-что придумал.
Я приподнялась на локтях, чтобы взглянуть на него, и, как ожидала, увидела коварную улыбку.
-Выкладывай, – искорки в его глазах передались и мне.
- Будем балансировать на грани между «идеальной парой» и «кошка с собакой», все время сбивая ее с толку!
-Как-то вяло я себе это представляю… - недоверчиво взглянула на него. Он склонил голову на бок и задумчиво посмотрел на меня.
-Ну, будем действовать по обстоятельствам… импульсивно. И по возможности держаться вместе…
-За руки? – решилась уточнить я, не понимая, как вообще такое могло влететь в мою светлую головку.
-Э? «Вместе», то есть рядом… - улыбнулся Денис одной из своих очаровательных улыбок. Я кивнула и, чтобы не видеть его лица, легла обратно на пол.
-И еще! – продолжал разглагольствовать мой прЫнц. – Говорить всегда буду я, а ты, по большей мере, лучше отмалчивайся…
Какого черта? Я подскочила аки ужаленная и с возмущением уставилась на него.
-Если я буду все время молчать, то она, не дай боже, подумает, что я глухонемая, или вообще тупо немая!
-Тсс! – зашипел он на меня. – Чего ты разоралась? Не хочешь молчать – не надо…Тогда будем говорить по очереди…
-Бинго, Воронцов, это называется диалог. И пусть это будет для тебя большим откровением, так обычно и разговаривают люди… - бубнила я.
-… не перебивая друг друга, – продолжал он свою мысль, совершенно игнорируя мой бубнеж. – Ей не нравиться, когда говорящий не заканчивает свою мысль…
- Тогда наоборот, мне нужно постоянно тебя перебивать! – радостно воскликнула и улыбнулась, заметив искорку раздражения в его взгляде.
- Ты уже достигла профессионального уровня в этом, не стоит продолжать тренировки! – чуть обиженно заметил Денис.
Я тихонько рассмеялась и легко поднялась на ноги. Мелкими шажками подошла к парню.
- Я вот думаю, раз уж так обстоят дела, не стоит ли узнать друг друга поближе? – Я присела рядом и вопросительно уставилась на Дениса. Он склонил голову на бок и с опаской отодвинулся.
-Насколько близко? – сглотнул он.
- Дебил! – вспыхнув, больно стукнула его по плечу. – Если мы притворяемся парой, то хоть что-то должны друг о друге знать! Ну там, любимое блюдо, цвет, песня, и так далее по списку вдоль, да поперек!
- Оу, – парень, театрально надув губы, потирал ушибленное плечо. – Зачем драться-то? Я б и так понял… И вообще! Давай договоримся сразу: ты не называешь меня дебилом, я тебя – дурой?
- Хо..- согласилась было уже я, но осознав всю мысль, спохватилась. – Ты что, называл меня «дурой»?!
- Эм, да… но намного реже, чем ты меня «дебилом»! – уверил меня он.
Во мне боролось двоякое чувство. С одной стороны, хотелось стукнуть его за «дуру», с другой, в его словах есть зернышко здравого смысла… Не долго мучая себя раздумьями, я решила совместить приятное с полезным.
- Договорились! – улыбнулась ему я и в подкрепление весомо стукнула по плечу.
- Спасибо, что не по голове, – хмыкнул парень, потирая ушибленное место, впрочем, он выглядел вполне довольным.
- Заявки принимаются по будням с девяти до шести. – Лучезарно улыбнулась я ему. – Обращайтесь.
- Вы так добры… - кивнул он с улыбкой на губах.
- ДЕНИИИС! ДЕНИСКА! – раздалось из-за двери, ровно через секунду последняя была распахнута, и в нее влетела Маргарита Николаевна. – Вот вы где!
Она мельком взглянула на разобранную постель, на которую мы примостились, на наши довольные мордочки, и, встряхнув головой, продолжила.
- Вы так стремительно убежали, что я не успела вас подпрячь!
Какая милая женщина, однако.
- Сынок, я забыла вчера упомянуть, чтобы ты купил курочку! – ее рука взметнулась вверх, и, по мере перечисления, она принялась загибать пальцы. - А еще нужен хлеб! И маргарин. И выпивка. Много-много выпивки! Слетаешь по быстренькому.
Он кивнул, хотя она и не спрашивала, она посылала - прошу прощения – направляла его в магазин… Денис поднялся на ноги, и, повторив список покупок, для лучшего закрепления, кивнул мне:
-Ну что, пойдем?
Я без лишних слов поднялась, показывая свою готовность. Как раз во время прогулки у нас будет время узнать друг друга получше, без особого риска разоблачения нашей грандиозной, чтоб ее, аферы.
-Нет-нет! Женечка остается дома! – с милой улыбкой остановила нас у дверей родительница Дениса. Мы дружно направили на нее удивленный взгляд. И она поспешила объясниться. – Во-первых, на улице довольно холодно, нельзя допустить, чтобы ребенок замерз…
-А меня что же не жалко!? – не смог не возмутиться Денис. Взглянув на его удивленно-возмущенное лицо, я не сдержалась, и немного позлорадствовала, легонько пихнув Дениса в бок и тихонько хихикнув.
-Упс, - Маргарита Николаевна виновато улыбнулась, – ты свой, так что мне проститься… Так, а, во-вторых, Женина помощь нам пригодиться и на кухне.
А вот с этого момента мне стало не до шуток. И не потому, что у меня с детства были весьма натянутые отношения с Кухней… И не потому, что у меня руки не из положенного им места растут… и не потому, что я боюсь оставаться наедине с семей Воронцова… Ан нет, именно поэтому. Нет, они, конечно, очень и очень милые и чудесные… Но я сильно подозреваю, что на кухне я им вовсе не нужна и что две опытные в плане готовки женщины вполне бы справились самостоятельно… Я более чем на сто процентов уверенна, что надо мной будет проводиться эксперимент, именуемый «Молодая домохозяйка», целью исследования которого будет выявления степени моей готовности стать миссис Воронцовой. А с учетом того, что у меня нет ни желания становиться будущей супругой Дениса, ни особого таланта в домохозяйстве, мне светят пытки, сопровождаемые обязательными расспросами…
Видимо, паника в моих мыслях ясно была написана на моем лице. Воспользовавшись тем, что мать Дениса вышла из комнаты, предполагая, что мы выйдем вслед за ней, я зашипела Воронцову в ухо:
- Диня, не оставляй меня тут одну, иначе пожалеешь…
- Ты взорвешь квартиру? – уголок его губы пополз вверх.
- Нет.
-Тогда, счастливо оставаться! – он отсалютировал мне, но я крепко вцепилась ему в рубашку.
-Но могу! – поспешно добавила я, грозно сверкнув глазами.
-Дениска, живее! – поторопила сына Маргарита Николаевна.
-Уже иду! – крикнул он ей и, злорадно взглянув на меня, вышел из комнаты, несмотря на то, что я грузом тянулась следом. Черт, не стоило мне тогда злорадствовать…
-Денисочка, миленький, – засюсюкала я, так как мы уже попали в зону слышимости, да и видимости Маргариты Николаевны, – не оставляй меня тут одну!
-Ты не одна, – прошептал Денис, одновременно пытаясь отцепить меня от себя и обуть ботинки. – Ты с моими.
- То-то и оно! – упорствовала я, пытаясь вырвать у него второй ботинок. Хорошо, что я стояла спиной к матери Дениса и не видела ее лица при этом…
- Васнецова, твою налево, прекрати немедленно! – зашипел парень и, чуть громче специально для мамы, добавил, – Котеночек, я скоро вернусь, ты даже не успеешь соскучится.
- Ооо, как это мило! - Опаньки, уже и бабушка здесь.
Черт, он играет нечестно! – паниковала я. - Ну что ж, я тоже так умею!
- Ты просишь от меня невозможного! Я уже скучаю, – вздохнула я, повиснув у него на шее и тем самым мешая ему надеть куртку.
- Ах ты ж, – тихо выдохнул Денис. Подозреваю, что он хотел высказать восхищение моим незаурядным способностям игры, но не уверена в этом стопроцентно. – Поверь, это не так сложно, как ты думаешь!
- Когда дело касается тебя - я вообще не думаю!
Я стиснула его крепче, когда он попытался высвободиться. «Накось выкуси!» - мысленно злорадствовала я. Это ведь был беспроигрышный ход, и это я поняла не из-за своей самоуверенности, а по умиленному вздоху Маргариты Николаевны на галерке.
- Какая ж ты прееелесть! – протянул Денис, страшно взглянув на меня и секундой позже мило улыбнувшись родственникам. Почуяв победу, я разомкнула свои душащие объятья и потянулась к сапогам. Но почувствовав на своих плечах руки, замерла.
- И это было так мило с твоей стороны решиться помочь нам на кухне! – мягко проговорила бабушка-тетя-Агата, помогая принять мне вертикальное положение. Так и не обутый сапог с тихим свистом свалился на пол. Крепко придерживая меня за плечо одной рукой, второй она помахала Денису.
-Иди, внучек, иди.
Черт, засада!
Парень широко улыбнулся, шустро натянул куртку и, послав мне воздушный поцелуйчик, юркнул в подъезд, не забыв захлопнуть за собой дверь.
Предатель, чертов.
Все мое нутро сковал необъяснимый страх. Тяжело сглотнув, я безмолвно позволила увести себя на кухню. Толком не вслушиваясь в то, что так вдохновенно расписывала бабушка-тетя-Агата, я пыталась осмыслить степень моего поражения…

Скрытый текст



я дьявол в обличии дятла(с)
Спасибо: 35 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1356
Настроение: Ача-ача, Диня, Диня )) хДд
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 92
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.07.10 20:01. Заголовок: Неожиданно, правда? ..


Скрытый текст


[right]Я искала тебя, годами долгими
Искала тебя, дворами темными
В журналах, в кино, среди друзей
И в день, когда нашла, с ума сошла
(Земфира – «Искала»)[/right]

Итак, как я и предполагала, это была красиво завуалированная проверка меня на прочность. Первым делом меня завели в пыточную камеру, в народе именуемую довольно незатейливо – кухня. Атмосфера в помещении была довольно накаленная, так как вовсю работали плита и духовка. «Беседа обещает быть жаркой», - поняла я и, чисто из тактических соображений, ненавязчиво поплыла в сторону холодильника, поближе к прохладе. Чуть позже я поняла, что нужно было продвигаться к окну, но было уже поздно. Мое стратегическое отступление к холодильнику женщины истолковали превратно, решив, что я собираюсь изучить содержимое этой холодной машины.
-Женечка, все необходимое я уже достала, присаживайся, – мило улыбнувшись, Маргарита Николаевна взяла в руки нож и, повернувшись, принялась проворно строгать овощи.
Я с тоской взглянула на окно, на холодильник и села на ближайший стул. Бабушка-тетя-Агата присела напротив с плотоядной, как мне показалось, улыбкой. Может это разыгралось мое больное воображение, но мне даже причудилось, что и она взяла в руки нож… Хотя нет, не причудилось, она действительно его взяла… но это не имело ко мне никакого отношения – женщина стала аккуратно нарезать сервелат, и я облегченно вздохнула.
Эх, рано я это сделала…
-Милая, а ты когда-нибудь готовила? – мельком взглянув на меня, бабушка-тетя-Агата продолжала орудовать ножом.
-Нууу… - протянула я. Перед мысленным взором цветными картинками, да со звуком, пронеслась вереница воспоминаний о том, как мы с Галей дружно мучили курицу, наивно представляя, что сей процесс называется «приготовление пищи». – Да, с сестрой однажды приготовили для папы ужин…
-И как? Он остался доволен? – через плечо оглянулась мама Дениса с улыбкой на губах.
-Определенно да. – Уверила я их, благоразумно опустив момент, чем именно он был доволен… Тем временем, бабушка закончила с сервелатом и достала из холодильника большую миску с фаршем.
-Может, тогда ты при… - начала была Маргарита Николаевна, но я, вовремя почуяв опасность, перебила ее. Господи, никогда бы не подумала, что я так обрадуюсь голубцам. Даже Полежайкин при виде этого яства так никогда не радовался. Увидев перед собой голубцы в разобранном, так сказать, состоянии, я готова была бесплатно сплясать танец радости! Что может быть легче, чем заворачивать голубцы? Взял листик винограда, ложечкой положил немножко фарша, аккуратно, в три движения, завернул и оп-ля – голубец отправляется в дальний путь, прямехонько в кастрюлю. Думаю, никто бы не осудил меня за то, что я схватилась за эту возможность.
- Простите, а можно я займусь этим? – со скрытой надеждой во взгляде я уставилась на бабушку-тетю-Агату, указывая пальцем на фарш.
Женщины, переглянувшись, одновременно кивнули, и я облегченно вздохнула.
Эх, рано я это сделала…
-Женечка, а как ты относишься к детям? – бабушка-тетя-Агата заглянула мне в глаза, я же, от неожиданности вопроса, чуть не уронила фарш по пути от миски до листка, но обошлось.
Господи, что за вопросы-то у них!? – мысленно взвыла я.
-А какой правильный ответ? – робко поинтересовалась я.
-Что значит: «Какой правильный ответ»?! – удивилась старушка, после чего неожиданно гаркнула. – Отвечай: любишь или нет!
Я вжалась в спинку стула и шокировано захлопала газами. Ох, какие же мы нервные…
-Люблю! – поспешила заверить бабуську, искренне беспокоясь за ее душевное равновесие. Видимо, тема наследников ее очень и очень волнует…
-А сколько планируешь завести детей?! – продолжала прессинг бабушка-тетя-Агата. Вообще-то я пока их не планирую – так я и собиралась ей ответить, но меня опередила Маргарита Николаевна.
-Мам, ну чего ты на неё нападаешь? Она еще сама ребенок, откуда ей знать «сколько»!? – дочь укоризненно взглянула на мать, та лишь фыркнула в ответ.
Ага, я поняла! Они сговорились и работают по системе: «Злой полицейский, добрый полицейский». И если следовать этой логике, то сейчас очередь доброго полицейского на меня давить… Правда, моя догадка не слишком облегчила мне жизнь… Хотя, какого черта! Он ведь мне не парень, и я не собираюсь за него, тогда какого черта я так переживаю, что обо мне подумают его родственники! Это же всего лишь игра! Так и буду играть по их правилам, станет невмоготу - всегда могу нарушить их.
А вот эта мысль облегчила мне жизнь, причем настолько, что я даже принялась беззаботно махать ногами под столом. Страх ошибиться с ответом абсолютно меня покинул.
-Знаете, – после непродолжительного молчания, в течение которого все занимались своими делами, заговорила Маргарита Николаевна, – недавно увидела в журнале занимательный тест, целью которого было выявление межличностных отношений и направленности личности. Так там был вопрос… - женщина склонила голову на бок, очевидно, вспоминая формулировку вопроса, - «Какие три вещи вы бы взяли с собой на необитаемый остров, если вам предстоит там прожить около месяца»?
-Ох, не хотела бы я оказаться на необитаемом острове, – усмехнулась бабуся, – там телевизора нет.
Я была солидарна в этом вопросе с бабушкой-тетей-Агатой, но вовсе не по причине отсутствия на острове телевизора. Что там делать целый месяц одной?! Наслаждаться девственной красотой флоры и фауны тех мест? Да, это, конечно, все прекрасно, но целый месяц!?
-Ты могла бы взять его с собой! – съязвила Маргарита Николаевна.
-Милая моя, телевизор не работает без электричества, а просто таращится на черный экран мне не в кайф. – Парировала бабушка-тетя-Агата.
-Да, действительно, ты бы не прожила без Хуана Педро и дня, что там говорить о месяце, – смеялась мама Дениса, а от комично обиженного вида бабуси меня тоже потянуло на смех.
-Хуана Антонио Родригеса Бартончели, идиотка, а не Хуана Педро, что, так сложно это запомнить!? - задетая в лучших чувствах, раздраженно всплеснула руками бабушка-тетя-Агата, но увидев, что ее дочь уже чуть ли не загибается от смеха, да и я не отстаю от матери Дениса, она секунду-другую обиженно подулась, после чего присоединилась к нам.
Нет, все-таки все бабушки одинаково тащатся от сериалов… Кроме баб Фроси, та тащится исключительно от маньяков и прочей преступной расы.
-Не, ну че вы ржете-то! – хихикая, поинтересовалась бабушка-тетя-Агата. – Всяк хорош издеваться над пожилыми людьми, а вы попробуйте пожить с мое…
-Ма, да расслабься ты, мы тебя обожаем, – дочь потрепала старушку по плечу. - И все-таки, чтобы вы взяли на остров-то? Мам?
- Ну что ж, – женщина задумчиво пожевала губы, после чего выдала следующее. – Пиратский ром, вертолет и АК-47(От папуасов отбиваться, если что)!
- Вертолет, чтобы быстрее смыться и успеть к началу сериала? – приподняла бровь Маргарита Николаевна.
-Именно, а если вертолет вдруг не взлетит, напьюсь в дрободан и придумаю свою историю, покруче Робинзона будет, – хмыкнула бабушка-тетея-Агата.
Неунывающая старушка, однако. Я хихикнула.
-Почему-то я не сомневаюсь в этом, – кивнула Маргарита Николаевна и повернулась ко мне, – ну а ты что бы взяла?
Черт, а я-то наивная думала, что обошлось…
-Ну… - задумчиво протянула я, – ножик, чтобы добывать еду и защищаться, спички… и…- обе выжидательно уставились на меня, да так, что я опять засомневалась в правильности ответа… В этом вопросе что, кроется подвох, да? Ааа, кажись, я догадываюсь, в чем тут дело… - и… Дениса!
С сияющей улыбкой закончила я. «Ну как, угадала?!»
-ЧТО? Мой мальчик для тебя вещь? – Маргарита Николаевна театрально схватилась за сердце.
Упс, ошибочка вышла…
-Нет, ну что вы! – поспешно бросилась убеждать женщину в моих высоких чувствах к её сыну. -Просто я как представлю, месяц без Дениса… - я сделала логическую паузу, мысленно шлепнув ладонью себе по лицу «Господи, что за берд я несу!? Хорошо, что здесь нет Дашки…»
-Ооо! – умиленно воскликнула Маргарита Николаевна, за секунду вновь превратившись в пушистого котенка. – Какая же ты милая.
Я натянуто улыбнулась и, с мыслью «Пронесло», облегченно вздохнула.
Эх, рано я это сделала.
-Ладно, это все, конечно, прелестно, – заговорила бабушка-тетя-Агата, – но что мы будем делать с картошкой? Запечем ее в «мундире» или же просто пожарим?
Спросив это, она почему-то уставилась на меня, хотя шефом кухни бесспорно была Маргарита Николаевна. Тут точно кроется подвох… Я медленно завернула последний голубец, раздумывая над ответом. Просто нутром чуя, что тут уж ошибиться нельзя. Видимо, они хотят проверить, как я знаю любимые блюда Дениса. Или нет? Но скорее да, иначе почему они обе так на меня смотрят? А может я стала слишком мнительна? Черт, Воронцов, да где ж тебя носит-то!? Сказал же быстро вернешься, а сам уже больше часа где-то пропадаешь… Предатель, чертов.
-Жень? – поторопила меня мать Дениса.
Да, давно пара бы уже ответить, не такой уж сложный вопрос… Жаль не успели с Воронцовым обговорить эти моменты… Что ж, будем наедятся госпожа Фортуна мне сегодня немножко позубоскалит…
-«В мундире»? – рискнула предположить я.
- Фьюх, – вздохнула бабушка-тетя-Агата, - я было уже подумала, что ты зависла.
-Мама! – воскликнула Маргарита Николаевна.
-Не мамкай! – тут же отреагировала бабуся.
Я улыбнулась. За пререканиями этой милой парочки я услышала спасительный звонок в дверь.
-Я открою! – вскочила на ноги и опрометью бросилась к входной двери.
«Ну, Воронцов, берегись!» - в процессе бега я успела выстроить множество способов мести этому кудрявому недоразумению, которое посмело бросить меня на растерзание своим прелестным родственникам. Начиная от простых тумаков, заканчивая секретными приемами каратэ.
Плотоядно улыбнувшись, я рывком распахнула дверь и выдала:
-Явился, не запы… – и, подняв голову, застыла на месте.

Скрытый текст



я дьявол в обличии дятла(с)
Спасибо: 36 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1375
Настроение: депрессивное
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 92
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.08.10 23:30. Заголовок: Жаркий свет у тебя в..


[right]Жаркий свет у тебя в груди,
От меня не из шутки.
Знай, я уже в пути,
Занят тем не из скуки.
Если я не вернусь к утру,
Значит, нет мне прощенья.
Значит, муза не по нутру,
Значит, ждут меня гоненья.
(Кукрыниксы - "Это не беда")
[/right]

Передо мной с выражением недоумения на лице стояла высокая женщина в зеленом твидовом пальто и ярко красных сапожках. Минимум косметики на лице и пизанская башня непослушных темных кудрей на голове.
- Тетя Зина…? - идентифицировала я ее личность, более чем на сто процентов уверенная в своей правоте. Ешкин кот, что ж мне не везет-то так?!
- С утра ей была, – мягкий голос звучал уверенно, а в глазах искрилось любопытство. – Разрешишь пройти? – бровь грациозно поползла вверх. Я, спохватившись, кивнула и, выхватив из ее рук тяжелый темный саквояж, отошла в сторону.
Она благодарно кивнула и прошла внутрь.
- А ты кем будешь, красавица? – полюбопытствовала женщина, разматывая с шеи длинный красный шарф.
- Я…это… подруга Дениса, – промямлила я, прикидывая, что «подруга» – это ведь необязательно «девушка»…При моих словах глаза тетушки заискрились, а голос зазвучал весьма и весьма заинтересованно. Я ожидала услышать от нее это коронное «Катя!?», но этого не последовало.
- Любопытненько… – с улыбкой протянула она, обходя вокруг меня и в открытую изучая мою внешность. Интересно, музейные экспонаты чувствуют себя так же неуютно, как и я себя сейчас? С этого момента торжественно клянусь не пялиться на этих бедняг, как бы они не выглядели.
Неожиданное появление бабушки-тети-Агаты и Маргариты Николаевны отвлекло ее пристальное внимание от моей скромнейшей персоны. Ворвавшись в коридор и увидев гостя, бабушка-тетя-Агата замерла у двери приятно удивленная, мать же Дениса с радостным восклицанием кинулась на шею к сестре.
- Зинка!
- Маги! – тут же отреагировала тетушка Дениса, крепко обнимая родственницу.
- И почем нынче совесть продают? – с ехидной улыбкой поинтересовалась бабушка-тетя-Агата, впрочем, выглядела она вполне довольной.
- Не знаю, мою почему-то отказываются покупать! – отпарировала женщина и сокрушенно добавила, – и ведь не пойму почему! Девственно чистая, а спроса нет…
- Ты просто не умеешь вести переговоры, идиотка, – фыркнула бабушка-тетя-Агата.
- А старая карга всё такая же? – тихо, но так, чтобы услышала бабушка-тетя-Агата, шепнула на ухо сестре тетя Зина, озорно подмигнув мне. – Иди сюда, я тебя обниму, старушка! – воскликнула любящая дочь и, подлетев к бабушке-тете-Агате, крепко стиснула ее в объятьях.
Я с улыбкой наблюдала за воссоединением семьи, непроизвольно понимая, что мне симпатична тетя Зина. Нет, это, конечно же, нисколько не уменьшало представляемую от нее угрозу, но то, что она оказалась не злобной фурией, безусловно, радовало. Не так страшен черт, как его малюют, не так ли? Надеюсь, что так…
Бабушка-тетя-Агата, освободившись из удушающих тисков родственных объятий, первым же делом окинула старшую дочь изучающим, сканирующим на малейшие изменения, взглядом. Видимо, не обнаружив глобальных, достойных внимания перемен, он перевела взгляд на меня, причем в глазах её я уловила задорный блеск. Я не стала заморачиваться на тему: «А что бы это могло значить», так как смутно догадывалась, что старушка лучше Дениса осведомлена о фетишах собственной дочери.
Заметив, что до сих пор не выпустила саквояж из рук, я аккуратно опустила его на пол. Это непримечательное действо было, тем не менее, запримечено бабушкой-тетей-Агатой.
- Опаньки! Дочь, ты что налегке? – она перевела заинтересованный взгляд обратно на родную плоть и кровушку.
Зинаида Николаевна, которая с увлеченным видом рассматривала нефритовые бусы, висевшие на шее у сестры, обернулась на зов и, кинув быстрый взгляд на свои вещи, протараторила:
- Нет, конечно. Все остальные сумки в машине. Что я, дура, такие тяжести самой таскать в моем-то возрасте? Взяла только самое необходимое, – она повела плечом, - а остальное Дэнчик поднимет… Кстати, где мой любимый племяша?
- Отправила в магазин часа полтора назад, – спокойно ответила Маргарита Николаевна, ее сестра после секундного раздумья, удивленно вскрикнула.
- Полтора часа назад?! Господи, что он там, мамонта ищет?!
- Да не… Мамонта в списке не было – покачала головой мать Дениса. Впрочем, голос ее выдавал некоторое сомнение. По правде говоря, и списка-то никакого не было: запомнил – пошел, не составив для себя той спасительной шпаргалки. Мое больное воображение услужливо принялось рисовать душещипательные картины, как бедный Денисочка, согнувшись под тяжестью раздумий, решительно не может вспомнить, что именно ему нужно было купить: курицу или кукурузу… А мимо снуют воодушевленные, в предпраздничном настроением люди, задевают его по плечу, пихают локтем, дабы побыстрее пробить себе путь к кассам, а мой горе-прЫнц безропотно принимает эти случайные удары, сетуя лишь на свою ненадежную память…
Пока я мысленно наслаждалась мучениями Дениса, который посмел оставить меня одну на передовой, а сам дезертировал на свободу, командный состав решил отправиться в главный штаб, то есть на кухню (поистине, многофункциональное местечко!). «Нужно соблюдать дистанцию» - приняла я временное решение. До появления Дениса буду милой, ничем не примечательной девушкой, уподоблюсь хамелеону и буду старательно пытаться слиться со стенкой. Нет, побелеть мне, конечно, не удастся, но не привлекать к себе внимание? Авось… А вообще-то глупо. Кто сказал, что на стену никто не обращает внимание? Обращают, еще как. На нее облокачиваются, упираются, некоторые (опустим имена) даже долбятся об нее в поисках лучших идей или даже озарения свыше. Но и эстетичный вид стенки очень важен для людей. Кто согласится по доброй воле прислониться к потрескавшейся, осыпающейся при малейшем прикосновении, или даже просто грязной стенке? Фи – воротим нос. Случается и наоборот. Я, конечно, не историк и не особый ценитель искусства, но что-то, назовем это внутреннем голосом, мне подсказывает, что издавна стены расписывали, не все конечно, но было же. Причем некоторые были расписаны так, что глаз не оторвать. Даже простая фактура и однотонный цвет может привлечь внимание, желание провести рукой по рельефной поверхности… Нет, решительно не хочу быть стенкой. Хотя… если по-честному рассматривать все стороны… Есть же невзрачненькие такие, беленько-серенькие стеночки, на которые, раз скользнув взглядом, больше не обращаешь внимания, стенки, созданные исключительно из оборонительно-защитных соображений? Может быть… Хотя нет, такие обычно и разрисовывают из баллончика всякими пакостными словами, которые в культурном обществе благополучно вырезаются цензурой…
-Евгения? – мягко обратилась ко мне тетя Зина, и отчего-то у меня возникло подозрение, что она не в первый раз повторяет его.
-Да? – насторожено откликнулась я.
-А давно вы дружите с Дениской? – хоть она и улыбалась, и задала этот вопрос будничным тоном, я почувствовала, как у меня сжался желудок, внутренне я вся напряглась. Мой организм приготовился к обороне, я даже не удивилась, что первым отреагировал желудок… Не успела я рта раскрыть, как за меня ответила бабушка-тетя-Агата.
-Достаточно, чтобы называться его девушкой, – ласково проговорила она, лукаво взглянув на меня. «И ты Брууут» - взвыла я мысленно на такую подставу со стороны старушки.
-Девушкой? – вскинула брови тетя Зина, посмотрев на меня под совершенно другим углом.
О май гад. Нас разоблачили раньше времени… Воронцов, где тебя носит!!! – продолжала паниковать я, перед глазами вновь, совершенно не вовремя, всплыла сцена с участием трех «Воронцов. Курица. Кукуруза». Раздраженно отмахнувшись от видения, я попыталась сконцентрироваться на происходящем, где участником событий была непосредственно я.
Нерешительно улыбнувшись, сделала реверанс.
-Девушкой, – повторила она вновь. Первоначально удивление прошло, и в глазах женщины засветился небывалый интерес, азарт, если хотите.
- Давай, третий раз, для закрепления материала, – буркнула бабушка-тетя-Агата. Дочь стрельнула взглядом в ее сторону, но обратилась ко мне, заговорчески подмигнув.
- Слушай, может пора оповестить эту деспотичную женщину, что времена ее беспрепятственной тирании давно канули в лету и «свобода слова» уже не пустое словосочетание?
Я пожала плечами, улыбнувшись. Бабушка-тетя-Агата лишь фыркнула в ответ и удалилась на кухню, оставив меня наедине с тетей Зиной.
На протяжении нескольких последующих минут мы изучали друг друга взглядами. Я придерживалась тактики «выжидание», а уж о чем думала тетя Дениса, я даже не представляла. Со стороны кухни раздавались характерные звуки, сопровождающие процесс готовки. Молчание же, возникшее между мной и этой красивой женщиной, начало меня угнетать. Денис говорил, что она ни на минуту не умолкает… Интересно, как давно они не виделись?
- Можно задать вам первый нескромный вопрос? – наконец заговорила тетя Зина.
«Первый!? Сколько же их еще будет!?» - внутренне ужаснулась я, и, тем не менее, кивнула. А что мне оставалось? Прикрыться паранджой и поспешно скрыться в неизвестном направлении? Заманчиво, конечно. Я бы так и поступила, будь у меня в наличии паранджа…
- Почему ты решила праздновать Новый Год вместе с Денисом?
Ага. Игра продолжается… Первый уровень: «Мама, бабушка, духовка» я благополучно прошла, а сейчас должна столь же доблестно преодолеть второй этап, чтобы в дальнейшем наслаждаться праздничным ужином и теплым кровом… Ну что ж, ради тебя, мой дорогой желудок, я готова на все.
- Эм… На это есть несколько причин… - начала я, на ходу придумывая свои аргументы. – Первая причина - это, конечно же, непосредственно сам Денис…
Увидев, что женщина улыбнулась, я чуть приободрилась. Значит, именно это она и хотела услышать?
- И… потом, это замечательный повод познакомится с его родственниками…
Она согнула бровь, словно удивившись, и я замолчала.
- И как, тебе не страшно?
- А чего мне бояться, вы ведь не съедите меня? – улыбнулась я, решив поскорее ступить на прочную почву.
-Черт, фарш закончился! Ну и где носит твоего сына?! – раздался душевный возглас со стороны кухни.
Это ничего ведь не значит, правда? Просто глупое совпадение – уверила я себя, мысленно нервно хихикнув.
-Конечно, нет, - она послала мне ответную улыбку, и, повернув голову в сторону кухни, крикнула. – Хорошо, что светлые головы придумали такое чудо техники как телефон! Позвоните ему!

-Что б мы без тебя делали! – фыркнули оттуда голосом бабушки-тети-Агаты, впрочем, под аккомпанемент нажатия клавиш.
Тетя Зина покачала головой, мы дружно улыбнулись. Но мелодия Кукрыниксов, через секунду раздавшаяся за стенкой, смела улыбки с наших лиц. Я сокрушенно хлопнула себя по лицу. Господи, ну чем этот парень думает? Хотя правильней будет спросить: «А думает ли он вообще?!».
Я сейчас тут наговорю глупостей (уж я-то себя знаю!), а потом как мы будем выкручиваться? Спалимся же на перекрестном допросе, как пить дать, спалимся!
-Извините, - промямлила я, – у Вас есть веревка и мыло?
-Зачем? – удивленно спросила тетя Зина.
-Повесится – обреченно пробормотала я.
-Что? – казалась, женщина была не уверена в том, что услышала.
-Забудьте… - поспешно выдала, отдав себе мысленный приказ: «Тааак, отставить панику, Васнецова, иначе тебя примут за параноидального суицидника». И пока я размышляла на столь щепетильную тему, в голову влетела бредовая мысль, которую я тут же озвучила.
-А может мне пойти поискать Дениса? – лучезарная улыбка, которую я нацепила, чуть не ослепила тетю Зину. Я понимала, что такая прогулка могла выйти мне боком, но и мысль оставаться далее в такой веселой компании нагоняла на меня депрессивную тучку.
-Ну нет, - категорично возразила Зинаида Николаевна, – еще одну потерю мы не переживем, а этот остолопик скоро уже должен явиться…
-И что?! – донеслось со стороны кухни. – Вы там так и будете торчать в коридоре или соблаговолите помочь нам тут?
Тетя Зина принялась корчить недовольные, смешные рожицы, подстраиваясь под голос сестры, да так у нее это здорово получалось, что я еле сдерживала смех.
-Ну что, - заговорила тетя Зина, - снизойдем до них?
И подмигнув мне, направилась на кухню.

Оказавшись на кухне, я не стала повторять своей ошибки и направилась прямиком к окну. Из-за замершего стекла, покрытого морозной корочкой из причудливых узоров, видимость была нулевая. Зато из щелей веяло спасительной прохладой.
Ситуация требовала раздумий. Либо я сейчас играю роль примерной домохозяйки и, рискуя угробить всю кухню, кидаюсь помогать, либо нарекаю себя непутевой девчонкой и талантливо кошу под «невоспитанность»… Есть еще третий вариант…. Развести бурную деятельность и помочь с приготовлением салатов. Там всего-то и требуется умение обращаться с ножом и знание элементарной геометрической формы «кубик».
На деле оказалось, что не я одна такая умная… Бабушка-тетя-Агата уже проворно нарезала крабовые палочки. И мне не оставалось ничего другого, как тактично предложить ей помощь и расправиться с вареными овощами. К моей великой радости – она любезно согласилась и даже достала для меня ножик. Ну разве она не прелесть?
Маргарита и Зинаида Николаевна что-то бурно обсуждали перед раскрытым холодильником. Последний-то во время спора можно и даже нужно было бы прикрыть, но тот, кто добровольно согласится залезть в такую печку, как кухня, должен уметь пользоваться малейшей возможностью словить прохладу. Будь я добропорядочной домохозяйкой, я бы непременно посоветовала бы прикрыть дверцу холодильника, но, во-первых, кто я такая, чтобы давать советы будущей свекрови, прости Господи за такую мысль – хихикнула я про себя, а, во-вторых, пока я находилась спиной к этой холодной машине, прохладный воздух касался и меня. И именно этот аргумент сыграл в пользу молчания. Будь моя воля, я б вообще молчала все то время, что мне пришлось находится на кухне… Но вышло все наоборот. Они, будто сговорившись (на самом-то деле, мне кажется, что так оно и было) сыпали на меня разношерстными вопросами, начиная от моих увлечений, заканчивая моим весом. Я, конечно, не делала из последнего тайну, но, как и любая девушка, приняла вид глубоко оскорбленной особы за столь некорректный вопрос. Хотя, если говорить о некорректности, то вопрос о весе был не самым страшным. Тетя Зина, как и упоминала ранее, очень любила задавать нескромные вопросы. Впрочем, не то чтобы они были нескромными… Скорее я сама все усугубила… Дело было так. Тетя Зина, размешивая в миске что-то с чем-то, будничным тоном поинтересовалась, сколько у меня было парней до Дениса.
А я возьми да ляпни:
- Один…или, нет, два… - уточнила, вспомнив про Вовчика, - или стоп…
- Ты что не помнишь? - по их откровенно удивленным лицам, я поняла, что дела мои плохи, и что нужно скорее разъясниться.
– Просто некоторых из них я не воспринимала, как парней…
Так, кажется, лучше не стало. Блин, Васнецова, ну ты и дура. Надо было сказать, что Денис мой единственный и неповторимый, делов-то… Эх, ну что теперь уж, раскаиваться… Лучше соображать, как выпутаться … Давайте, Мозги, зажигайте.
- То есть, не то, чтобы я не воспринимала, а они не являлись ими, нет, конечно, являлись, но не моими. То есть, я хочу сказать, что между нами не было никаких отношений. Точнее были, но не такие которые вы имели в виду… - пулеметом тараторила я, пытаясь не встречаться с ними взглядом. Кажись, лампочка перегорела…
- Успокойся, мы поняли, – прервала меня Зинаида Николаевна, за что я была ей безумно благодарна.
- Правда? – я с надеждой посмотрела ей в глаза.
- Нет.
Ну вот, а я уже было поверила.
- Пхаха, ты бы только видела свое лицо! – женщина заливисто рассмеялась.
Что? Она смеется надо мной? – я растеряно взглянула на нее.
- Хоть ты и изъяснялась, как инопланетянин, я поняла тебя. – Она мне улыбнулась, стараясь удержать свой смех. Я обиженно надулась. «И почем она знает, как разговаривают инопланетяне?»
- Ты мне вот что лучше скажи, – она наклонилась ко мне так, чтобы наши глаза были на одном уровне, – Ты Дениску-то любишь?
Я нервно сглотнула. Глаза в такой момент отвести – значит показать слабость и неуверенность, а я, в теории, до беспамятства влюблена. Значит надо ответить «да». Но почему мне так сложно произнести эти две буквы?
Они ведь ждут именно этого ответа. Они уверены, что я так отвечу… Почему же так сложно обмануть и сейчас, до этого же прекрасно справлялась?
Да, он мне симпатичен… но любовь? Это слишком громкое слово. Слишком сильное чувство… Полюбить Дениса…? Непозволительная роскошь.
Мысли проносились в голове со скоростью экстренного поезда, я же представляла собой нервную, натянутую струну.
Нужно просто кивнуть им, эта небольшая заминка выглядит весьма подозрительно для «любящего», как они считают, сердца.
Все еще не отводя взгляда, я просто ей кинула. Она вглядывалась в мои глаза, будто пытаясь отыскать в них правду, но через секунду другую, она растянула губы в улыбке, и со словами:
- Вот это и есть самое главное, - вернулась к работе.
Я опустила взгляд, и взяла в руки маринованные огурцы, которые предстояло нарезать. Быстро успокоив дрожащие ладони, я принялась кромсать бедный измученный овощ. Но мысли мои были далеки от зеленых кубиков, что выходили из-под ножа. Я думала о том, где черти носят это мерзавца?! Он ушел уже так давно, обещав скоро вернуться. Лжец. Я тут коньки чуть не отбросила, все утро отвечая на бесконечный поток вопросов, а он позволяет себе где-то шляться. Сколько часов он уже на улице? – Я перевела взгляд на замерзшее окно, и сердце почему-то сжалось. – Там ведь, наверное, очень холодно. Может он замерз и свалился в сугроб какой-нибудь? Хах, так ему и надо, предателю! Буду я еще за него волноваться! Много чести!
Резко развернувшись, я схватила с миски яйцо и принялась разрезать его на аккуратные, я в шоке, кубики. Краем уха я слушала разговор взрослых, но в голове назойливой мухой крутилась мысль: « А вдруг с ним действительно что-то случилось?».

Скрытый текст


я дьявол в обличии дятла(с)
- потереть тебе спинку?
- половником? (с) Кёко, Рэн, точнее LME стеб
Спасибо: 37 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1382
Настроение: депрессивное
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 92
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.10 21:48. Заголовок: Спасибо Вам Девушки ..


Скрытый текст


[right]Дружба крепкая не сломается,
Не расклеится от дождей и вьюг.
Друг в беде не бросит,
Лишнего не спросит,
Вот что значит настоящий, верный друг,[/right]

Господи, ну что за глупости лезут в бошку! - я пару раз потрясла головой, в надежде отогнать эти бредовые мысли. Получив укоризненный взгляд бабушки-тети-Агаты, который был направлен на мои распущенные волосы, я нервно сжалась, и виновато улыбнулась. Услышав дверной звонок, подскочила и выкрикнув: «Я открою!» - вылетела прочь с кухни, причем с такой скоростью, что будь на кухне пыль, то за мной бы поднялся ураган. Ну, Воронцов, берегись!
С разбега врезавшись в дверь, я, даже не почувствовав боли, отскочила и резко распахнула железяку.
-Воронцов! – яростно воскликнула я, втащив его за рукав в квартиру – Ты где шлялся!?
-Добавь «всю ночь» и скалку в руку, будешь похожа на ревнивую женушку – Денис, шмыгнув носом, хихикнул. Я же вспыхнув, стукнула его по плечу.
- Я тебя и без скалки отдубасить могу, дебил!
- Сама дура. – не остался он в долгу – Мы ведь вообще-то договаривались.
- А я виновата, что ты такой дебил!?
- Не ори, идиотка! – парень опять шмыгнул носом, зажав мой рот рукой, и подозрительно покосился на зеленое пальто, висевшее по правую руку.
- Я и не ору – прошипела я, нервно отодвинув его руку и грозно зыркнув на него, непроизвольно ахнула.
-Воронцов!? Это что такое? Почему ты весь мокрый? – я смотрела на него крайне удивленным взглядом.
- Упал – буркнул он, и не выпуская пакет с покупками из рук, принялся стягивать с себя шарф.
- И решил добираться до дома ползком?! – съязвила я, не поверив его жалкому оправданию.
Парень скривил губы в ухмылке, и сверкнул на меня глазами. Эти глаза что-то явно скрывали. Он знает нечто такое, чего не знаю я. И это нормально, но… я чувствовала, что он прям наслаждается тем, о чем мне не известно.
Ну что ж, я тоже могу огреть его новостью!
-Ладно, это все фигня. Угадай, кто приехал? – я посмотрела на него вприщур. Он скинул ботинки, и дрожащей, как я заметила, рукой отстегнул молнию на куртке.
Но тот, кто приехал не предоставил ему возможность проявить свои экстрасенсорные, а точнее логические способности. В коридор вылетела Зинаида Николаевна, и, завидев Дениса, с криком: «Племяш!», кинулась к нему. Парень, в первую секунду, как увидел эту женщину, сделал непроизвольный шаг назад, (я видела, что на его лице промелькнула паника), впрочем, как только он понял, что позади стена, (точнее дверь), и бежать глупо, расцвел в улыбки и радушно распахнул объятья.
- Денисочка! Душа моя, где тебя носило, злодей ты эдакий! – тараторила она, не выпуская парня из родственных тисков.
- Тетушка… - прохрипел Денис, одной рукой пытаясь толи приобнять, толи оттолкнуть женщину, при этом не выронив пакет из другой руки. – я сейч…
- Поняла-поняла, не хрипи! – Зинаида Николаевна смеясь, разомкнула объятья. Но отступив на шаг, озадаченно свела брови.
- Денис? А чего это ты весь мокрый?
- А он упал – пытаясь сдержать смех, известила я тетушку, не дав Денису даже рта раскрыть. Вместо того, чтобы взглянуть на меня с благодарностью, парень показал мне недовольную моську.
- Оу. Видимо, не единожды, - хихикнула она, оглядывая племянника с ног до головы.
- Смейтесь – смейтесь над чужим горем, – приняв глубоко оскорбленный вид, он взглянул на нас взглядом наполненным самодовольством. Мол, все ваши едкие комментарии меня совершенно не колышут, ибо я бог.
- Кто же смеется, милый! Мы негодуем! – воскликнула Зинаида Николаевна, умело скрывая рвущийся наружу смех, и искря глазами - Мы так переживали из-за твоего длительного отсутствия! А теперь ты тут! А мы все равно переживаем!
- А ты нас совсем не ценишь – подлила я «масло» в огонь, разочарованно выдохнув.
- Да вы я смотрю неплохо спелись – улыбнулся Денис. И после его слов, Зинаида Николаевна резво перекинула руку мне через плечо и, притянув к себе, выдала речитативом:
- Отныне и навсегда дуэт «Колбаса»! Не ну че вы ржете, я не поняла! Хихикаю они тут!
Несмотря на столь громкие «возмущения» Зинаида Николаевна сама открыто смеялась, и трепала нас по волосам. Сейчас я просто не могла поверить, что эта женщина представляет нам угрозу…
Вопль: «Курица!» рассек наш смех, аки топор Викинга, а издававшая сей клич персона была мать Дениса, выскочившая с кухни стремительно птицей. Подлетев к Денису, она вырвала из его рук пакет, и понеслась обратно в свое царство ножей, кастрюль и сковородок.
-Мда, – выдавил Вороноцов, – и тебе привет.
Все случившееся было произведено так стремительно, что я с трудом сообразила, что вообще сейчас произошло. Я, как спортсменка, лишь успела оценить по достоинству скорость показанную миссис Воронцовой.
-И кстати, сына – из кухни неожиданно показалась голова Маргариты Николаевны – ты мокрый. Быстро приведи себя в порядок, пока не заболел!
Вот это я понимаю маман… И «дичь» поймала и сыну ЦУ за пару секунд отдала - восхищенно подумала я, смотря на точку, где мгновение назад виделась голова Маргариты Николаевны.
-Сестра права – заговорила Зинаида Николаевна – Ты, – при сих словах она ткнула в Дениса пальцем, – живо прими теплый душ и приоденься. Ты, – на сей раз указательный палец был направлен на меня, - поухаживай за своим мужчиной.
О май гад. Что она сейчас сказала?!
- А ты? – приподнял брови Денис, стараясь не смотреть в мою сторону.
- А я посмотрю, – расплылась в хитрой улыбке женщина, переводя внимательный взгляд с его лица на мой прекрасный фейс.
- Посмотришь? – Денис, срываясь на фальцет, испуганно взглянул на тетю.
- Именно. Жена должна уметь ухаживать за уставшим мужем. – Как ни в чем не бывало известила она.
«Мужем»!? Я не ослышалась, она сказала «мужем»!?
Я скосила глаза на Дениса. Увидев его довольную улыбку, я поблагодарила Бога, что он наделил меня не дюжей выдержкой, ибо иначе я тут же кинулась бы убивать «мужа»!
«Апчхи» Дениса вывело меня из состояния ступора, и я принялась разводить бурную деятельность.
-А ну ка, родненький, иди, прогревай свои органы! – с милейшей улыбкой на губах я схватила его под руку и потянула в сторону ванной. Буквально насилу запихнув парня в ванную комнату, я захлопнула за ним дверь, и, посмотрев на Зинаиду Николаевну, нервно хихикнула.
- Ну и че это было сейчас? – женщина приподняла одну бровь, и скрестила руки на груди.
- Ась? – откликнулась я, нервно вжавшись в дверь.
- Я говорю, что это было? – с мягкой улыбкой повторила она. Господи, лучше бы она не улыбалась, и так мороз по коже…
- Ну так… обслужила…
- Фиговый же у тебе сервис… - хмыкнула она, плавно приближаясь.
- Ась? – натянуто улыбнулась я, краем уха услышав шум воды, доносящийся из-за двери.
- Что он после душа будет делать без полотенца?
Упс. Только сейчас я вспомнила, что в ванной комнате не было банных полотенец. Так, значит, моя задача – добыть полотенце Дениса… Любопытно, не слишком ли я рискую, если спрошу у Зинаиды Николаевны, где может лежать интересующий меня предмет?
Взглянув еще раз на её азартный взгляд, я решительно отмела в сторону последнюю мысль. Кивнув, я медленно повернулась и скрылась в комнате Дениса.
Искренне надеясь, что обнаружу в шкафу банное полотенце, я направилась прямиком к нему.
Пока руки выполняли механическую работу, мой мозгик храбро пытался проанализировать слова и поведение Зинаиды Николаевны. Видимо о таких перепадах и говорил Денис. Жуть конечно, но как же круто это было… Я сама не смогла бы сказать, сбежала я от нее или же отправилась на выполнение задания… Скорее всего сбежала, удобно прикрывшись столь высокой целью «ухаживание за…» Господи, да у меня язык не поворачивается назвать этого патлатого «мужем»… Эта женщина меня действительно начинает пугать… говорит такие вещи совершенно не краснея. Она определенно не в своем уме…
Наткнувшись, наконец, на полотенце, я отправилась обратно, «завершить миссию», так сказать. Наивно, но совершенно искренне надеясь, что Зинаида Николаевна уже покинула «пост» и отправилась на кухню, ну или в каком-либо другом направлении.
Мда, ни фига. По-прежнему сохраняя улыбку на лице, она стояла, облокотившись о стенку, и не проявляла никакого желания сдвинуться оттуда. Я послала ей улыбку и как ни в чем не бывало подошла к двери. И вот тут-то меня и поджидала засада. «И что теперь? – возникла мысль, продолжая развиваться со скоростью черепахи, вскочившей на скейт – Ну, во-первых, деликатно постучусь. Дальше что? Он, наверное, спросит: «кто там?». Нет, это глупо. Нельзя, чтобы он это спрашивал. Значит, нужно самой что-то сказать… Но что? «Денис, я тут вспомнила, что у тебя нет полотенца, и вот решила…» Нет, уже слишком долго, он там уснет, пока дослушает… «Я принесла полотенце! Возьми?» Нет, так тоже не пойдет… «Денис! Открывай! Полотенце!» О, Господи, это вообще бред. «Милый…» Не, это сходу отметаем… «Деня! У меня твое полотенце! Обменяю на желание!» О май гад, а это откуда влетело мне в голову?! Так все, стучу, говорю первое, что приходит в голову, отдаю полотенце и проваливаюсь под землю».
- Деня, забери полотенце! – аккуратно постучав, произнесла я. За дверью послышалось движение, и через минуту она приоткрылась, и в образовавшуюся щель проскользнула рука. Я тут же впихнула ей полотенце и она ускользнула обратно. Я почувствовала некоторое облегчение.
Рано. Ибо еще через секунду, щель стала шире, и от туда высунулась голова Дениса, сияющая улыбкой. Он быстро чмокнул меня в щеку и стремительно скрылся.
Я метнула руку к вспыхнувшей щеке и ошарашено таращилась на закрытую дверь.
И вот стоило мне столько напрягаться, если этот дебил вообще не думает? Не ну вот что это было!? А вообще успокойся, Васнецова! Просто поцелуй, а тебя трясет, как британский флаг. Соберись, тряпка, тебе еще в лицо Зинаиды Николаевны смотреть!
Насчет «три» поворачиваешься и улыбаешься. Давай, Женя, ты сможешь!
Раз. Два. Три – поворот.
Я, уже растянувшая губы в улыбке, удивленно застыла. Её не было! Я даже не заметила, как она ушла! Но, что более важно, увидела ли она, ммм, поступок Дениса? Мне только и оставалось надеется, что она сие действо не узрела… Ладно, как бы то ни было, но пора отсюда сматываться, а то стою тут перед дверью, как каменный истукан.
Я очень вовремя приняла это решение, так как стоило бы мне задержаться всего на секунду, как меня бы по затылку настигла дверь. Это его величество Воронцов соизволил выбраться, свежий и сияющий после душа. Знала бы, что встречу этого ЧУДОвещного мальчика купила бы себе солнцезащитные очки. «Ну так Зима же!» - скажут люди. Ну да, не сезон… но его улыбки реально ослепляют. Он стоял так гордо, преисполненный таким величием, и это притом, что единственно, что укрывало его тело, было то самое розовое полотенце, обмотанное на бедрах. Стыдоба, конечно, но как хорош…
- Воронцов. Чего ты стоишь там, как памятник самому себе?
- Милая моя, - величественно сказал, а вернее, промолвил Денис – любуйся, пока есть возможность! А лучше – он изыскано взмахнул рукой – живенько запечатлей меня на холсте, для потомков!
- Воронцов, - проскрипела я, хрустнув кулаком – могу запросто запечатлеть тебя об стенку, если ты сию же секунду не объяснишь мне свой поступок.
- Поступок? – переспросил Денис, нацепив на лицо самый наивный вид. Выразительно посмотрев на парня, я постучала пальцем по своей щеке.
- Ах это… - улыбнулся он, - ничего серьезного. Творческий порыв и простое выражение благодарности.
Я там чуть коньки не отбросила, распереживалась вся, а он говорит «ничего серьезного!?».
- А если бы тетя твоя увидела?! – прошипела я.
- Вот имееено! – продолжая улыбаться, он подошел ко мне так близко, что я уловила ароматный запах геля для душа – Она ведь хочет видеть от-но-ше-ни-я. – последнее слово парень чуть ли не пропел.
- Это она извращенка или ты? – я слегка приподняла бровь, но увидев его растерянно лицо, не смогла сдержать смех.
- Скорее уж ты – обижено хмыкнул парень, стремительно юркнув в свою комнату.
- Я тебе щя покажу «извращенку!», дебил несчастный! – я принялась рьяно тянуть дверь на себя, но Денис, видимо, так же яростно удерживал ее с другой стороны. – А ну открывай, придурок!
- Неет! – завизжал Воронцов, талантливо подражая перепуганным девицам – Я тут как бы без одежды! Маньячка!
Я уже слышала его откровенный смех, да и самой уже весь запал отколошматить его потихоньку спадал, а на лице красовалась поистине идиотская улыбка.
-Денис, открывай! – все же настаивала я.
-Мне мама говорила незнакомцам и подозрительным личностям дверь не отворять!
Услышав его «детский» голосок, меня пробрал хохот, но я храбрилась и сумела удержаться.
-Денис, впусти меня, пожалуйста – пролепетала я, оставив дверь в покое.
Спустя пару секунд Денис откликнулся
- Решила тактику сменить? – в его голосе явно звучало подозрение.
- И в кого это мы такие догадливые?! – восхитилась я его прозорливостью.
- Не скажу, а то ты всем разболтаешь! – хихикнул Денис.
- Ладно уж, - великодушно уступила я - переодевайся быстрее, я буду доблестно стоять на страже, чтоб на честь моей принцесски не посягали, – хмыкнула я, спиной прислонившись к двери и скрестив на груди руки.
- Смотри не подведи! Если вдруг чего – вычту из зарплаты!
- Я те вычту! – шуточно пригрозила я, поражаясь тому, как этот дебил умудряется управлять моим настроением. Ведь всего пару минут назад, я готова была разорвать его на сувенирчики, а теперь даже не могу сдержать улыбку. Кто ж ты такой – Денис Воронцов?
Скрытый текст


я дьявол в обличии дятла(с)
- потереть тебе спинку?
- половником? (с) Кёко, Рэн, точнее LME стеб
Спасибо: 36 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1413
Настроение: счастье есть.
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 95
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.12.10 21:27. Заголовок: я, со скоростью умир..


Скрытый текст

[right]
С твоей красою не сравнится луна, как ни чарует взгляд.
С твоей улыбкой не сравнится, как ни сверкает, райский сад.
Хотанский мускус не заглушит волос твой дивный аромат,
И в том, что ты не совершенство, твой нрав один лишь виноват.
(Масуд Сад Салман)[/right]

Парень оделся на удивление шустро, и уже через пару минут я благополучно проникла в комнату. Закрыв за собой дверь, я нашла взглядом Дениса. Он восседал на кровати, аки Аполлон, а на лице его красовалась довольная лыба. Несмотря на скорость, было видно, что одежду Денис выбирал с толком. Черные джинсы, белоснежная сорочка с закатанными по локоть рукавами, забавный галстук с утятами… Он уже был готов принимать гостей. Я невольно опустила взгляд на свой перепачканный пуловер и затертые синие джинсы. М-да, недописанная картина «Боярин и колхозница», выкранная из музея морозной ночью местным бандюганом… Из пессимистично -криминальных мыслей меня вывел жизнерадостный голос Дениса:
-Ты чего там приютилась, как бедный родственник? Проходи и устраивайся поудобнее, мадам Маньяк, – он похлопал по сиденью рядом с собой.
- Еще раз называешь меня «маньяком» - я превращусь в убийцу! – пригрозила я парню, не оценив его великодушный жест по достоинству. Денис секунду-другую вглядывался в мои глаза, после чего благоразумно отступил.
-Хорошо, будь по-твоему, Грозный Глас Жен.
Я метнула в него убийственный взгляд, но предпочла пропустить мимо ушей его колкость, так как время, которым мы располагали для общения, было явно ограниченным, вот только насколько… (Но дабы утешить задетую гордость, я позволила себе больно стукнуть Воронцова по плечу).
- Воронцов, твоя семья знает обо мне больше чем ты, тебя это не расстраивает?
- Совершенно «нет», - улыбнулся он и, массируя свое плечо, добавил, – был бы счастлив тебя вообще не знать…
Я уже утомилась оскорбляться, но его слова на сей раз действительно задели меня… Я, конечно, понимаю, что от меня одни хлопоты, но все равно… можно было бы быть более тактичным, что ли… Я сжала губы в тонкую полоску, а парень продолжал свою речь.
- Но раз уж по своей исключительно доброте я вызвался помочь Снежной королеве не утопиться в сугробах, то должен благополучно завершить эту миссию…
- Премногим благодарна, Ваше Хамское Величие, – ядовито улыбнувшись, отреагировала я. Парень величественно кивнул, отчего во мне появилось острое желание задушить его, от которого, впрочем, я вынуждена была отказаться, каким бы заманчивым оно мне не казалось. Какой-никакой, но он мой спаситель…
- Ну, так что они там про тебя уже знают? – поинтересовался он с неожиданно посерьезневшим видом. Его голос выдавал действительный интерес, что привело меня в некоторое замешательство.
- Так…они знают, что у меня четыре сестры, - принялась бодро перечислять я, не спуская глаз с Дениса и параллельно пытаясь вспомнить все то, что наболтала его родственникам, – и мне шестнадцать лет, что большую часть сознательной жизни я занималась спортом, в частности футболом, дзюдо, карате… Люблю сладости, да и вообще вкусно покушать. Для твоего сведения, готовить не люблю, хотя им я этого, конечно, же не говорила… Придерживаюсь спортивного стиля одежды, туфлям предпочитаю кеды…
Парень кивал на каждое мое слово, будто фиксируя сказанное мной в своей памяти. И сейчас, смотря на него, такого красивого и собранного, я не могла поверить, что тот парень, который нескольким ранее дурачился, удерживая дверь, тот парень, который фонтанировал каким-то бредом и вот этот вот молодой человек - одно и то же лицо. Того хотелось прибить, а этого… Так, остынь Васнецова. Не позволяй себя обмануть… Он милый лишь когда молчит. Стоит ему раскрыть рот, как оттуда выливается нескончаемый поток дерзостей, колкостей и прочих несуразных гадостей…
-…Некоторое время работала в спорт. магазине… Ах да, ты у меня не первый, но я люблю тебя до беспамятства,- при последних словах по губам парня скользнула ухмылка.- Это то, что они знают про меня, – завершив, я присела рядом с Денисом.
- М-да. Столько бесполезной информации на минуту времени я еще в жизни не слышал.
Ну вот. Что и требовалось доказать. Я кисло взглянула на него.
- Знаешь что, Воронцов, я сильно сомневаюсь, что в твоей голове есть хоть толика полезной информации.
- Хах, – улыбнулся парень так, словно мои слова его совершенно не задели. – А знаешь, Женька, ты забавная.
- Это комплемент? – я в сомнении приподняла бровь. Денис загадочно улыбнулся и откинулся на кровать.
- Итак, что мы имеем, – начал он, абсолютно проигнорировав мой вопрос, впрочем, я не особо-то и жаждала услышать на него ответ. – Теть Зина начала свою собственную игру под незатейливым названием «Жена ли?». Нам остается лишь подхватить ее и вести парочку дней до твоего отъезда, балансируя на грани «подходит – не подходит». Хотя у меня создалось впечатление, что она склоняется к первому варианту… А теперь слушай и не перебивай по своей дурной привычке. Мне девятнадцать, учусь заочно на втором курсе факультета режиссуры…
-А что ты тогда в школе забыл? – встряла я в поток информации о нем самом, который он благополучно намеревался выбросить на меня.
- Что забыл? Я ее окончил, как все нормальные люди, и не фиг глаза закатывать! – недоумевал Денис, недовольный тем, что я все же его перебила.
- Воронцов, ау! Когда ты так вдохновенно врал про наше знакомство, ты себя сам хоть слушал? – я взмахнула рукой, выражая свое негодование.
-Через слово,- съехидничал он, но через секунду добавил. - А что я там сказал-то такого? – Я заметила на его лице муки раздумий. Я так и видела, как он напрягает память, заставляя шестеренки времени прокрутиться в обратном направлении.
- Что я помогла тебе, когда ты заблудился в школе … - подсказала я, решив облегчить его страдания. Эх, добрая я, однако, душа.
- Правда, что ли? – он выглядел растерянным.
- Ну… тебе вроде как поверили, – пожала я плечами в ответ.
Денис посмотрела на меня невидящим взглядом, видимо погрузившись глубоко в себя. Выждав пару минут, я пощелкала перед его носом. Он отпрянул, мельком взглянув на меня. Я вопросительно приподняла брови и чуть склонила голову к плечу.
- Дело в том, что в школе я планировал подработать, но так и не успел поговорить с директором… Заболел.
- И в чем проблема? – я не понимала, почему у него такой озабоченный вид.
- Если они немножко подумают, точнее, сопоставят время, то поймут, что в школе мы познакомиться не могли… - он прикусил губу и взглянул на меня.
- Да ладно тебе! – я легонько толкнула его в плечо, солнечно улыбнувшись.– Не будут они об этом думать! Я их полностью очаровала, им и в голову не придет проверять нас…
Парень медленно кивнул, обдумывая мои слова, после чего улыбнулся.
- Знаешь, Васнецова, а ты мне нравишься, – неожиданно выдал он с беззаботной улыбкой. Я от его слов дернулась назад и ошарашено взглянула на него. Размер моего удивления нельзя было выразить никаким словом, поэтому я молча хлопала глазами, пытаясь унять разбушевавшееся сердце. Два раза, практически подряд, так «нападать»… О май гад, так и удар схлопотать можно…
Словно не замечая моего состояния, Денис продолжил рассказ о себе с того момента, где я его оборвала…
-… Люблю вкусненько поесть, особенно жалую картошку «в мундире», жульен, мясо по-французски, - парень прикрыл глаза, показывая всем своим видом и интонациями, какие заоблачные чувства испытывает к этим блюдам, вернее к процессу их поедания, - бефстроганов, блинчики с разными начинками, бифштекс…
-Воронцов! – резко оборвала щелчком пальцев этот гастрономический список. – Я тебе не кухарка. Готовить не люблю, помнишь?
Денис, столь бесцеремонным образом вырванный из своего кулинарного рая, несколько секунд удивленно хлопал глазами, очевидно, пытаясь понять, где находиться, и почему перед ним сижу я, а не жареный, румяный окорок. Но, придя в себя, незамедлительно скорчил недовольную мину.
- А я бы тебе и не доверил сей процесс, – при этих словах я предупреждающе сощурила глаза, но он не заметил намека и, царственно задрав нос, продолжил, – ты меня отравишь.
Я притворилась, что глубоко оскорблена, и, распахнув глаза, удивленно выдохнула:
- Да как тебе такое в голову пришло? Нет, Воронцов, расслабься, отрава не входит в твое меню.
Парень испустил облегченный вздох и задорно посмотрел на меня.
- А что входит?
-Так, дай-ка подумать, что ты там говорил… - я почесала висок и бойко принялась перечислять, - Жульен, мясо по-французски, картошку в «мундире», би… - По блаженству, написанному на его лице, я поняла, что вновь его теряю и сама оборвала себя.- Ладно, Денис, что ты там еще любишь?
- Запеканку, пиццу, рыбный пирог… - не открывая глаз проговорил он.
-Воронцов, твою налево! – не выдержала я. – Отвлекись от еды, гурман недоделанный!
-Да, - мрачный взгляд на меня, – ты права, от таких мыслей у меня желудок бунт поднимает…
Я согласно кивнула и напомнила ему о том, что я по-прежнему мало что о нем знаю.
- Тогда слушай дальше и не забывай громко восхищаться, – подмигнул он мне, а я при этих словах лишь закатила глаза. - Лет с одиннадцати воспылал любовью к музыке, тогда же приобрел первую гитару и начал свое самообучение в этой стезе. И, на мой взгляд, добился неплохих результатов. Иногда с друзьями собираемся и играем в переходах. Девушки толпами выстраиваются, чтобы взять у меня автограф!
Я хмыкнула, сильно сомневаясь в достоверности его последней фразы, а Остапа тем временем несло все дальше и дальше.
- … Некоторые жаждут получить фотографии со мной, и иногда, особо красивым представительницам слабого пола я позволяю сфотографироваться со мной. Но в основном я непреступен, как…
-Стена моя, уймись! - оборвала я парня. – И говори по существу, меня не трогают твои отношения с твоим фан-клубом.
Видимо ему не понравилась ирония, звучавшая в каждом моем слове, поэтому он вскинул голову и, прищурившись, спросил:
- Не веришь?
- Охотно верю! – наперекор своим словам, я отрицательно покачала головой.
Только зарождавшемуся спору помешала тетя Зина, без стука влетев в комнату. Она посмотрела сначала на Дениса, потом на меня, потом снова обратила свой взгляд на племянника. Нахмурилась.
- Женечка, а почему вы… - начала она, оглядывая меня с ног до головы, – до сих пор не переоделись к празднику? Скоро придут гости, надо быть готовой…
Я пригорюнилась, Денис же, кинув на меня быстрый взгляд, обратился к своей тёте.
- Видишь ли, все получилось так спонтанно… Она просто не успела взять с собой праздничный наряд. Поэтому вот, – он приобнял меня за плечо, притянув к себе. Я почувствовала сметение, удивление, благодарность и что-то еще, от чего сердце забилось чуть быстрее. – Но мне совершенно не важно, как она выглядит, главное, что она рядом!
С теплотой произнес он, а мне захотелось элементарно расплакаться. Приятный фарс… Но именно, что фарс… от этого и обидно…
- Вы все так говорите, – жестко проговорила женщина, – Денис, пойди, помоги отцу.
- Зачем? - парень удивленно взглянул на нее, недоумевая.
- За тем, что я сейчас буду приводить твою девушку в должный вид, и ты здесь, при таком раскладе, третий лишний.
Непреклонный тон, которым она все это произнесла, быстро привел меня в чувство. Более того, во мне пробудилось желание помочь отцу Дениса вместо него.
Денис нерешительно оглянулся на меня, будто опасаясь оставлять меня наедине с тетей Зиной.
-Иди, говорю, не съем я её!
Парень ободряюще сжал моё плечо, медленно встал и вышел, притворив за собой дверь. Второй раз за день я смотрю, как он дезертирует, оставляя меня одну.
Так. Соберись, Женя. Сейчас не время распускать розовые сопли. Перед тобой решительно настроенная женщина, которая в своем решении остро напоминает Машку. А значит любое сопротивление бесполезно. Кроме разве что рукоприкладства, но меня не поймут, если я ударю тетушку Дениса. Тем более не смогу я поднять руку на столь доброе создание, совершенно искренне желающее мне сейчас помочь.
- Итааак. Куда вы дели мой чемоданчик? – маниакально улыбнувшись, поинтересовалась она. От этой улыбки меня пробрала дрожь и, указывая пальцем на стоявший рядом с дверью саквояжик, я поймала себя на мысли, что « в случае чего, могу и стукнуть разок…».
Женщина с воодушевлением принялась копошиться в своем «тайнике». Некоторое время в комнате стояла тишина, изредка прерываема репликами тети: «да где же?», «ой, помялось…», «это еще что такое?»… А я, тем временем, пыталась понять, как она собирается решать проблему с размером платья? Я по телосложению более хрупкая, нежели она… да и росточком не вышла…
Как оказалось, это не проблема. Потому что платье мне и не думали предлагать. А может и добровольно отказались от такого варианта, ввиду выше упомянутой проблемы…
Одним словом, спустя пять минут эта удивительная женщина извлекла из недр саквояжа черные брюки и вязаную темно-зеленую кофту. Без слов протянув мне одежду, она вновь обратилась к своему саквояжу…
Знаете, следующий час я не жила. Я переживала. Потому что такое насилие над своим внутренним «я» надо просто пережить…
Когда она высыпала на стол все содержимое своей косметички, я ужаснулась.
Когда она открыла тональный крем, я зажмурилась.
Когда она «колдовала» над моим лицом, я думала, что в итоге буду погребена под тоннами косметики и, чтобы дотронуться до лица, мне понадобилось бы три часа ковырять область в районе своей щеки…
Когда она разрешила посмотреть на себя в зеркальце, я посмотрела… и… была глубоко шокирована. Нет, не тем, что я себя не узнала, а тем, что все эти предполагаемые мной «километры грима» совершенно не наблюдались… Да и в общем и целом весь макияж был таким легким, призрачным и… черт побери, это было красиво!
Я в смятении перевела взгляд на Зинаиду Николаевну. Она в упор разглядывала результат своих трудов, и на вид была весьма довольна результатом своего труда. Её определенно надо познакомить с Машкой…
Я вернула взгляд на зеркальце и принялась крутить головой, разглядывая свое лицо с разных ракурсов.
- Это просто… невероятно, – медленно выговорила я, когда шок, наконец, отошел.
- Это просто твое лицо, – улыбнулась она. Возражать я не стала, но все равно ей не поверила.
Когда я вновь посмотрела на Зинаиду Николаевну, та опять копошилась в своей сумке.
- Что вы ищите? – полюбопытствовала я.
- Где-то тут у меня была…заколочка… в форме бабочки, маленькая такая… где-то тут… блестящ…Вот! Иди сюда, девочка.
Она извлекла на свет небольшую заколку - бабочку с блестящими крылышками. Когда я без былой опаски подошла к ней, она обошла меня и, встав со спины, собрала несколько прядей и аккуратно заколола их вместе.
- Посмотрим, что теперь запоет наш мальчик, – лукаво подмигнула она мне. Кстати о нем. В течение того времени, пока Зинаида Николаевна творила чудеса, сия личность несколько раз пыталась вломиться и поучаствовать в процессе, но женщина, надо отдать должное её непробиваемости, с упорством и непревзойденной ловкостью оставляла его ни с чем.
Не знаю, чем была вызвана тяга Дениса к прекрасному (как вы, наверное, поняли, я имела ввиду себя), но мне было весьма приятно, что он все же обо мне помнил.
-Пойдем, насколько я слышала, там уже прибыли некоторые гости…
Мягко взяв меня под руку, она вышла из комнаты…
Когда мы дошли до конца коридора (надо ли упоминать о моем волнение в эти мгновения?), намериваясь повернуть в гостиную, из последней выплыл Денис.
- Неужели вы соизволили почтить на… - послышалось ворчание моего «парня», которое оборвалось, когда он перевел недовольный взгляд с тети (которая шла впереди) на меня. Его глаза на несколько мгновений расширились, губы слегка приоткрылись и через секунду из своих недр извлекли вопрос. – Васнецова?
- Воронцов? – я изогнула бровь, наслаждаясь произведенным эффектом, и, не удержавшись, решила подразнить его – Чему ты так удивлен? Можно подумать, раньше я представала перед тобой лишь в облике коровы?!
Я услышала смешок со стороны Зинаиды Николаевны, но взгляда от враз вспыхнувших от моих слов глаз Дениса не отвела.
- Если и коровы, - опасно мягко согласился он,– то только божьей, моя прелесть.
Чертов игрок! Свинья! Дебил! Сама виновата.
- Я не так безобидна, дорогой, – сохраняя улыбку на лице, я сверкнула глазами.
- О да, ты скорее взрывоопасна, милая, – отвечая улыбкой на мою и с отблеском озорства во взгляде, парировал он. - Как-нибудь я тебе подарю ленточку с надписью: «Attention! The Danger!», или же: «Спасайся, кто сможет, перед вами Маньяк»…
Ну все, парень, сам напросился!
- Обожаю подарки от тебя. Они, как и их даритель, всегда такие недалекие.
Денис вприщур посмотрел на меня, натянуто улыбнувшись, и, очевидно, обдумывая ответ. Только услышав выдох со стороны, я вспомнила о присутствие Зинаиды Николаевны. И, чтобы хоть как-то спасти ситуацию, потянулась к Воронцову и едва коснулась его губ своими.
-Пойдемте к гостям…- торопливо проговорила Зинаида Николаевна и прошла вглубь комнаты.
Воронцов изогнул бровь. Я все еще стояла к нему слишком близко – пришло неожиданное осознание, и я поспешно отскочила.
- Прости, – нервно выговорила я, - последнее явно было лишним…
- А мне понравилось, – ухмыльнулся он. Я, вспыхнув, гневно взглянула на него.
- Я про слова.
- Я тоже… - тихо проговорил он.
И почему я ему не поверила?
-Пойдем, – хмыкнул он и, ухватив меня за руку, потянул за собой.
Я шагнула вслед за ним, пытаясь понять, почему сердце так разволновалось, ведь ничего особенного не произошло… Взять на заметку: по возвращению в Москву посетить кардиолога…

Скрытый текст


я дьявол в обличии дятла(с)
- потереть тебе спинку?
- половником? (с) Кёко, Рэн, точнее LME стеб
Спасибо: 28 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1416
Настроение: счастье есть.
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 96
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.01.11 00:35. Заголовок: *эм...* Здравствуйт..


[right]Скрытый текст
Праздник к нам приходит.
Праздник к нам приходит.
Праздник к нам приходит. (Всегда с кока-кола.)

Веселье приносит им вкус бодрящий.
Праздника вкус всегда настоящий (с) эм.. Кока-кола, наверное Скрытый текст
[/right]

Наверное, ночь с тридцать первого декабря на первое января можно охарактеризовать одним словом – много. Просто потому что…
Много. Всего было та-а-ак много…
Много шума, много веселья, много смеха...
Много гостей (как, собственно и обещала Маргарина Николаевна) и стульев, соответственно, тоже много.
Много тостов – очень-очень много выпивки.
Особенно много было еды… В таких огромных количествах она располагалась на праздничном столе, что казалась, что на деревянном друге человечества нет ни миллиметра свободного места. А скатерть, покрывающая гладкую поверхность, смело могла претендовать на звание «самобранка» - так быстро сменяла пустеющие блюда хозяйка дома. А при виде всех этих яств, скажу я вам, даже у самого сытого человека на Земле прорезался бы зверский аппетит (Что уж говорить о моем изголодавшем желудке?!…).
Украшений на ёлке тоже было много. Но развешаны они были так искусно, что не создавалось ощущения безвкусицы. Отнюдь. Можно было бы любоваться этой представительницей пушисто-колючего семейства часами, если вам, конечно, больше нечем занять в Новый Год….
Имён было много. Точнее столько же, сколько и гостей. А их сколько, помните? Правильно – много.
А знаете, что было самым ужасным?
Я запуталась. Я совершенно и окончательно запуталась. Я помнила имена. Я видела лица. Но я, черт меня побери, никак не могла связать их вместе… Нет, тетю Иру я никогда не назвала бы дядей Васей, но… вполне могла бы перепутать её с Оксаной Викторовной… И вовсе не потому, что выпивки было много! Не надо мне тут из меня же алкоголика делать! Я практически не пила. Вот если б я пила, то тогда да – тогда я б не только тетю Иру дядей Васей прозвала б, но и Маргариту Николаевну назвала бы чем-то, что пострашнее дяди Васи будет. Нет, не то, чтобы дядя Вася был страшный, нормальный мужик, между прочим, а в том смысле, что дядя Вася еще не самое страшное, хм, прозвище, которое мог бы выдать мой мозг, находясь под градусом… Да и перепутанные имена – это не самое ужасное, что могло бы быть... Поэтому я не пила. Разве что только под бой курантов. А потом еще несколько раз… За моё здоровье, за здоровье Дениса, за здоровье всей семьи Воронцовых, за здоровье всех друзей семьи Воронцовых… Вы не подумайте, тосты на самом деле были длинными и весьма красноречивыми, просто я половины не запомнила, а другую половину решила сократить, дабы ничего не перепутать…
Вообще в течение вечера, плавно переходящего в ночь, произошел ряд событий, о которых я должна вам поведать на трезвую голову. Отставить «трезвую»! Я и так не пьяна. Хотя, по правде говоря, в самую пору было бы напиться…
Ну так вот. Событие номер «раз»…

Тогда еще было не так многолюдно/-шумно/-весело/-сытно/-выпито…кхем-кхем. В общем, гости тогда еще не собрались в таком количестве.
Денис представил меня своим новоприбывшим родственникам, и, после непродолжительной поверхностной беседы (Ну, знаете: «Как вы? - Замечательно, а вы? – Тоже не плохо, спасибо. - Как вам погода? – Замечательный мороз! – Надолго в наши края? – Я тут, как бы, живу…бла-бла-бла, спасибо, до свидания»…), я попросила у парня домашнюю трубку с целью позвонить родителям.
И пока Денис отправился на бесстрашные поиски телефона на просторах квартиры, я, примостившись в уголочке с улыбкой, будто примершей на губах, рассматривала красиво украшенный к празднику зал.
Мысли были совершенно далеки от собственного тела. Если быть точнее, то на 1377 км. То есть – дома. Интересно, что сейчас мои там делают? Да тоже, наверное, что и большинство. Предпраздничная суета… Но так остро захотелось их увидеть…
То, как Дашка, барабаня кулаком в дверь ванной комнаты, яростно обещает Машке, что… в общем-то версий тут множество (фантазия второй дочери Васнецова всегда была богатой и по страшному больной), но все, увы-и-ах-для-Марии, с летальным исходом. Почему потом Дарья удивляется, что Машка не выходит так долго, я не понимаю. Я б тоже, при всей своей смелости, не вышла, если б услышала столько способов расправы надо мной…
Как Машка, в ответ на все вышеуказанные действия Даши, продолжая свои «прихорашивания», парирует что-то розово-едкое.
Как закатывает глаза при виде-и-слыше всего этого Галина Сергеевна, незаметно удаляясь к бабушке. Там-то ванная комната уж точно свободна. А если и нет, то быстро освободиться…Всяко быстрее, чем Машку дожидаться. А потом еще и Дашу…
Как Пуговка висит на шее у отца, за время отсутствия которого успела по нему дико соскучится.
Как мама с умилением, нежностью смотрит на них, а в руках у нее блюдо с курочкой, которое надо бы примостить на праздничном столе.
А папа…Папа смеется, по-доброму так, смотрит на маму и говорит…говорит…

- С тебя сто баксов! – прозвучало в сознании. Я кивнула своим мыслям, потом встрепенулась. «Сто баксов? С чего бы это папе требовать столько у мамы?! Да и вообще, почему именно сто… И где мама их возьмет?!»
Пока я в мысленной панике решала эти внезапные финансовые вопросы, меня кто-то дернул за руку.
От неожиданности я вздрогнула. В экстренном порядке возвращая мысли обратно в «настоящее». Передо мной стоял Денис. Он как то странно смотрел на меня, вручая мне добытый аппарат и сверкая улыбкой.
- Чё? – растеряно переспросила я, только сейчас соображая, что никакие «сто баксов» отец от матери не требовал и что их придумало вовсе не мое воображение, а вот эта вот кучерявая личность напротив.
- Ни «чё», – передразнил он. - Мои услуги стоят нынче дорого, чтоб ты знала.
Я опустила взгляд на телефон, лежавший у меня на ладони, после чего вновь подняла глаза на лицо парня.
- Сказал бы, я сама б поискала, – хмыкнула я. Тоже мне, персона высшего класса… Он скривил губы в ответ.
- А еще междугородний звонок. И сломанный дисплей, – перечислял он, искря глазами. - Ты не думай, я считаю.
- За еду не забудь потом, – «ощетинилась» я, прекрасно понимая, что он, в принципе, имеет право так говорить. И считать…
- Угу, – с довольным видом кивнул он и, хитро прищурившись, добавил, – и про теплую, удобную постель, любезно предоставленную жительнице столицы, а это, между прочим, уже vip-услуга, ибо кровать моя личная, я тоже не забуду. И ты не забывай.
Я вспыхнула. Он что, издевается!? Удобную? Теплую?! Уж ни я ли проснулась от холода сегодня утром?! А про сон я, так, вообще молчу! Чертов дебил!
- Не забуду, будь уверен! – рыкнула я.
- Вот и умничка! – парень, протянув руку, потрепал меня по щеке и с милейшей улыбкой на лице отошел, чтобы через секунду попасть в цепкие объятья своей тетушки. Я проследила за ним оскорбленным взглядом. Вздохнула и поспешила в его комнату. Звонить родителям.
Я рассудила так, что сейчас дозвониться до Москвы мне будет намного проще, чем при наступлении Нового Года.
Пару минут ушло на то, чтобы вспомнить код родного города, еще несколько прошли в ожидании пока на том конце снимут трубку.
- Алло?- звонкий голос старшей сестры эхом пронёсся у меня в голове.
- Привет, Маш!
- Женька? Женька?! Мам, это Женька!!!
Я с улыбкой на губах отвела трубку от уха – терять слух в самом начале разговора как-то не хотелось. Да и в дальнейшем, кстати, тоже.
На заднем фоне я услышала характерный звон-стук посуды, и мамин голос. Слов было не разобрать, но то, что мама выражала крайнюю степень радости и уже спешила отобрать у старшей дочери телефонную трубку, было очевидно даже на столь дальнем расстоянии.
- Я звоню поздравить вас с наступающим Новым Годом, так как боюсь, что позже просто не дозвонюсь. Так что вот. Счастья, здоровья, родные, встретимся в Новом Году!
- Еще как встретимся! – голос сестры был по-праздничному веселый. А уж ее счастливую улыбку я была в состоянии домыслить сама.
- Как ты там? – с непередаваемой заботой интересуется она, параллельно отбиваясь от жаждущих поговорить со мной членов семьи.
- Все замечательно, Маш, – бодро отвечаю я, решив для себя, что Машке не зачем знать, что я тут потенциально обзавелась целой толпой родственников.
- Сказала и отделалась, думаешь?! – притворно возмущается старшая. – Давай, рассказывай!
- Ну что рассказывать-то?! Очень добрые люди, очень по-доброму приютили меня.
- А парень? – с хитрецой промурлыкала Машка. Омайгад. Кому – что, а ей – помидоры!
Слышу, как мама увещевает старшую, словами: «Он не маньяк, точно. А теперь дай сюда!»
Да, Машунь, пока не поздно лучше дай маме…
- А что парень? – умение «косить под дурочку» я развивала годами и оттачивала в школе. И, по моему скромному мнению, достигла неплохих результатов.
- Могуч, пахуч и волосат? - веселым тоном продолжает свой допрос сестра. А я не могу сориентироваться: издевается ли она или же говорит серьезно. Но склонна была верить первому варианту.
-Машка! – как бы возмущенно восклицаю я, стараясь максимально передать своим голосом степень моего душевного ранения. Эхом в голове разноситься нескладное «Машка», произнесенное еще как минимум тремя представительницами Васнецовых на том конце, хм, провода. Еле сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться. Теперь-то точно она капитулирует.
Но не тут-то было…
- А что «Машка»?! – непередаваемым голосом парирует она - Я, между прочим, за тебя переживаю! Должен же и на твоем пути попасться, наконец, настоящий мужчина!
- То есть это, по-твоему, и есть настоящий мужчина?! – я настолько поражена, что забываю добавить возмущенные нотки.
-А, по-твоему, что? Женщина, что ли? – фыркает она, параллельно пытаясь отбиться от матери, которая, судя по всему, уже теряет терпение.
Омайгад. Все, с меня хватит. Тем более моя фантазия отказывается показывать мне такую женщину, с целью сохранения психики в относительно нормальном состоянии.
- А знаешь, Маш, ты права. Он могуч, пахуч и волосат. Во всяком случае, шевелюра у него роскошная, одеколон довольно приятный, да и на кухню я еле прорвалась, – тараторю я, лишь бы сестра, наконец, успокоилась и оставила эту тему.
- Причем тут кухня? – обескуражено отвечает она.
- Притом, – настала моя очередь хмыкать. Но не буду же я ей рассказывать, что сила голода намного превосходит у меня силу здравомыслия. Да и у него, по всей видимости, тоже… - Это все, что ты хотела спросить?
-Нет! У меня еще парочка невинных вопросов! – поспешно выговаривает сестра, и добавляет в сторону – Мам! У тебя там что-то на плите горит!
Под звук торопливого урагана по имени «мама-несется-на-кухню-спасать-неизвестное-мне -«что-то», Маша задает свои «невинные» вопросики.
- Тебе он нравиться?
Я опешила. Хотя с чего бы это… Это ведь Машка.
- Ну, если я все еще нахожусь тут, то… - раздумывая, проговорила я, - склонна предположить, что нравиться.
- Чудненько! – искренняя радость сестры, подавляет во мне желание распрощаться и повесить трубку, не дожидаясь ее последующих вопросов. А зря. Если б я знала, каким душевным потрясением мне они обернутся…
- А ты гадала?
- Гадала? – не поняла я.
- Помнишь, я рассказывала? –весело поясняет свою мысль Мария. - «Сплю на новом месте, приснись жених – невесте» . Это ведь такой шанс… Гадала, нет?
После её пояснения, я будто обмерла.
Перед мысленным взором вереницей пронеслись мои сегодняшние сновидения, и предшествующая им фраза, брошенная мной в связи с кажущейся бессонницей…
Этот фейерверк сменила призрачная пустота, которая через секунду начала заполняться путаными мыслями…
Этого не может быть.
Это ведь просто бред.
Б.Р.Е.Д.
Ерунда какая-то.
Всего лишь глупая примета!
- Если не снится, значит, время не пришло, - отдельным планом в голове носился голос сестры. - Если снится много мужчин - значит до суженого еще как до Китая пешком, да на босую ногу.
Ну не может же это быть правдой!?
А если вдруг...
Свадебное платье…не гроб. И то хорошо… Хотя… кому-то и свадебное платье – гроб…
Но…
Господи.
Свадьба?!
Б.Р.Е.Д!
- А вот если мужчина действительно должен появиться, особенно на рождество снятся яркие сны. Женька? Только не говори мне, что ты не гадала?!

Гадала. На свою голову.
Идиотка.
Соображай, давай!
Жених же сниться только в год замужества?
Разве нет?
А в этом году я уже по любому замуж не выйду. Тупо не успею…
Сва-а-а-а-дьба…
За-а-а-амуж. За Воронцова.
Не в семнадцать же лет…
Б.Р.Е.Д…?
Я до рези в глазах зажмурилась и помотала головой. Пошли прочь глупые мысли!
- Жень? – кажется, сестра заметила мое отсутствие в разговоре.
- Маш, какое, к черту, гадание! Это все ерунда! Чушь несусветная! – я постаралась рассмеяться, отгоняя панику подальше.
- А чего тогда так нервничать-то? – опешила от моего напора сестренка.
- Кто нервничает? Я нервничаю?! Я не нервничаю!
- Ладно, ладно – успокаивающе говорила Маша. – Ты только не кричи, пожалуйста.
Я резко выдохнула, пресекая: «Кто кричит? Я кричу!? Я не кричу!», которые готовы были уже обрушиться на сестру.
- Я спокойна, – медленно проговорила и, что б самой увериться в своем утверждении, мысленно повторила эти слова. Несколько раз. – Ты извини, Маш, но мне пора. Счетчик капает.
- Счетчик? – озадачено переспросила сестра.
- Ага. Капает, – тупо подтвердила я, после чего обещав позже как-нибудь позвонить, распрощалась, оставив сестру в недоумении…
Обессилено опустила руку, чуть не выронив из пальцев трубку.
Дааа, Васнецова, кажется, ты попала…
Просидев некоторое время в тишине комнаты, и занимаясь попеременно то самобичеванием («Дура, бес тебя попутал что ли перед сном ляпнуть такую глупость?»), то самокопанием («Семнадцатилетняя спортсменка холостой в Уфу явилась, такой же, будь добра, вернись обратно!») и большую часть посвятив самоубеждению (Ничего ведь страшного, на самом деле-то не произошло, верно? Ну подумаешь, ляпнула сдуру, под влиянием каких-то бесов, глупость и что с того? Это ведь всего лишь примета. Глупая. А ты в приметы веришь? Я не слышу ответа! Нет? Громче и увереннее! Нет! Вооот. А значит, никто тебя насилу к алтарю не потащит. Да, тетя Зина тоже не потащит. Ну и что, что Воронцов сказал? Он кто тебе, муж что ли, чтоб ты его слушалась? Ооо, нееет! Ну-ну, пока же не муж, так что не надо тут панику разводить! Ты сама себе хозяйка, так что к алтарю пойдешь сама. Омайгад. Да с КЕМ хочешь, черт тебя побери, и когда захочешь! И да, можно даже будет не обувать каблуки, если тебе так легче…истеричка … ), я постепенно успокоилась. И даже ухитрилась посмеяться над собой: на пустом месте такую встряску себе устроила.
Но, несмотря на то, что шоково-неадекватное состояние было позади, я все никак не могла собрать с силами, чтобы встать и вернуться с гостиную. Так что теперь пришлось заниматься самовнушением, типа «Встань и иди!» И пока я пыталась осуществить мысленный приказ, я не заметила, как открылась дверь и в комнату зашел Денис. И не замечала его до тех пор, пока он осторожно не дотронулся до моего локтя.
Я вздрогнула и подняла взгляд.
- Жень, ты тут как? – поинтересовался он. – Дома чего случилось? Выглядишь потерянной.
Я сглотнула. Столько тревоги и неподдельной заботы было в его голосе и глазах.
- Все нормально, спасибо… - как-то надломлено проговорила я и, быстро взяв себя в руки, робко улыбнулась. Он кивнул, продолжая вглядываться в мои глаза.
- Скучаешь по ним… - это прозвучало скорее как утверждение, нежели вопрос. Теперь уже кивнула я.
- Тогда-а-а, – лукаво, в притворной задумчивости протянул он, - мне всего-то и нужно сделать так, чтобы тебе некогда было скучать!
Протянув руку, он с какой-то безбашенной улыбкой ждал, пока я приму его ладонь, а задорные огоньки его глаз, казалось, согревают меня изнутри, отражаясь в моих глазах.
Я, растянув губы в более смелой улыбке, вложила ладонь в его, и та была немедленно крепко сжата. После чего меня одним рывком подняли на ноги.
Я опять оказалась слишком близко к нему…
Настолько близко, что могла в полной мере вдохнуть запах его одеколона (в лишний раз убеждаясь в его приятности) и ощутить его дыхание на своей щеке…
Правда, это не продлилось долго. Как и все хорошее…
Парень, отступив, потянул меня за собой прочь из комнаты.
Я изучала взглядом его спину, вышагивая позади, когда расплывчатая мысль мелькнула где-то на периферии сознания: «А Воронцов не такой уж и плохой вариант…»

Событие номер «два».
Нет, не то, чтобы между событием номер «раз»…и событием номер «два» ничего не происходило, но и не происходило чего-то особенного. Нет, скучно не было, было очень даже занимательно, но не настолько, чтобы вам об этом рассказывать.
Так что, перейдем непосредственно к событию номер «два».
Оно случилось уже в Новом Году, но можно начать и с предыстории. До заветного боя курантов оставалось еще пять минут, и все это эфирное время занял достопочтенный президент. Все собравшиеся, как, наверное, и вся страна, с предвкушающей улыбкой слушали его слова. И даже Артем Дмитриевич, который тихо и без лишней суеты откупоривал бутылку шампанского, тоже улыбался и тоже слушал.
Все мы знаем, что в таких случаях обычно говорит президент, поэтому я вам лучше расскажу, как такая орава гостей уместилась в одной комнате. Вся хитрость была в том, что стол был «Г»-образной формы, и это был не просто стол! А два стола, что, согласитесь, составляет собой неплохую, а главное крепкую, конструкцию. Правда, даже несмотря на это, сидели мы плотной г-образной стеной, так что локтями особо не покуролесишь, то есть, я хочу сказать, что сидеть всем пришлось аккурат по правилам этикета. Впрочем, никто не жаловался. Это маленькое неудобство с лихвой окупалось приятной компанией, шикарным угощением и непосредственно самой непередаваемой атмосферой праздника.
Я была «зажата» между Денисом, который сидел справа от меня, и Зинаидой Николаевной. Напротив нас рядышком сидели Маргарита Николаевна и Бабушка-тетя-Агата.
Я мысленно пережевывала все свои победы и поражения в этом году, как в спорте, так и в личной жизни. Я как раз дошла до последнего в этом году соревнования, которое привело меня в итоге в этот дом, даже не пытаясь разобраться в том выигрыш это или проигрыш. Хотя с каждой проведенной здесь минутой склонялась больше к первому варианту, и теплая ладонь Дениса, которая сейчас так по-хозяйски легла на мое плечо, лишь прибавляла монеток в эту «копилку».
Я даже не заметила, как в моей руке оказался бокал игривого шампанского, но уже через секунду куранты вели свой бой. Все подскочили на ноги с радостными криками: «С Новым Годом!», которые, наверное, не заглушали лишь звон бокалов. Потому что звон бокалов – это главное! Черт, да не алкоголичное мышление во мне проснулось, просто это… это же один из главных штрихов новогоднего волшебства! Бой курантов, звон бокалов, смех гостей… Вы меня понимаете?
Кто-то суетился, пытаясь успеть поджечь свою бумажку с новогодним желанием, которое после непременно должно было быть выпито вместе с шампанским.
И вот все уже чокнулись бокалами, все уже выпили, и с прежними криками подавляющее большинство повалило на балкон – любоваться фейерверками.
Я была в этом большинстве.
Денис, как истинный джентльмен, пробил своей даме лучшие места, прямо у открытого окна. Обзор с седьмого этажа, конечно, шикарен, но хо-о-о-лодно-то как!
Я тихонько известила об этом Воронцова, он таким же тоном подтвердил.
Поежилась.
Фейерверки были просто потрясающи! Пиротехника все-таки творит чудеса. Маленькое волшебство грандиозных размахов, олицетворенное в этих разноцветных, разнообразнейших форм, огоньках – просто не могут ни радовать глаз.
Правда, дядя Витя (кажется, это был именно он) грозился послать нас с Денисом на улицу сторожить его машину (дословно: «Самых смелых представителей молодежи попрошу спуститься и проследить за сохранностью моей малышки»). Воронцов-младший выразил ему свое категорическое «фи» и поспешил за стол, утянув меня за собой.
За столом уже пир шел горой, тосты лились рекой, а все съестное с сумасшедшей скоростью «перебиралось» на тарелки гостей и хозяев дома.
Спустя некоторое время я заметила, что не могу есть. Нет, меня, конечно, никто не держал за руки, и чисто физически кушать я могла, да и хотела. Но кусок в горло не лез.
Подняв взгляд, я поняла «почему». Бабушка-тетя-Агата, Маргарита Николаевна и тетя Зина неотрывно смотрели на меня. Причем взгляды их были откровенно ожидающе.
Только вот чего?
В голову влетела абсолютно абсурдная мысль: они меня отравили и ждут ни дождутся, пока я упаду замертво, желательно театрально хватаясь за сердце.
Это идея была отвергнута моментально, как совершенно бредовая. Ведь, даже если так, то им потом придется прятать труп, верно? В Новогоднюю ночь-то! Понятное дело, человечеству, постепенно пьянеющему в это ночь, будет абсолютно фиолетово на группу людей, которая в спешном порядке избавляется от моего тела. Но ведь «как новый год встретишь, так его и проведешь»? Сильно сомневаюсь, что вся семья Воронцовых работает на кладбище, да и на маньяков-убийц они мало походят. И если насчет Дениса я еще имела некоторые сомнения в начале знакомства, то уж на старшее поколение Воронцовых такие мысли даже и не распространялись. (Ну, это, кончено, если исключить инцидент с Бабушкой-тетей-Агатой с её весьма неожиданным ванным репертуаром…) Так что, сами понимаете, мою голову посетил бред.
Шутки шутками, но они по-прежнему на меня смотрят. Причем также.
Что-то не так с моим лицом, внешностью? – я неуютно поерзала на стуле, задев при этом локоть Дениса. Это движение заставило его отвлечься от самозабвенного поедания новогодних блюд и повернуть голову ко мне.
А потом началась игра взглядов.
Я посмотрела вопросительно. Он - недоуменно. Я скосила глаза на его ближайших родственников и изогнула бровь. Он посмотрел в указанных направлениях. Мама, бабушка, тетя дружно вперились ожидающим взглядом в него.
Вернулся глазами ко мне. Изогнул бровь.
Я «вытаращилась» на него, вдобавок еще еле заметно покачав головой. «Ну и?»
Он вновь оглянулся, остановив обзор на мне.
Секунду-другую мы тупо смотрели друг на друга. Тупо – в смысле «раздумывая».
Он щелкнул пальцами и просиял от пришедшей ему на ум догадки.
Игра закончилась.
Началась неразбериха. Лично для меня, конечно. Потому что Денис, резво подскочив, кинулся прочь из комнаты.
Представляю, какое недоумение было написано на моем лице... А вот на лицах этого женского трио красовались довольно-туманные улыбки, вдобавок ко всему они еще и как-то по особому значимо кивали друг другу и переглядывались между собой, то и дела косясь на меня.
Омайгад! Неужели сейчас самое время хвататься за сердце?!
А что, скажите «нет»? Они каким-то непостижимым образом избавились от Дениса, потенциально единственного человека, который мог бы быть против их коварного плана (про план Вы ведь помните?), и теперь моя жизнь как бы висит на волоске…
Но я без боя не сдамся! А с чертовым дезертиром потом разберусь!
Увереннее сжав в руке нож, я выдавила из себя улыбку. Просто эти женщины опять смотрели на меня. И даже более того. То ли заметив мой маневр, то ли запланировав это изначально, Зинаида Николаевна тоже взяла в руку ножик.
Я опустила взгляд на лезвие и немножко отодвинулась. Шестеренки в моей голове крутились, как очумелые. «Значит, меня не отравят. Это радует. Меня зарежут. Что намного хуже…Нужно сопротивляться. Трое на одного. Могла бы еще справиться, но ведь есть еще толпа. Толпа это страшно. Особенно, когда толпа находиться под градусом. И то, что эта толпа потенциально на стороне противника не добавляет радости в общую картину…»
Усилием воли я заставила себя дышать спокойно и мирно улыбаться. Немного расслабилась, когда краем глаза ухватила, что тетя Зина преспокойненько режет отбивную, а не мою руку. «Это она нож проверяет, чтоб потом проблем не возникло» - еще одна сумасбродная мысль влетела в мою голову, вызвав за собой толпу мурашек, которые пробежавшись по моей спине, отправились восвояси.
Вдохнув и выдохнув, я подняла взгляд и устремила изучающий взгляд на бабушку-тетю-Агату, которая сидела как раз напротив меня. Через несколько секунд, которые лишь показались мне вечностью, я смогла вздохнуть спокойно. Пожилая женщина смотрела на меня с таинственной улыбкой и все тем же непонятно выжидающим взглядом. Но было в её глазах что-то такое, что сняло с меня напряжение.
Видимо, я просто параноик. Наверное, мне следовало бы расстроиться после такого вывода, но осознание того, что никто меня убивать не собирался, освещало этот вопрос по-другому.
А вместе с чувством безопасности вернулось и чувство голода. Я с аппетитом принялась уплетать яства, лежащие на моей тарелке, и настолько увлеклась этим процессом, что заметила, Дениса только тогда, когда он присаживался рядом со мной. Слишком уж шумно он это делал.
Надо сказать, что все вышеперечисленные размышления, (если я назову это откровенной паникой, это существенно ухудшит мою репутацию… И вы, кстати говоря, тоже..тс-с-с! про это) заняли совсем не много времени, где-то пару-тройку минут.
- Женька! – обратился он ко мне с радостной улыбкой на губах и непонятным блеском в глазах. Наверное, надо было бы и насторожиться, но я решительно была настроена избавиться от паранойи. Поэтому лишь улыбнулась в ответ.
- Денис?
- С новым годом, зайка! – с этими словами он протянул мне маленькую бархатную красную коробочку. При этом небезызвестное вам женское трио поддалось вперед, чтобы лучше видеть сей презент, и даже задержало дыхание.
А в том числе…
Что я там говорила? Не успею выйти замуж? А вдруг в этой коробке кольцо? Может это такое своеобразное предложение?
Прекрати накручивать себя! Форма коробки слишком вытянутая, для кольца… да и заветной фразы парень не произнес, так что расслабься и дыши…
- Ты не откроешь? – удивленный голос Дениса вывел меня из ступора. Я взяла протянутую коробку в руки и посмотрела на парня. Он с лукавством во взгляде ожидал моей реакции на подарок, и явно выглядел довольным собой.
Я опустила взгляд на коробочку, зажмурилась, после чего медленно открыла её.
Услышала разочарованный вздох со стороны бабушки, мамы и тети Дениса, после чего рискнула посмотреть сама.
Да, золота и бриллиантов, которые, наверное, так рассчитывали увидеть вышеуказанные женщины, там не было.
И кольцо, слава богу, там тоже не лежало.
Но я ощутила непередаваемый прилив восторга, бурной радости и чувства счастья в груди.
В красной коробочке был мой браслет. Розовый, резиновый, с выдавленной надписью «Lucky», мой счастливый браслет.
Я неверяще посмотрела на Дениса. И видимо, у меня было весьма забавное лицо, раз оно вызвало его смех.
Ну и ладно. Пусть смеется. Он ведь не знает, что я сейчас накинусь на него с объятьями…
Я вдруг поняла, почему он так задержался, почему был мокрым с головы до пят, почему его глаза так блестели загадочностью, почему мне показалось, что он знает нечто такое, что неведомо мне… И стиснула его сильнее.
Пока я душила в объятьях «своего» парня, выражая ему высшую степень моей благодарности, отдаленным фоном я могла слушать разговор бабушки-тети-Агаты, мамы и теть Зины.
… - с другой стороны, очень выгодно… много ей для счастья не надо, то есть свадьба будет не по расчету…
… - и по дому она помогает, вон как порядок в комнате Дениски навела…
… - да и на кухне лишние руки были весьма кстати…
… - и есть она мало…
… - и Диня её вон как любит…



я дьявол в обличии дятла(с)
- потереть тебе спинку?
- половником? (с) Кёко, Рэн, точнее LME стеб
Спасибо: 20 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1417
Настроение: счастье есть.
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 96
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.01.11 00:35. Заголовок: Они что, думают, я и..


Они что, думают, я их не слышу? Оценивают, как выгодную покупку!
Я отлепилась от Воронцова и обвела их взглядом.
Женщины, как ни в чем не бывало, улыбались мне. И опять этот выжидающий взгляд.
Ну и что теперь?
Через секунду я ощутила теплое дыхание у моего уха и тихий шепот Дениса:
- А ты ничего не хочешь мне подарить, любовь моя?
«Любовь моя» было произнесено с такой иронией, что я еле сдержалась, чтобы не состроить на лице гневную мину. Вот как он смеет издеваться в такой момент!?
Еще через секунду я поняла, в какое положение угодила. Двое напротив и одна с боку ждут ни дождутся моего ответного подарка для Дениса.
Шутка состоит в том, что никакого подарка я не заготовила. Я, видите ли, совершенно не планировала встречать Новый год вне дома, и представить себе не могла, что повстречаю это кучерявое чудо.
Пока я изображала пришибленную навалившимся на мою голову счастьем девушку, мозг, как очумелый, принялся соображать.
Что можно подарить Денису?
А что у меня есть?
В сумке: форма, сменная одежда (перепачканная, после кухни) истоптанные кроссовки (мои родные – дорогие, но сильно сомневаюсь, что он им обрадуется), медаль моя и Андрея (он проспорил), недопитая бутылка кока-колы, документы,
Стоп! Медаль! Точно!
Я подарю ему медаль! «Лучшему вратарю» - это моя. Или же «лучшему нападающему» - это Андрюхи.
Хотя нафига она ему?
А если соорудить вдобавок открытку, а-ля «ты забил гол в мое сердце…» Омайгад.
Нет, не готова я расстаться с медалью, с моей. А Андрея – совесть не позволяет…
А что делать тогда?
Главное – не паниковать.
- Денис, - наконец обратилась я к нему, на лице – смущенная улыбка, - я приготовила тебе подарок, но в связи с некоторыми обстоятельствами, кажется, забыла его дома…
- Кажется, забыла дома? – притворно-расстроено проговорил он, после чего с лукавым блеском в глазах добавил. – Понимаю-понимаю.
Трио, уж точно известных вам женщин, лишь сочувственно-огорченно вздохнули.
Кажись, выкрутилась!

Спустя некоторое время, Денис поднялся и сказал матери, что мы уходим. При этом сдавив мое плечо так, что я выронила из пальцев вилку. Он что, обалдел?
Мать ответила ему, что помнит, спросила, не задержимся ли мы еще немного, на что Денис возразил, что мы и так слишком задержались.
Я посмотрела на часы – они показывали без пятнадцати час.
- Что происходит?
Именно этот вопрос я задала ему, как только мы вышли из комнаты.
- Уж не думала ли ты, что я собирался отмечать Новый год с родителями? – усмехнулся он.
Признаться, я так и думала.
- А с кем? – полюбопытствовала я.
- До того момента, как ты свалилась мне на голову – с друзьями, естественно. Именно туда мы сейчас и направимся.
- Мы? – повторила я.
- Ну не могу же я тебя оставить здесь? – усмехнулся он, протягивая мне мою куртку.
- Ты бы только попробовал, – мрачно пошутила я, натягивая верхнюю одежду.
- А где твои друзья ждут нас?
- Увидишь.
Еще одна загадочная ухмылка – и я его убью.
Итак, мы вышли в ночь, и он повел меня в неизвестность…

Скрытый текст


я дьявол в обличии дятла(с)
- потереть тебе спинку?
- половником? (с) Кёко, Рэн, точнее LME стеб
Спасибо: 26 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1435
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 97
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.11.11 00:23. Заголовок: Перемолвился: ”Буду ..


    Перемолвился: ”Буду краток”
    Нет обратной точки возврата
    Прогорело остановилось
    Что ты делаешь скажи на милость
    Ничего не помнишь и ладно
    Не смешно даже занятно
    Вроде было между нами
    Убивает ценами

    Сигнал переломит время
    Сигнал переклинит меня
    Не знал чем рискуешь будто
    Идут годы и минуты
    Я жгу годы и минуты
    Я жду пережидаю смуту
    Согни линию тугую
    Я жду я не атакую
    (Юта - Сигнал)




Лучше б эта чертова неизвестность и оставалась ею… Знаете, сколько мы шли?! Шли с препятствиями, между прочим… Видите ли огромедые сугробы отчего-то не желали расступаться перед нами, как море перед Моисеем… Наверное потому, что у нас были не столь благородные цели, а там кто их знает… По сему при каждом шаге мы утопали в снегу, и требовалось приложить немало усилий, чтобы вытащить свою конечность из снежного плена… Теперь вы можете представить, сколько мы шли?! Ладно, подскажу – примерно час! Скажете «мало»? Ну, может быть, может быть… Но вы же помните про препятствия?!
А как же проторенные дорожки, спросите вы? Не было их. Видимо, замело. Не знаю. Либо же Денис вел меня какими-то окольными путями, по которым нормальные (троекратно подчеркиваю предыдущее слово) люди предпочитают не ходить… Была, конечно, проезжая часть… но по ней идти мы не рискнули. Да, Новый Год, машин нет… Но все же.
Поэтому… Здравствуй, очередной сугроб!
Не поймите меня неправильно, это все вовсе не означает, что я жалуюсь! Было очень весело! И… холодно. Но последнее не так страшно, я ведь девушка закаленная. Впрочем, это не мешало мне страстно желать теплого крова…
И опять-таки было «много». Чего?
Снега, времени, и, главное, ощущений. И Дениса, ага.
Ну, со снегом и временем мы, худо-бедно, разобрались, не так ли?
Ощущения. Никогда я еще в новогоднюю ночь не гуляла. Максимум, что было – выходили с отцом во двор пускать фейерверки. И сразу же домой… А тут прям путешествие! Причем волшебное! Потому что есть что-то такое во всей этой атмосфере… Да нет же, не пары алкоголя! Ну и что, что навстречу нам пронеслась эта сумасшедшая парочка (парень с девушкой), размахивающая бутылками шампанского, цепляющаяся друг за друга, как за спасательный круг, выкрикивая нам пожелания счастья в Новом Году! Они сами выглядели такими счастливыми в ту минуту, просто до безумия. И пьяными, ага. Ну, хватит вам, циники с галерки! Суть же не в этом. Хотя, признаться, меня действительно поразило то, как лихо они преодолевали эти невыносимые снежные препятствия в таком-то состоянии. Видимо, пьяному не только «море по колено»… С другой стороны, оно всем «по колено», если глубоко не заплывать…
Практически пустынные улицы, освещенные мягким светом фонарей. И снежинки, мириады снежинок, кружась и переливаясь под светом этих самых фонарей, ложатся на уже великанские сугробы. Это красиво. Это просто по-волшебному красиво!
Да, сейчас вы скажете, что это можно увидеть не только в новогоднюю ночь, но и в любой другой зимний вечер. И вы будете правы. В некотором роде. Потому что в новогоднюю ночь все кажется другим. Ага.
И еще, вряд ли в любой другой вечер вы встретите столько улыбок и ничем незапятнанного счастья на лицах случайных прохожих. Да еще и абсолютно безвозмездные пожелания «всего самого»…
В очередной раз крикнув ответное «счастья» очередной компании, я попыталась вытащить ногу из сугроба. Параллельно ломая голову над загадкой, которая занимала меня уже довольно продолжительное время: «Как им - всего хорошего - удается так лихо и ловко вышагивать через эти беспрерывные сугробы?»
Я обернулась, чтобы проводить эту веселую компанию взглядом. И тут меня будто озарило: «Они держатся в связке!» За руки, плечи, талию… Короче, кто за что ухватился за то и держится, причем крепко!
Я обратила взгляд на вышагивающего немногим впереди меня Дениса и, искренне надеясь, что на моем лице не появилось маниакальной улыбки, обратилась к парню.
- Эй, Воронцов!
Он повернул голову в мою сторону и спросил: «Чего я там застряла? Холодно же».
Я поделилась с ним моими гениальными соображениями. Насчет того, как ускорить наш темп и поскорее добраться до тепла. Идея была одобрена. Хотя гениальность упорно не признавалась этим патлатым субъектом…
И вот с этой минуты стало много Воронцова. Даже как-то слишком.
Уж не знаю, кто кого держал, но хватка была, что говорится, «на века». Клей «Момент» нервно курит в сторонке… Или его кто-то… Ну да не суть, рассказ не об этом.
Мы много шутили, смеялись. И казались неприлично счастливыми. Хотя почему «казались»?
В один момент я все же споткнулась и полетела в сугроб. Денис не то, чтобы меня, он себя удержать не смог и приземлился следом. На меня.
Воронцов неловко приподнялся на руках, а я хохотала, в перерывах пытаясь выговорить: «Косолапый медведь», до того он в тот момент походил на сего лесного обитателя.
Парень с такой характеристикой категорически не согласился и в качестве аргумента принялся меня «намыливать». Мда, куда уж убедительней… А с этим мириться уже не могла я. Мы, как маленькие дети, возились в снегу, опять затеяв не шуточную борьбу «кто-кого или почем пуд снега?»
Опомнились мы только тогда, когда у Дениса в кармане зазвонил мобильный, и он, подняв трубку, услышал гневный вопрос друга: «Где ты шляешься, пьянь?!»
Воронцов после непродолжительной пикировки сообщил, что «мы скоро будем», отказываясь более пространственно объяснить, «кто эти загадочные «мы».
Поднялся сам, помог мне. Мы благоразумно сошлись на том, что победила жвачка, самая сильная из ныне существующих, и уставшие, но дико довольные, поспешили добраться до воронцовского друга.
Но теперь я с уверенностью могу сказать, что уже он крепко держал меня за руку.

Когда мы остановились перед соответствующим подъездом, Денис отпустил мою ладонь, но код на домофоне набирать не спешил.
- Жень, - обратился он ко мне с некоторым волнением в голосе.
- Да? – выразила я готовность выслушать.
- Там, - он кивнул в сторону двери, как-то виновато склонив голову, - я скажу, что мы просто друзья.
Я замерла. Это было… как-то неожиданно, что ли. Не настолько, правда, как удар ножом в спину, но настолько, чтобы забыть, как дышать.
- Просто понимаешь, - неровно начинает он, теребя «собачку» на молнии куртки, - они…
- Денис, я все понимаю, - я спешу выдохнуть и натянуть на лицо улыбку, - обманывать друзей это не просто...
Он после секундного замешательства соглашается:
- Да, не просто…
Я вглядываюсь в его лицо и откровенно ничего не понимаю. Выглядит так, будто обиделся. Но что я такого сделала? Он ведь сам сказал…
Женская логика, женская логика. Тьфу на вас. Про мужскую вообще никто никогда не слышал...
Я встряхиваю головой. Глупости.
- Открывай уже, холодно, – поддеваю его локтем.
Он, будто спохватившись, кивает и набирает код домофона, раздается характерный щелчок, и мы проходим в подъезд.
В квартире его друга было шумно и беспорядочно...
Но начнем лучше с самого друга. Звать его Виктор Сундуков. Но Денис почему-то обращался к нему исключительно: «Вика». Сам Виктор, видимо уже смирившийся с таким прозвищем, лишь закатил глаза и попросил меня «не обращать внимания на придурка». Я пообещала так и поступить, но на заметку себе поставила выяснить происхождения такого прозвища.
Виктор представлял собой худющего блондина с потрясающей улыбкой. Выше Воронцова на полголовы и в очках. И подшофе.
Он, открыв нам дверь, одновременно костеря и поздравляя Дениса, сцапал того в объятья. Я секунду прикидывала, какую цель преследует мой новый знакомый: выразить тем самым свою радость при встрече в Новом году или же задушить своего друга. Но так как мысли о смерти неприлично много раз посещали мою голову за столь короткий срок, я решительно отмела последнюю версию. Тем более, парень уже выпустил Воронцова и сейчас пытался сфокусировать взгляд на мне.
Не успела я и слова сказать, как Виктор сграбастал в объятья уже меня, радостно поздравляя с наступлением Нового Года. От такой эмоциональности я, признаться, несколько растерялась, но уже через секунду поздравляла его в ответ.
Я почувствовала тяжелые руки на своих плечах, которые с силой оторвали меня от нового знакомого, и услышала недовольное (или мне показалось?) ворчание Дениса:
- Встали тут, пройти мешают.
Виктор прищурился, хмыкнул и театрально взмахнул рукой, приглашая пройти дальше по коридору.
Мы прошли. Я с любопытством оглядывала открывшееся мне помещение. Просторная светлая квартира с евроремонтом. Белоснежные обои, шкафы из черного дерева, диваны и кресла с красной обивкой, плазменный телевизор, нарядно украшенная комната и впечатляющая ёлка. Стол более напоминал зеленого ежика на белоснежном покрывале, так как всю его поверхность занимали разнообразнейшие бутылки из-под алкоголя, как вы понимаете, преимущественно в зеленой стеклотаре.
Гостей в комнате собралось даже больше, чем в доме Воронцовых. Все молодые, модные, пьяные или близкие к такому состоянию.
Стоило нам только зайти в зал, как празднующие в разнобой принялись нас поздравлять. Особое рвение проявили некоторые девушки, повиснув на шее у Дениса. Мне оставалось только догадываться, чем вызвано их радушие. То ли популярностью Воронцова, коей он так хвастал, то ли количеством выпитого этими барышнями.
Впрочем, и моя персона вниманием обделена не была. Виктор, скривив лицо при виде сцены «Удушение Воронцова или двое на одного – всегда не честно», поволок меня за собой, поочередно представляя собравшимся. Второй раз за вечер-ночь моя память подверглась crash-тесту, и не сказать, что она была от этого в восторге. Я совершенно четко запомнила Виктора-Вику, что не удивительно; Ларису – уж слишком эффектной внешностью она обладала; Михаэля, да-да, именно Михаэля и никак иначе (если вам дорога ваша жизнь). И если б он так не настаивал на таком произношении, вероятность того, что я его с кем-то в дальнейшем спутала бы была весьма велика. Но если я сказала бы, что сильно напрягала память, пытаясь кого-либо запомнить, то нагло бы соврала.
Завершив обход по комнате, а вместе с тем процесс знакомств, в течение которого я то и дело пыталась зацепить взглядом Воронцова (который никоим образом не страдал от «разлуки» со мной, а очень даже весело проводил время со своими… не побоюсь повториться, барышнями), я поймала себя на мысли, что слишком рано отказалась от криминально направленных завихрений моего богатого на фантазии мозга.
Я разрывалась между идеей о жестокой расправе над Воронцовым и курочкой, что возлежала на тарелке, которую мне упорно подсовывал Виктор. Он утверждал, что лично участвовал в приготовлении, и я нанесу ему личное оскорбление, если сию же секунду не вкушу белую мякоть птицы.
Я не посмела так глубоко ранить гостеприимного хозяина и послушно принялась уплетать. Сундуков благоговейно замер в ожидании похвалы. Улыбнувшись с набитым ртом, я подняла вверх большой палец. Виктор просиял и, доверительно склонившись ко мне и указав взглядом на Воронцова, прошептал: «А ему мы не дадим». Я рассмеялась, согласившись с тем, что «он не заслужил».
Денис засек наши перешептывания и хихиканье, прищурился. Решительно отцепил от себя своих спутниц, подошел к нам и откровенно заявил, что подозревает нас в сговоре и собирается пресечь на корню даже саму мысль о злодеяниях.
Виктор, само воплощение невинности, известил Воронцова, что тот заблуждается и вообще кругом неправ. И «если такой смелый, то действуй!».
Я смотрела на Дениса и понимала, что если немедленно не вмешаюсь, то мир рискует пережить глобальное потепление – таким пламенеющим был взгляд Воронцова, направленный на лучшего друга.
Такая ярость с его стороны казалось мне неоправданной, но я предполагала, что во взаимоотношениях этих двоих есть много личного. Неуловимого для постороннего, но с полувзгляда понятного им самим.
- Может, выпьем? – встряла я между ними с совершенно беззаботным видом. Не то чтобы я считала, что выпивка – решение любой проблемы, но в данном случае обстановка просто молила о разрядке…
Виктор среагировал мгновенно. С безбашенной улыбкой, подхватив со стола два пластиковых стаканчика, наполненных шампанским, всучил один из них мне и бодро воскликнул:
- На брудершафт!
Но выпить мы не успели. Точнее, не успела я. Самую малость.
Воронцов, обуреваемый не пойми какими эмоциями, с непревзойденной сноровкой выхватил стаканчик из моей руки и самолично выпил с Виктором. Пока я и Сундуков, хлопая глазками смотрели на него, Денис смял пластиковый стаканчик, швырнул его на стол, схватил меня за руку и потащил к танцующим.
Ничего не понимая, я через плечо обернулась на Виктора. Тот находился в хмельной задумчивости, постукивая указательным пальцем по своим губам. Через несколько секунд парень встряхнул головой, наполнил себе стакан снова и залпом осушил.
Как только я посмотрела на Дениса, мы остановились. Хотела вырвать свою руку и закатить небольшой скандальчик, с весьма прозаичной целью выяснить «какого черта твориться?». Но Воронцов не предоставил мне возможности. Он увлек меня в танец, совершенно не заботясь о моем мнении.
Это невыносимо раздражало, но скандал я решила отложить. А в скором времени совершенно забыла об этом желании… Ну кому, действительно, охота сознательно портить праздник?
Тем более, что танцевать с Денисом оказалось весело. Поначалу он был несколько скован в движениях, напряженно поглядывая на меня, но поняв, что я не собираюсь возмущаться и рукоприкладствовать, – расслабился.
Помните, я говорила, что в этот вечер было много Дениса. Так вот, в танцах его было не меньше… И это при том, что за все время, пока мы танцевали не прозвучала ни одна медленная композиция.
Видеть улыбку на лице этого бесшабашного парня оказалось до удивительного приятно. Следить за его свободными, пусть и лишенными всякой грации, движениями – не менее. А уж двигаться с ним в такт и подстраиваться под его ритм, танцевать так, словно мы единое целое … крышесносно, во как.
Единственный минус – вскоре стало удушающе жарко и дико захотелось освежиться. Читай – выпить.
Я известила об этом Дениса, он согласно кивнул и указал на стол. Мы начали продвигаться к вожделенным напиткам, но по пути моего спутника перехватила некая особь мужского пола. Друг, наверное. Имени я его при всем желании не вспомнила, но Воронцов, остановившись переговорить со своим знакомым, выглядел воодушевленным. Махнул мне, чтоб я его не ждала. Пфф. Будто я собиралась.
Я благополучно добралась до стола и принялась обозревать его просторы. А мы с Вами плавно достигли события номер «три»…
Ассортимент напитков, как вы уже могли догадаться, был богат лишь на спиртное. Безалкогольные напитки гордо возвышались посередине стола и ужасали своей неприкосновенностью. Изъять бутыль минералки из их узкого круга казалось преступлением. Но мысленно я сегодня не раз переступала грани, очерченные законами, так что и сейчас, не колеблясь, потянулась за водой.
Наполнив себе стакан, я счастливо улыбнулась пузырящей поверхности. Пересохшее горло дорвалось до вожделенной жидкости. Но по стечению обстоятельств глотнуть мне не удалось. Только я поднесла стакан к губам и собиралась насладиться вкусом холодной минералки, как кто-то врезался мне в плечо. Это было так неожиданно, что я расплескала добрую половину воды себе на руку и на стол.
- Какого черта? – вырвалось из моего недовольного горла. Я повернулась и увидела виновницу случившегося. Девушка с темно-русыми волосами, облаченная в красное платье. Миловидное лицо, широко распахнутые глаза, которые хлопают со скоростью ожившего пропеллера.
- Прости! – виновато воскликнула она, организовывая хлопотное оживление вокруг пролитого.
- Да ничего, - я даже как-то смутилась от такой напористой заботы.
Она не только протерла салфетками стол, но и порывалась вытереть мои руки. Эти попытки я пресекла, сказав, что вполне справлюсь с этим сама. «Влажность» проиграла нам всухую, вот так вот. Девушка наполнила стакан заново и, приветливо улыбаясь, протянула мне. Спустя пару секунд предложила «чокнуться» за знакомство.
- Катя, - представилась она.
- Женя, – улыбнулась я ей, легонько стукнув по ее стаканчику. Предоставив горлу, наконец, желанную жидкость, я думала о том, что это даже забавно. «Катя, значит». Либо это имя меня преследует, либо я
Санта-Клаус. Или же, в поддержку отечественного производителя – Дед Мороз. Но так как я смотрела на жизнь здраво, по крайней мере, большую часть времени, то предпочла отмахнуться от навязчивой тучки под названием «Паранойя» и сосредоточить внимание на собеседнице. Но должна признаться, чем дольше мы разговаривали, тем чаще образ самого закоренелого жителя Лапландии возникал перед мысленным взором. Не покидало ощущение, что я говорю с уже эпической личностью: Екатериной-той-самой-девушкой-Дениса-место-которой-я-с-вопеющей-наглостью-заняла. А Денис не говорил, они расстались?
Спустя несколько минут разговора я узнала о своей собеседнице столько, что любой ФБРэвиц мне обзавидовался бы. Выпив, люди, порой, становятся такими болтливыми… Не зря Минздрав предупреждает, ага.
Но самое главное, я удовлетворила свое любопытное сознание – расстались. Но не сказать, что расставив все точки над «i» … Правда, узнаю я это несколько позже…
И, да-да, это была она – пресловутая девушка Воронцова. Когда я узнала об этом, интерес к стоящей напротив личности многократно возрос. Это ведь естественно, правда? Интересоваться той, чье место ты временно занимаешь? Именно поэтому, а не потому, что тебе до жути интересно, какие девушки нравятся Воронцову… Правда?
Случайно завязавшаяся беседа больше напоминала монолог Кати, но меня это не сильно расстраивало. Это дало мне прекрасную возможность рассмотреть и изучить конкурентку. Стоп, я сказала «Конкурентку»?! Да не смешите мои резиновые тапочки, да, они скрепят, но не настолько же! Васнецова, ты же не пила, так с какого бока возникла эта «конкурентка»?! Ты же уже решила, что не претендуешь на чувства Дениса ввиду не перспективности ваших отношений.
И мне должно быть совершенно все равно, что эта высоченная шатенка собирается бросить маленького миленького Воронцова, потому что уже устала от этих отношений на расстоянии (на каком таком еще расстоянии, я пропустила мимо ушей, увлекшись собственными мыслями…) и встретила уютного Кирилла, который, кстати:
- Та еще скотина… - возмущается собеседница, обиженно надувая губки. – Где его носит? Почему он еще не кинулся меня искать…
- Может и кинулся, - медленно отвечаю я, замечая высокого парня, который сквозь толпу прорывается к столу. – Если это, конечно, он.
Я указываю взглядом за её плечо. Девушка оглядывается, видит своего ненаглядного, после чего со счастливой полупьяной улыбкой смотрит на меня.
- Он! – и столько неприкрытой радости сквозит в этом коротком слове, что у меня будто сжимается сердце.
Я не успеваю спросить: «А как же Денис…», потому что Кирилл уже достиг цели: то есть нас, а если уж совсем конкретно – Катерину.
Подарив мне сомнительное удовольствие лицезреть поцелуй влюбленных и обменявшись парочкой фраз из серии «разбор полетов», они вновь обратили свое внимание на меня.
- Познакомься, Женя, это мой парень – Кирилл.
- Офигеть… - с моих уст вырывается тихое, но красноречиво выражающее мое мнение, слово, после чего я громче представляю себя. - Эм, в смысле, Женя. Девушка Воронцова.
- Что, прости? – недопонимает Катя. При упоминании фамилии, как оказалось, бывшего, шатенка бросает быстрый взгляд на своего парня, но, не заметив никакой перемены в его лице, успокаивается.

- Просто поначалу постеснялась сказать, что я его девушка… Было как-то неловко… - да, я, набравшись решимости во время этой короткой заминки, уже навряд ли отступлю от задуманного. Уж не знаю, насколько правильно я поступала, но импульсивные поступки на то и импульсивные, что совершаются необдуманно, без четко взвешенных «за» и «против». И чхать я сейчас хотела на то, что сам Воронцов может быть против. Мне просто хочется Дениса как-то… защитить, что ли…
- Оу. Вот оно как, - на некоторое время лицо собеседницы принимает задумчивое выражение, но уже через несколько секунд девушка вновь расплывается в улыбке.
- Поздравляю! Желаю счастья…
Я не успеваю не то чтобы обдумать её реакцию, но даже поблагодарить, так как сквозь музыку и прочий шум зала на меня обрушивается возмущенный глас Воронцова:
- Васнецова! Вот ты где! – я оглядываюсь и вижу в нескольких шагах от себя Дениса, который целенаправленно движется в мою сторону, не замечая ничего вокруг. - Ты куда пропала? Ушла попить воды, но уподобилась Чижику-Пыжику?!
Я еле удерживаюсь от картинной позы «рука-стыд-лицо» - и угораздило же Воронцову идти искать меня именно сейчас?!
Скорости, с которой я реагирую на его приход, и расчету моего поведения в форс-мажорной ситуации может позавидовать любая актриса. Нацепив на себя донельзя счастливый вид, я с громогласным радостным воплем:
- Денис, солнце мое! – кидаюсь к нему и, повиснув у него на шее, запечатлеваю на его губах смачный поцелуй. Воронцов, опешивший от моей внезапной эмоциональности и столь откровенного проявления чувств, на поцелуй не отвечает. Анализировать собственные переживания я оказываюсь сейчас не готова. Четко осознаю только одно: это волнительно. Крайне.
Когда я, наконец, прекращаю своеобразную экзекуцию его губ, но все еще бессовестным образом вешу на его шее, Денис переводит дух и ошалело интересуется:
- Васнецова, ты реально пила?!
- Идиот, - смутившись, шиплю я, - тут твоя бывшая.
Интонацией подчеркивая последнее слово, я стреляю глазами в сторону. Воронцов намек понимает, хоть и выглядит озадаченным, молча выглядывает из-за моего плеча и, естественно, видит Катю с Кириллом.
- А это? – легкая морщинка появляется меж его бровей, и я понимаю, что увиденное его не особо радует.
Я вздыхаю, поворачиваюсь к парочке влюбленных и с напускной жизнерадостностью представляю:
- Милый… милый мой, познакомься, это парень Кати!
- Кирилл, - ничего не подозревающий шатен с приветливой улыбкой протягивает руку.
Взгляд, которым Денис награждает соперника, откровенного говорящий: «Именем себя Великого я приговариваю тебя к смерти!». Будь я на месте Кирилла, тотчас же свалилась в смертельных конвульсиях. Допускаю, что в моем случае, они были бы наигранными, но от этого худощавого субъекта я такой стойкости, признаться, не ожидала. Тон, коим Воронцов произносит свое имя, также может развить в собеседнике суицидальные наклонности, но Кирилл стоически переносит и это. Но само имя! О, Небеса, оно вводит в легкий ступор всех троих.
- Диденчик.
Шокированность моего состояния можно выявить по степени округленности моих глаз. Так вот, они размером с блюдца. Браво, Воронцов!
- Ты же ненавидишь, когда тебя так называют… - шепотом замечает Катя. Но, несмотря на оглушительно громкую музыку, мы её слышим.
- Ээ… Вы не обращайте внимания, - поняв, что Денис не собирается комментировать свое заявление, и плевать ему на то, что в объяснении оно нуждается, я вновь вступаю в «игру», – это он просто сегодня наобщался с родственниками, а они у него весьма колоритные личности… И все от него что-то хотят, замотали совсем… - Я покосилась в сторону Воронцова, но тот все еще сверлил взглядом парня Катерины, не выпуская из крепкого рукопожатия его пальцы. Отчаянно соображая, как же вывести этого дебила из ступора, я погладила его по щеке. Другой рукой насилу вытянула воронцовскую пятерню, тем самым освобождая Кирилла из стального плена ревнивого мачо. - Устал, милый?
Да что ж ты будешь делать, он не реагирует!
Решившись, я вновь бросилась на Воронцова с поцелуями. Ну конечно! На них-то мы вон как реагируем. Аж дыхание перехватывает… Отставить, Васнецова! Ты не о том думаешь, еще секунда – и думать вообще перестанешь…
Резко отстранившись от Дениса, я все так же изображая донельзя счастливую влюбленную, улыбнулась занимательной парочке.
- Да, да… Сегодня на меня столько родственников свалилось… Так пообщался, что до сих пор прийти в себя не могу….
Ну слава Небесам, к Воронцову-таки вернулся разум! Хотя, если судить по ошалело бегающему взгляду, не до конца…
После слов Дениса возникла небольшая пауза, которую мы заполняли неловкими улыбками до тех пор, пока Кирилл не сообразил сказать, что им пора.
- Да, да, идем, - поддержала его шатенка, повиснув на руке своего парня.
- Приятно было познакомиться, - отдал дань вежливости непробиваемый Кирилл. Мы дружно заявили: «Взаимно», а Воронцов потряс его протянутую в знак прощания ладонь.
Далее последовала реплика, которая, умей я краснеть, заставила бы меня смущенно зардеть.
Обращаясь к Денису, Катерина протянула к нам руку и выдала:
- У тебя очень, очень хорошая девушка. Вы такая красивая пара, я за вас так рада!
Уж не знаю, был ли это полупьяный бред или же её истинные чувства, но, знай я в тот момент, как дебильно я улыбаюсь… улыбаться не перестала бы.
- А мы как рады, да, Жень? – Денис проговорил это уже в спины удаляющейся парочки, и я сильно сомневаюсь, что его слова долетели до их слуха.
Было неловко. Это я поняла через секунду после того, как они ушли. Одно дело, увлекшись импровизацией играть роль, другое – остаться «наедине», когда твое недавние поведение обрушивается на сознание и ты, фрагментами вспоминая, осознаешь… что несла такой бред, что висела на нем, что целовала его… Ох, как ты его целовала…
Я не знаю что и думать, но самое страшное, что не знаю, что думает он по поводу всего этого. На вид: уфимец до сих пор не в себе. Я чувствую, что ему тоже неловко. Он все еще улыбается, но как-то натянуто, неправдоподобно. И выглядит неуверенно довольным. Как же мне это понимать?
- Эм, я надеюсь, что это ты не из-за того, что… - да, молчать я не могу из-за волнения, но и сказать то, что хочу, оказывается довольно проблематичным. Вот уж не подозревала, что это слово так сложно произносить… Так Васнецова, соберись. Попытка номер два:
- Что я тебя… поцеловала… так?
Да, молодец, Женя. Смело. Но вот стоило ему только посмотреть в твои глаза, как ты сразу же идешь на попятный:
- Если что, это было понарошку…
Медаль за храбрость. Умница.
Тут слишком шумно, чтобы нормально разговаривать, и, видимо, Дениса это не устраивает. Он берет меня за руку и тянет сквозь толпу за собой. Я, затаив дыхание, следую за ним практически вплотную и пытаюсь успокоить бешено стучащее сердце. «Угомонись уже, тебе не откроют!»
В итоге, Воронцов выводит меня в полутемный коридорчик, куда музыка хоть и долетает, но звучит уже не столь оглушительно, так что возможность услышать собеседника возрастает до девяноста процентов. При условии, что ты вообще хочешь его слушать, конечно.
- Спасибо огромное, что ты меня выручила, – отпуская мою руку и отступая на шаг, проговаривает Воронцов. Полагаю, что он привел меня сюда по двум причинам: выиграть себе время для размышлений о случившемся, все-таки для него это должно было быть большим потрясением. И уж только потом, чтобы спокойно поговорить. - Я бы сейчас мог таких глупостей наделать, выставить себя дураком… - нервно посмеиваясь, улыбается он.
- Да это всегда пожалуйста, - улыбаясь в ответ, расслабленно вздыхаю. Тучи неловкости начинают рассеиваться, и это не может ни радовать.
Мы стояли на близком расстоянии друг от друга и это волновало.
Я почувствовала, что Воронцов собирается что-то мне сказать, нечто важное… Я даже затаила дыхание… Но ему помешали.
Совершенно неожиданно на Дениса налетел тайфун по имени Виктор и, схватив его, припечатал к стеночке.
Мой «парень» непонимающе взирал на друга, ожидая объяснений. И они не замедлили прозвучать.
- Как ты мог?! Подлец!
- «Мог» что? – все так же недоумевал Денис, не предпринимая попыток вырваться из цепкого плена. Сундуков удерживал его за грудки сорочки, сам он трясся от переполнявших его чувств.
- Как ты мог так со мной поступить?! Ты ведь клялся! – парень чуть ли не вплотную приблизился к лицу Воронцова.



я дьявол в обличии дятла(с)
- потереть тебе спинку?
- половником? (с) Кёко, Рэн, точнее LME стеб
Спасибо: 10 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1436
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 97
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.11.11 00:25. Заголовок: Я с округлившимися о..


Я с округлившимися от удивления глазами смотрела на дрожащие плечи Виктора, слушала его срывающийся голос и откровенно недоумевала. Истерика, ты ли это?
Чувствовать себя зрителем не всегда приятно, как оказалось… А еще в мою головку прокрались нехорошие подозрения, что я смутно догадываюсь, о каком «расстоянии» говорила Катя и почему Денис называл парня «Викой», и…Что подавляй я свои чувства к Воронцову, что не подавляй – мне все равно ничего бы не светило…
- Как же так… - придушенно шипел Виктор, периодически срываясь на нервный, полупьяный истеричный смех.
- Да что не так-то?! – не выдержав, прикрикнул Денис. Его взгляд обеспокоенно и непонимающе бегал по лицу Сундукова. Время от времени бросая панические взгляды в мою сторону, словно умоляя не делать поспешных выводов…
Поздно Воронцов. Я уже сделала весьма неутешительный для себя вывод, успела расстроится до бесконечного трагизма, и даже на несколько секунд погрязла в жутчайшую депрессию… Но ты не переживай, Воронцов, я девушка сильная, и это мимолетное помутнение рассудка, вызванное твоими губами, скоро пройдет… И сердцу моему покажется вся эта гамма чувств лишь давно высохшей зарисовкой…
М-да. Никогда бы не подумала, что за пару секунд волнительно-окрыленное состояние может разлететься до миниатюрных осколков, больно врезающихся в чувства, сердце, нервы…
Воронцов – ты чертов сердцеед…
- Ты… Прямо у меня… Мне… - голос парня дрогнул, тихо переходя на шепот. Последние слова он произнес, уткнувшись в плечо друга (Друга ли?! Женя, спокойно!), так что я их не расслышала, зато услышал Воронцов. Его глаза сначала удивленно расширились, затем злобно сузились. Парень резко оттолкнул от себя Виктора, разразившись ругательствами…
- Ты идиот, Сундуков! Безмозглый придурок! И хватит ржать, блондинистая бестолочь!
Да-да, вы не ослышались. Ему было крайне весело: упав от резкого толчка, Виктор начал кататься по полу, не переставая заливисто хохотать. На его глаза даже выступили слезы от беспрерывного смеха. Парень, не сдерживаясь, барабанил кулаком об пол, ладонь же второй руки прижимал к животу, демонстрируя нам высшую степень неконтролируемого приступа веселья…
Я, озадаченно наблюдая за разворачивающейся сценой, откровенно негодовала. Че происходит-то?
Воронцов, который еле сдерживался от того, чтобы не пнуть лежащего, испускал волны раздражения, не понимая, к чему его друг устроил весь этот цирк. Глянув на шокированную меня, он взвыл и все-таки поддел ногой Виктора. Велел ему заткнутся, после чего бросился ко мне с мольбами.
- Женечка, не обращай внимания на этого homo, он совсем не sapiens, особенно когда выпьет… - Денис схватил меня за плечи, заглядывая в глаза.
- Эй! – сквозь хихиканье возмутились снизу. – Я вообще-то очень даже сапиенс! Даже более сапиенс, чем некоторые! И вообще! Не фиг было мне врать!
Я скосила взгляд на Виктора. Тот вольготно устроился на полу в полулежащем положении. Одной рукой он удерживал равновесие, другой ерошил свои белоснежные кудри. Обиженно надувшись, не сводил взгляда с воронцовского затылка.
- Врать? – переспросила я, обращая его внимание на свою персону… Денис оглянулся на друга.
- Вы встреча-а-етесь! – мимика у парня была просто потрясающей. От прежней обиды не осталось и следа. Сейчас он, смотря на нас в прищур и выставив пальцы правой руки пистолетом, хитрюще лыбился. Так, словно он разгадал секрет мирозданья или, по меньшей мере, планы какой-нибудь тайной организации, по уничтожению ёжиков. Ой, да ладно вам! Неужели вы не слышали об их коварных идеях поработить человечество?! Вот, то-то же.
Немая сцена длилась примерно с минуту. Когда Виктор сообразил, что не последует ни отрицаний, ни подтверждений его умозаключению, он, медленно шатаясь, поднялся. Подошел к нам. Взглянув на руки Воронцова, которые все еще покоились на моих плечах, он посмотрел мне в глаза и на удивление серьезным тоном заговорил:
- Прости, если испугал. На этого патлатого дебила не посягаю сверх дружеской меры. А ты, - это он уже развернулся к вышеупомянутому субъекту, - попробуй только еще раз солгать мне.
Выдержав паузу, в течение которой друзья обменялись выразительными взглядами, Виктор растянул губы в широченной улыбке и, лукаво подмигнув, добавил, - Иначе моя мстя будет воистину страшна, не то, что эта детская шалость.
Ничего себе шалость… Он моим нервам тут мини апокалипсис устроил, а говорит «шалость»… Зашибись парень.
Отсалютовав нам, Сундуков чуть шатающейся походкой направился обратно в зал. Когда я уже было подумала, что это чудо природы окончательно миновало, парень остановился у дверей и, обернувшись, прошептал, прикрывая с одной стороны рот ладонью:
- Пс, Воронцов! Надеюсь, ты не забыл, что спальня родителей неприкосновенна, но вот моя… чисто из дружеских соображений за отдельную договорную плату может быть арендована…
- Придурок! – было ему ответом. Воронцов кинул в мою сторону смущенный быстрый взгляд.
Когда до моего сознания, и без того донельзя потрясенного, дошел смысл намека, сделанного этим блондинистым человеческим существом, я покрылась легким румянцем и чуть было не кинулась душить безмозглого шутника.
- Спорный вопрос! – хмыкнул Виктор, но, почувствовав, что атмосфера накаляется не в его пользу, поспешил скрыться.
После его ухода нас вновь накрыло облаком неловкости. Неуклюже переглядываясь, мы выдавливали из себя неуверенные улыбки, пока Денис вдруг не перешел на смех. Причем настолько искренний, что через секунду я к нему присоединилась.
- Забавная ситуация получается: мои родственники думают, что ты моя девушка, моя бывшая думает, что ты моя девушка, мои друзья думают, что ты моя девушка…
Мы дружно похихикали, а затем Воронцова понесло, и… он все испортил.
- Смешные люди! Я не понимаю, как им в голову мог прийти этот бред, - моя улыбка медленно блекла, и с каждым последующим словом все возрастали раздражение и злость, за которыми я умело маскировала расстройство… - что мы с тобой можем быть вместе. Мы же с тобой, как Небо и Земля… - парень театрально взмахнул рукой.
- Да, действительно. А ты не комплексуй, Воронцов, – парировала я, пытаясь держать себя в руках, - не такая уж ты и Земля…
- Спасибо, конечно, – ухмыльнулся парень, - но Земля – это ты. Я, - еще один взмах рукой, - я – Небо!
- Слышь, ты! – не выдержала я, яростно ткнув пальцем ему в грудь. Парень поморщился.
- Что ты делаешь, больно же!
- А ни че! Я, можно сказать, попала пальцем в Небо! – провернув ту же манипуляцию, съязвила я. – Ты знаешь, вообще хотелось быть оригинальной, но придется повториться, ты, Воронцов, дебил!
Стукнув его напоследок побольнее, я пулей вылетала из коридора.
Ох, как же я была… расстроена, задета в лучших чувствах и зла! Да. Ярость буйной пташкой колотилась в моем сердце, заставляя кровь бежать быстрее и зарождая острое желание ломать и крушить. Остановило одно: неожиданно возникшая в мыслях ассоциация с Халком. Нет, уподобляется такому я еще не готова.
И, дабы не поубивать всех вокруг, таких донельзя счастливых, я, прихватив с собой несколько бутылок вина, забилась в самый темный уголок гостиной, с удовольствием прогнав оттуда милующуюся парочку.
Да, я позорно заливала спиртным свое горе и, на мое счастье, на подвиги меня не потянуло. Опустошив уже, кажется, третью стеклотару до половины и ругая Воронцова отборными эпитетами нелицеприятного содержания, я незаметно для себя уснула.
Вымоталась за день: и физически, и в особенности морально.
Проснулась я под утро, от раздражающего стука и не прекращающейся трели противного звонка. И с жуткой головной болью, что не удивительно… Поморщившись, но не утруждая себя подъемом, я оглядела гостиную
сквозь маленькие щелочки глаз. Да, распахиваться вовсю они не хотели.
Комната словно пережила нашествие чего-то страшного и стихийно разрушительного… Все вверх дном, в хаосе и беспорядке. Но самое страшное, что в первые пять действительно ужасало – это тела. Они были повсюду: кресла, диван, его спинка, но преимущественно на полу… Много-много тел, лежавших совершенно без движения. Моему сонному сознанию показалось, что здесь действительно буйствовали какие-то недоброжелатели, перебив всю эту ораву гостей. (О, Небеса, когда же меня уже покинут эти мысли, окрашенные в кроваво-красный…) Но когда комнату заполнил нескладный храп и сопенье, я с облегчением выдохнула. Привидится же спросонья…
Дико хотелось пить…
Попыталась подняться, но поняла, что что-то мешает. Опустила взгляд и увидела, что этим «чем-то» является голова Воронцова, покоящаяся на моих коленях.
Удивилась.
Сдвинула брови и потерла виски.
Не помню. Вернее помню, но весьма смутно. Я была на него дико обижена – это да. Но вот за что…
Взгляд заскользил по лицу Дениса, задержавшись на его улыбающихся губах. Неужели ему всегда снятся приятные сны? – с недоумением подумала я. Забыв о своем желании утолить жажду, я любовалась парнем.
Губы…губы… губы… А ведь я их целовала…
Нахмурилась, игнорируя скромный фейерверк боли в голове…
Целовала же?
Надо вспомнить. Просто надо.
Не особо контролируя свои действия и прикрываясь мыслью, что головная боль не дает рационально мыслить, я медленно приблизила свое лицо к воронцовскому… И он опять все испортил…Рыгнул, представляете? Я, поморщившись, резко отпрянула. Припечаталась затылком о стену, что только усилило головную боль…
Отпихнула Воронцова в сторону. Парень скатился с моих колен и стукнулся головой об пол. Так ему и надо. Только и умеет, что расстраивать…
Проснулся. Повертел спросонья головой, словно пытаясь определить, где он находится. Остановил свой сонный взгляд на мне, а через секунду его губы растянулись в блаженной улыбке. Правда блаженство длилось для него не долго, ибо похмелье вещь суровая…
Это самое похмелье в силу вредности своего характера твердо заявляло, что: «Утро добрым не бывает…», и, поверьте мне, с её аргументами не поспоришь...
Воронцов принялся тереть виски, что-то пробурчав насчет боли, раскатов и табуна гиппопотамов…
Я хотела было позлорадствовать, но выдавить из себя успела лишь короткое, но бурлящее ядом «хи-хи», когда мое личное похмелье вновь напомнило о себе, размахивая перед моим мысленным взором агитационным плакатам: «Воду – в массы!» и не менее воодушевляющим: «Настрой тишину, женщина, иначе лишишься головы».
Я предпочла послушаться. Пнув Воронцова, приказала ему открыть эту чертову дверь, ибо звонок, как вы могли бы догадаться, был вызван именно тем, что кто-то всенепременно решил проникнуть в дом Сундуковых ранним утром первого января. Затем я собрала волю в кулак и совершила воистину героический поступок – встала и подошла к столу, дабы обозреть его просторы на предмет минералки... Казалось бы, что тут такого: подняться на ноги, ан нет! Когда за вами балластом тянется килограмм этак восемьдесят, задача несколько усложняется. Также не стоит забывать о всяческих преградах на пути в виде все тех же тел, бутылок и опрокинутого стула. Да, представьте себе, никого уважения к мебели. Возмутительно.
- Отцепись от меня, животное… - шиплю я, пытаясь оттряхнуть от своей ноги прилипшего Воронцова и с разочарованием оглядывая стол… Мало того, что сушняк, так еще и это патлатое чудовище вцепилось словно клещ…
Уфимец, на удивление, послушался. После того, как злостно воспользовался мной: цепляясь за меня, он-таки привел себя в вертикальное положение. Выдавил из себя улыбочку в знак благодарности.
«Да пустяки, Вороцнов, (подумаешь, чуть не опрокинулись), обращайся!»
Дала ему подзатыльник. Незначительный, ибо сил особых сейчас в себе не ощущала вовсе.
- Значит так, Воронцов, ты, - я, схватив его за щеки, повернула лицо парня в свою сторону, мешая тем самым исследовать стол. Того, что он там ищет все равно нет…проверено лично, - идешь и открываешь дверь!
- Я? – хрипло отвечает он, - Почему не Вика?
Без лишних слов, которые и так давались с трудом, я развернула его голову в сторону дивана. На царском ложе расположилась сложная конструкция из переплетенья трех тел, составляющая из себя невообразимую головоломку, распутать которую без применения физической силы и активного эксплуатирования мозгов не представлялось возможным.
Воронцов, заметив в этом ужасающем сооружении блондинистую голову друга, умудрился изобразить на лице недоумение:
- Эк их скрутило-то…
- Да, - согласилась я, вновь возвращаясь к терзающему мой организм звонку, - и поэтому, ты, на правах лучшего друга, открываешь дверь.
С этими словами я подталкиваю уфимца в сторону коридора. Зря. Не ожидавший этого парень неграциозной птицей летит на пол, запутавшись в собственных ногах. И все бы ничего, если бы в попытках сохранить равновесие он не уцепился бы за скатерть, потянув оную за собой… Добрая половина того, что находилось на столе, соответственно, полетела следом. В итоге, Воронцов был частично погребен под грязной одноразовой посудой, фантиками, шкурками, и – ужаснитесь – пустой стеклотарой, которая чудом не разбилась. И не стоит, конечно, забывать о тех несчастных, что умудрились уснуть вблизи стола: Денис своим падением их беспардонно потревожил…
Не удивительно, что им это не понравилось. Послышались охи-ахи, недовольное ворчание, а то и мат…
Так что возможность полюбоваться на Воронцова в столь комичном положении: погребенный под столовыми принадлежностями и обернутый в скатерть – была строго ограничена, ибо вслед за ругательствами должны были последовать болезненные тычки…
Уже в который раз я протянула руку помощи Денису и, потянув на себя, подняла на ноги. Предметы, лежавшие на парне, посыпались на пол, разбудив своим стуком еще парочку человек и легким звоном отозвавшись в голове.
Дружно поморщились. Дружно пробирались к коридору. Там дружба не разрушилась, но наши пути разошлись: Воронцов поплелся налево, я же – направо – на кухню, продолжать поисковые работы. Правда, дойти до неё мне не довелось… Меня отвлек шум, раздавшийся со стороны, куда направился Денис.
Обернувшись, я узрела следующую картину:
Воронцов панически пытается захлопнуть дверь, но встречает яростное сопротивление: нога, обутая в тяжелые берцы, втиснутая в дверной проем, и рука, просунутая в образовавшуюся щель, и лупящая по плечу парня. Звуковое оформление всего происходящего нуждается в отдельном внимании.
Воронцов ойкал, да айкал, неловко стараясь увернуться от взбесившейся руки, а обладатель сей человеческой конечности сыпал на голову парня разнообразнейшими проклятиями шершавым голосом. Причем, некоторые обороты, употребляемые им, были настолько изощренно закрученными, что появилось острое желание достать блокнот и законспектировать произнесенное…
Как тут не забыть, что тебя мучает жажда? Я, хлопая глазками, наблюдала за попытками Воронцова задержать утреннего гостя еще примерно с полминуты, когда оборона была прорвана, и Денису-таки пришлось впустить пришедшего.
Ворвавшийся в квартиру привел меня в крайнее удивление… Как вы думаете, кто так беспощадно лупил уфимца? Сухонькая старушка лет эдак семидесяти или бравый парень-металлюга? Я обещала себе ничему не удивляться, но… Верно, старушка.
Правда, её легко можно было бы спутать со вторым вариантом. Берцы, косуха, черные джинсы и шапка с заплаткой-черепом.
- Как это надо понимать, Диденчик?! - Пожилая женщина сверлила Дениса суровым взглядом, парень же взирал на нее побитой собачкой, но при упоминании нелюбимого прозвища чуть поморщился.
- Я спутал Вас… - Воронцов запнулся в сомнениях, но под выжидающим взглядом старушки не выдержал и шепотом добавил, - со Смертью…
Брови неожиданной гости взметнулись вверх. Несколько секунд потратив на обдумывания Воронцовских глюков, старушка расцвела букетом. Видимо, сравнение ей показалось лестным.
- И правильно, - кивнула она, - я ведь такая, что и прибить могу.
- Да я как бы в курсе… - едва слышно пробормотал Воронцов.
Пожилая металлистка протянула руку и потрепала Дениса по щеке, несмотря на то, что тот отшатнулся.
Пронаблюдав все это, я решила, что любопытство вполне утолено, а вот жажда, увы, нет. Посему, оставив занимательную парочку в коридоре, я проследовала по изначальному маршруту.
На кухне меня встретил ужас. Практически тот же, что и в зале, но в меньших масштабах. Да, кухня была маленькой. Несколько секунд полюбовалось сложной конструкцией стол-стул-пятеро, умозаключила, что спящее чудовище лучше не будить. Включив в себе юного сыщика, быстро отыскала минералку. Выпила. Много и жадно.
Кайф.
Но зло, как говориться, не дремлет. Стоило мне почувствовать себя, пусть и помятым, но человеком, как оглушительный бум встряхнул всю квартиру. Ощущение, что голова рассыпалась на тысячи мелких паззлов, а саму меня свернуло, скомкало и выбросило… Чудовище тоже проснулось. Развалило к чертям стул и с грохотом развалилось само… Страшно представить, что случилось с конструкцией на диване…
Злом оказалось ничто иное, как утренняя гостья. Да, бабуля была решительно настроена вычистить квартиру: от посторонних и мусора. Но все в порядке очереди, естественно. Радикальным образом: врубив на полную мощность музыкальный центр, из недр которого и вырвались те оглушительные раскаты, и разбудив ими, я уверена, весь дом.
Впрочем, экзекуция слуха не продлилась долго. Видимо, все проснулись с первых аккордов. Правда, когда звук был выключен, тишиной квартира не наполнилась. Стуки, шорох, падения и ругань… Много-много ругани.
Господи, куда я попала?
Любопытство вновь одержало вверх, и, заткнув чувство самосохранения за пояс, я поплелась обратно в зал.
Там зверствовала Бабуся. Вовсю. Оказывая посильную помощь, она поднимала, встряхивала и с милыми пожеланиями «благополучия в новом году» выпроваживала за дверь. Молодежь еле поспевала натянуть верхнюю одежду и вяло мямлила ответные пожелания. Не все отличались воспитанностью, поэтому и пожелания мямлили разные.
Я умело слилась со стенкой и с интересом наблюдала за происходящим действом. Не сразу заметила второго хамелеона - Денис пристроился рядом.
- Кто это? – осторожно прошептала я, протягивая ему прихваченную с кухни минералку.
- Бабушка, - прошелестел он в ответ и, выхватив бутыль из моих рук, принялся утолять свою жажду.
- Спасибо, КЭП, - не удержав сарказма, воззрилась я на него.
- Бабушка Вики. Сундукова-старшая. Изольда. Так лучше? – отрапортовал он, скосив взгляд на меня и вновь присасываясь к бутылке. Кивнула.
Тем временем, квартира значительно опустела. Пожилая металлистка добралась до внука. Должна отметить, тщательно спрятавшегося внука. Выдала его левая пятка, сверкнувшая из-под дивана.
Старушка… нет, язык даже не поворачивается её так назвать, когда она орудует тут, демонстрируя направо и налево недюжинную силу… Так что, Металлюга, ухватившись за ногу Виктора, вытягивала нерадивого внука из укрытия. Надо отдать ему должное: он сопротивлялся, как мог, так что вытаскивала она его минут пять.
- С новым годом, внучек! – радостно провозгласила она. Виктор, смотрящий на нее с нескрываемым ужасом, сжал руками голову и коротко кивнул.
- Ты распугала всех моих гостей, женщина, - прошептал он спустя некоторое время, растирая виски пальцами.
- Хочешь знать почему? – голос бабушки Изольды не опускался ниже планки «непозволительно громко». – Я, вся такая из себя божий одуванчик, возвращаюсь домой, и что же меня встречает? Без обид, Денис, - быстро кидает она в нашу сторону и, дождавшись короткого кивка от Воронцова, продолжает. - В родной дом попасть не могу битых полчаса, а кровинушка, мало того, что не кинулась открывать дверь, вешаться мне на шею с поздравительными воплями, так даже и не шелохнулась!
- Вообще-то, - все так же тихо бормотал Виктор, - я хотел тебя поблагодарить, но теперь мне даже как-то стыдно. Если б мог, я бы обязательно покраснел.
- Я хочу это видеть, - хмыкнул «божий одуванчик», - возьми кетчуп, внучек.
Я с умилением наблюдала, как Сундуков-младший тихонько рассмеялся и неуклюже поднялся на ноги. Подошел к бабушке, обнял её и поздравил с наступившим новым годом.
Вот это понимание.
Женщина как-то по-девичьи хихикнула, сжала на секунду внука так, что послышался странный хруст, и выпустила из объятий. Подумала с секунду и отвесила легкий подзатыльник, прокомментировав: «Это за учиненный беспорядок, существо!».
Вот это воспитание.
Лицезреть семейную идиллию мне довелось недолго. Не потому, что после того, как Виктор получил по шее, он разбушевался и принялся чинить еще большие беспорядки и сеять разруху. Вовсе нет. Между прочим, он мирно подошел к дивану, нырнул рукой куда-то в его недра, выудил бутыль минералки, видимо заранее заныканную, выпил содержимое добытого и свернулся на диване в позе эмбриона. Очевидно, досыпать…
Дело в том, что после сего инцидента внимание женщины переключилось на нас с Денисом. Да, наша маскировка была неидеальна. А все Воронцов виноват… Не умеет он «сливаться»…
- А ты чего там замер, словно не родной?! – вопросила она моего горе-парня, ехидно добавив. – Ужель думаешь, что стена развалится, коли отойдешь?
Денис, дернувшись, тотчас же прошел чуть вглубь комнаты.
- Что вы, бабушка Изольда, если что и способно развалить эти стены, так это только Вы в гневе…
- Лесть? – ухмыльнулась женщина.
- Теория… - улыбнулся Воронцов. Прочистив горло и оглядев олицетворяющую хаос комнату, продолжил: – Ну, думаю, что нам пора…
«Давно пора», - мысленно добавила я.
- Нам? – перебив, уточнила металлистка и, кажется, лишь теперь заметила меня. Улыбнувшись, помахала ей ручкой.
- Позвольте познакомить, Бабушка Изольда, это – Женя… - Денис кивнул на меня. Я вновь помахала, но после комментария, раздавшегося со стороны дивана, моя улыбка медленно потухла. Ушел спать, вот и храпел бы себе в подушечку, нет, он голос подает!
- Девушка Дениса, - таков был комментарий. После сих слов на Виктора направились два убийственных взгляда: мой и Воронцова. Странно, что парень скоропостижно не скончался на месте… Зато заметно оживилась пожилая металлистка.
- Девушка, значит. Дениса, значит, - тихонько мурлыкая, она медленно поплыла к нам. Причем с такой непонятной улыбочкой, что во мне пробудилось ненормальное, предательское желание спрятаться за спину Воронцова. «Сделаешь хоть шаг в сторону, Васнецова, неделю будешь с Машей шопингом заниматься!» - пригрозила я себе. Установка помогла остаться непоколебимой.
- Значит, - твердо согласился уфимец, бросив на меня лукавый взгляд. Мол, теперь еще и Сундукова-старшая вплетена в паутину лжи. Только вот меня это почему-то не особо обрадовало. Ощущение, что я сама уже крепко завернута в эту сеть, и ближе всех паук подкрался именно ко мне…
Тем не менее, я вновь улыбнулась и помахала ручкой.
Металлистка остановилась и смерила меня изучающим взглядом, при этом обращаясь все так же к Денису:
- Она у тебя что, не разговаривает?
Ага. Я такая. Я ручной попугай.
- Солнышко? - Воронцов оглянулся на меня и чуть приподнял бровь. Мол, «и чего молчим?».
Каковы были мои дальнейшие действия? Попробуйте угадать… Правильно, я улыбнулась и помахала уже ему.
Не то чтобы говорить мне не хотелось… Хотя чего уж там. Говорить мне не хотелось.
Ложь, ложь, ложь… Но сколько можно врать-то, Воронцов?
Нет, я понимаю, это ради меня… Но теперь мне не казалось это столь уж необходимым.
Денис, закатив глаза, обернулся к бабушке лучшего друга:
- Видимо, Вы произвели на неё неизгладимое впечатление, и она временно лишилась дара речи. Думаю, скоро это у нее пройдет…
«Думает» он. А я вот возьму и буду молчать всю дорогу до дома. А то и дальше… - вспомнилось, что я как бы обиженна на Воронцова. Правда, не вспомнилось «за что». Но это уже и не важно. Нам же ж, женщинам, дай только повод…
Я вновь улыбнулась и помахала им обоим.
Металлюга с сомнением покосилась на меня:
- А это что у нее, своеобразный нервный тик? – вопросила она.
- Скорее, защитная реакция организма, - предположил Денис. Ну, Воронцов, погоди. Вот останемся наедине, я так проверю защитную реакцию твоего организма – синяки неделями заживать будут.
Улыбнулась еще шире и махать принялась активнее.
М-да. Если я и птица, то уж скорее небезызвестный мадагаскарский пингвин… А, да пофиг. Зато почувствовала себя звездой.
- Ну, так мы пойдем? – Денис ненавязчиво отступил и приобнял меня за плечо. – Мы уже должны были быть дома…
- Должны! – Женщина, эмоционально воскликнув, перебила Воронцова. – Долги… Черти! Как я могла забыть?!
Металлистка суетливо унеслась вглубь квартиры, оставив нас с Денисом недоуменно переглядываться.
- Больная мозоль старушки, - последовал комментарий с дивана. Нет, этот парень вообще собирается спать или мебелью прикидывается?!
Обернулась Сундукова-старшая минуты за две. Притом вернулась с громоздкой коробкой в руках.
- Это нужно было вернуть еще в прошлом году, - повествуя, она подошла к нам и вручила коробку Воронцову. Тот с трудом сбалансировал её на своих руках, с запоздалым пониманием и возрастающей паникой смотря на бабушку Изольду. - Но ведь еще не слишком поздно, так ведь? Отнеси это Агате! А еще вот это…
Металлистка принялась суетливо бегать по квартире, выуживая из разных уголков разнообразнейшие предметы и пробегая мимо Воронцова, подкидывая, впихивая их в коробку. Когда же та наполнилась, в ход пошла еще одна коробочка, меньшей вместимости…
- Тогда, быть может, это засчитается, правда? – тараторила она, попутно. - И я расплачусь со всеми долгами в первой половине года! – Она так и искрилась светлой верой в прекрасное будущее.
-Но, – попытался возразить Денис, критически оглядывая коробки, содержимое которых возрастало в геометрической прогрессии, и, осознавая, что не хочет быть «должен» этой пожилой женщине, – это же просто хлам какой-то, почему бы его просто не выбросить?!
- Знаешь, - притворно задумчиво начала старушка, - не думаю, что если я выброшу денежки дядюшки Мориса на ветер, он будет мне благодарен. Долги нужно раздавать, парень! Так что, будь уж так любезен, верни это Агате. Я проверю! – последнее звучит скорее уже как угроза, нежели просто высказывание. Да и вообще весь вид этой женщины из умиленно-безобидного «божьего одуванчика» превратился в такую разгневанную фурию, что спорить с ней казалось не просто бесполезным делом, но и весьма рискованным.
Квартира наполняется щекочущим нервы напряжением, пока Воронцов борется взглядом с бабушкой Изольдой. И судя по тому, что через несколько секунд противостояния Денис судорожно сглотнул – молодость проиграла суровой старости.
- Женщина, ты старая маразматичка, – вновь послышался голос Сундукова-младшего. Не спится-таки.
Услышав комментарий внука, упомянутая встрепенулась и, стремительно развернувшись, направила грозные очи на все также возлежащего на диване парня.
- Мне послышалось, или в нашей квартире заговорила мебель? Гладильная доска, ты ли это? – наигранное удивление и язвительные нотки в голосе.
- «Гладильная доска»? - еле слышно прошептала я Воронцову. Чертово любопытство пересилило нежелание разговаривать… Ох уж эти женщины…
Тот хмыкнул и так же тихо прояснил:
- Она его гладит по головке постоянно… Ну и худущий он, как щепка, согласись…
Я перевела взгляд на Сундукова. Да, действительно.
- Нет, я утюжок! – заржал Виктор, - Ибо горяч, когда надо, и непреступно холоден, когда не надо, - поиграв бровями, он завершил пояснение и озорно подмигнул мне с Денисом. Окончательно проснулся он, что ли? Воронцов посмеялся вместе с другом, я хмыкнула. Бабушка, демонстративно закатив глаза, заулыбалась, тихонько шепнув: «Ох, молодежь…»
Обстановка однозначно разрядилась.
- Но коробки ты все-таки отнесешь, - подвела итог металлистка, подойдя и похлопав Дениса по плечу.
Уфимец обреченно кивнул и мы засобирались.
Прощались мы минут двадцать. Пока Воронцов переговаривался с поднявшимся с дивана другом, пока выслушивал и конспектировал (Металлистка настояла, чтобы он уж точно не забыл) все, что должен передать Бабушке-тете-Агате и прочим родственникам, знакомым с Сундуковой-старшей, пока упаковались
с ним в верхнюю одежду…
Денис взял коробку побольше, мне досталась маленькая – как даме. Я кивком попрощалась с бабушкой Изольдой, перехватив коробку в одну руку и опять-таки помахав женщине свободной ручкой. Так же хотела попрощаться и с её внуком, но не успела. Парень, бросившись ко мне, крепко обнял меня и нарочито долго удерживал в этих неудобных (из-за коробки и неодобряющего взгляда Воронцова) объятиях. Его цель была мне понятна – поиграть с нервами лучшего друга, а так как я была не против подразнить Дениса, то особо и не вырывалась из рук Виктора, даже приобняла его в ответ.
Послышалась демонстративное воронцовское покашливание, и Сундуков довольным отлип от меня.
- Заглядывайте! – весело напутствовал он, отворяя дверь. – Денис, не забывай – у нас запланирована неделя беспробудного… - быстро оглянувшись на бабушку, стоящую у прохода в зал, Виктор подмигнул и договорил, - веселья.
Позади хмыкнули. «Ну-ну».
Денис улыбаясь, сообщил, что память у него крепкая и важную информацию он из виду не упустит.
И мы ушли.
Спускались молча.
Вышли из подъезда молча.
Но когда мы направились явно не в сторону дома, насколько я могла судить по вчерашним ориентирам, я все-таки заговорила:
- Куда это мы?
- Выбросить этот хлам, конечно. – Денис посмотрел на меня так, словно я спросила об элементарной вещи, которую стыдно не знать. И мне вдруг действительно стало стыдно. За него.
- Воронцов! – Мой возмущенный возглас услышали как минимум первые три этажа Сундуковского дома. – Это нельзя выбрасывать!
- Да неужели? – заулыбался уфимец. – Еще скажи, что ты собираешься притащить этот никому не нужный мусор к нам домой? При том, что он весит, как слон!
Я мрачно взглянула на него, остановившись, и вынуждая остановиться его. Стоял, угрюмо взирая на меня.
- Ну, пусть несколько отощавший, но слон! – упорствовал Денис.
- Это вещи Бабушки-тети-Агаты.
- О которых она и знать забыла! – возвел глаза к небесам Воронцов.
- Если ты такой слабак, то я могу и сама донести! – грозно подойдя к нему, я попыталась отобрать у него большую коробку. Он не поддался, уклоняясь от моих рук.
Проспорили мы так на морозе минут десять, пока мои язвительные провокации не сломили леность и упрямство уфимца.


я дьявол в обличии дятла(с)
- потереть тебе спинку?
- половником? (с) Кёко, Рэн, точнее LME стеб
Спасибо: 10 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1437
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 97
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.11.11 00:31. Заголовок: Итак, мы направились..


Итак, мы направились к гаражам. Воронцов отказался тащить коробки до седьмого этажа, пока лифт не работает, аргументировав тем, что сейчас «этот хлам» уж точно не пригодится бабушке.
Шли молча.
Денис обиженно дулся, то ли из-за проигранного «боя», то ли, как мне наивно хотелось надеяться, из-за прощальных объятий Виктора, которые достались не ему, то ли обе версии служили ему причиной.
Я особой радости от собственной победы не испытывала. Чувство удовлетворенности, что поступаем мы верно – это да, но вот… Уж больно мне не нравилась хмурая моська Воронцова.
По пути я убеждала себя в том, что так ему и надо. Ведь он первый меня обидел… Так ведь?
Так что обиженной и оскорбленной, по идее, должна была быть я…
Вот только безумно хотелось остановиться и потрепать парня по его демонстративно надутой щеке, потормошить по волосам, шутливо пожурить…
Странные у тебя желания, Васнецова, – заметила я себе. Но внутренний диалог не успел развиться, так и повис в голове одинокой строчкой.
Мы дошли до необходимого гаража. Обычный крытый гараж, ничего особенного.
Денис, поставил коробку, пошуровав в кармане, достал связку ключей, которой при желании можно было бы убить мамонта. Также, конечно, было бы необходимо выполнить несколько условий: а) провериться у психиатра, ибо такие желания… хм… б) если психиатр вам все же не помог - найти мамонта; в) и извращаться, ибо придумать способ убийства при помощи одной лишь связки ключей, это надо обладать очень извращенной фантазией…
Словом, связка выглядела внушительно и содержала в себе разнообразнейших видов ключи. Выудив необходимый (и как только нашел?!), он открыл дверь, приказал мне держать её, как самое ценное, что у меня когда-либо было… Позже, задумавшись, я поняла его ошибку… он сказал «было»… Но об этом после…
Так вот, держать и не отпускать. Сам же поднял большую коробку, совершив череду небольших акробатических приемов, водрузил мою коробку на первую и, с трудом выглядывая из-за образовавшейся квадратной горы, вступил внутрь…
Позже, задумавшись, я поняла его вторую ошибку… Нужно было предварительно включить свет, а не надеяться на то, что проходящего через открытую дверцу света ему хватит, чтобы благополучно добраться до пункта назначения – к прибитым в конце воронцовского гаража самодельным полкам…
Я внимательно следила за его действиями. Обогнув машину, Воронцов сделал несколько шагов и… с громким «уаа!», поскользнулся и скрылся где-то за капотом автомобиля. Послышался стук и грохот посыпавшихся из коробок вещей и слабый стон Дениса.
Все это происходило за какие-то секунды. Вскрикнув практически одновременно с ним от увиденного, я испытала на удивление сильный страх и, позабыв про свое назначение, кинулась к Воронцову. Эта же неблагодарная патлатая скотина, услышав мои движения, панически подскочила… Ну как сказать «подскочила». Так, нелепо попыталась… Морщась от боли и притворяясь вполне себе здоровой, махала руками и кричала: «Дверь! Держи дверь!»
Я в замешательстве оглянулась. Да что ему дверь, когда он…
Оу… Вот оно что.
Я поняла, в чем заключалась проблема, но было уже поздно.
Дверь захлопнулась.

Скрытый текст


я дьявол в обличии дятла(с)
- потереть тебе спинку?
- половником? (с) Кёко, Рэн, точнее LME стеб
Спасибо: 15 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1438
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого Ума
Репутация: 97
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.06.12 20:59. Заголовок: Они серые. Хотя быва..


Они серые. Хотя бывают, конечно, и белые… Еще, кажется, русые. И все-таки – серые. В большинстве случаев. В конкретном – так точно. Такие маленькие и противные. В редких случаях – милые. Чаще – пугающие, раздражающие, щекочущие твои нервы настолько, что хочется достать двустволку и беспорядочно пускать в них пули, пока не попадешь. Но, к счастью или к сожалению, в такие моменты как этот, двустволки под рукой не оказывается. Остается, стиснув зубы, справляться своими силами. Благо их у тебя предостаточно…
О чем это я? О мышах. Или все-таки о Воронцове, который сейчас превосходно играл роль того самого грызуна, угодившего в мышеловку? Образно выражаясь, конечно. Сначала, парень был в панике, много и громко говорил о сложившейся ситуации, а после и вовсе перешел на личности. Мотаясь по всему гаражу, своими беспорядочными движениями он то и дело норовил вновь расстелиться на земле. И ладно бы, если б он делал это молча. Так, нет же. Денис в пространственных выражениях распинался о том, сколь бестолковым созданием является ваша покорная слуга. Не стесняя себя в эпитетах и особо злоупотребляя гиперболами. Поначалу я слушала все это безобразие с виновато понуренной головой, но чем сильнее он распылялся, тем меньшей казалась мне моя оплошность. Под конец его обличительной речи, в которой я выступала чуть ли не виновницей надвигающегося апокалипсиса, внутри меня клокотала опасная помесь обиды, раздражения, злости и четкого нежелания признавать свою ошибку. Но уфимец словно не замечал угрожающих флюид, темной массой исходящих от моей замершей фигуры. И, наконец, я не выдержала.
– Воронцов, заткнись! – грозно воскликнула я, парень от неожиданности остановился, обернулся и захлопал на меня глазами. Завладев его вниманием, я, как воспитанная девушка, решила проявить толику заботы, в качестве извинений. Если он этого не поймет, это же будут его проблемы, не так ли? – И приложись уже к чему-нибудь холодному, иначе я тебя сама сейчас хорошенько так, душевно приложу к корпусу машины.
Воронцов захлопал глазками активнее. Видите ли, в чем дело… вследствие своего позорного падения, парень схлопотал по лбу металлическим шариком, который упал на него, вместе с прочим хламом, вылетевшем из коробок. И пусть шарик был небольших размеров, но вдарил с душой. Исходя из того, что шарик был не полый, я смело берусь утверждать, что душа у него есть. Была… И если кто-то рискнет со мной поспорить, я первая брошу в него камень. А про мою точность стрельбы, надеюсь, никто не забыл? Но я отвлеклась. Лоб Дениса грозил вскоре обзавестись шишкой или синяком, если парень не предпримет чего-либо, что могло бы помочь избежать столь нелицеприятных последствий.
Признаюсь, мое предложение прозвучало не совсем оберегающее, но цели-то были весьма благородные! Помещение не отапливалось и, конечно же, в гараже можно было бы найти другой холодный предмет, нежели машина, но я учитывала один важный для меня момент – я злилась на уфимца. Я с радостью кинулась бы оказывать Воронцову «первую помощь», но он, с полминуты похлопав на меня глазками, смекнул, к моему прискорбию, что к чему. Парень, осторожно поглядывая на меня, медленно прислонился лбом к автомобилю. Устало пробубнил что-то невнятное себе под нос.
Я предпочла не переспрашивать. Нервы, знаете ли.
– Остыл? – спросила я спустя некоторое время, когда уже и сама порядком успокоилась. Нет, я по-прежнему была обижена, но желание умертвить Воронцова немедленно и всеми доступными средствами, к счастью для уфимца, испарилось.
– Остыл, – подтвердил голос этого лохматого чудовища. Сам монстр не поднял головы, все так же опираясь о машину лбом. Я помолчала еще с минуту, переминаясь с ноги на ногу. Было зябко. Я-то не наматывала круги по гаражу, как потерпевшая…
– Воронцов… – окликнула я парня.
– Чего тебе, недоразумение?
– Нам нужен план.
Воронцов приподнял голову и уставился на меня буравящим взглядом. После недолгого молчания тихонько захихикал. Гаденько так, захихикал. Стало как-то неуютно. Захотелось треснуть его. Сжала пальцы в кулак. И напустив на себя грозный вид, вопросила:
– Ты чего ржешь?
Денис не ответил. Но и смеяться не перестал. Нервы, наверное. Или травма…
Терпи, Васнецова, терпи. Если ты его убьешь, проблем только прибавится.
Я выждала, пока этот ненормальный паренек угомонится. На что ушло еще пару минут. Пару минут, которые мы могли потратить на обсуждение ситуации, и, возможно, отыскали бы выход из нее.
Нет связи. Ни с Воронцовым, ни мобильной. Вздохнула. Походила по помещению, не сводя взгляда с дисплея телефона. Нет связи. Разве что…
– Эй, у меня есть план! – улыбаясь собственной гениальности, я посмотрела на Дениса. Последний, как мне казалось, успокоился. Вот только после моих снов, вновь захихикал. Закатила глаза, призывая себя быть терпеливой.
– Воронцов. Давай позвоним в службу спасения, они приедут и…
– Нет! – резко оборвав и свой хохот, и мои слова воскликнул Денис. Я недоуменно приподняла брови и воззрилась на него, ожидая аргументацию столь категоричному отказу. Но парень не спешил объясняться, лишь смотрел на меня хмурым взглядом.
– В чем проблема, Воронцов?
– Сейчас утро первого января, Васнецова! Будь реалисткой – никто не приедет, – безапелляционно заявил он.
– Но это их работа! – возмутилась я. Он темнит. Не может же он так категорично отказываться от сторонней помощи, только потому, что сегодня первое января… – Кто-нибудь там точно будет. Давай попробуем…
– Женщина, уймись! Мы не будем никуда звонить. Скоро бабушка Изольда позвонит бабушке-тете-Агате, вызнать, принесли ли мы ее «долги», а там, слово за слово, они сообразят, что мы застряли в гараже… – пробубнил Денис, стихая голосом к концу фразы.
– Воронцо-о-ов, – потянула я, с подозрением покосившись на парня, – а может ли быть так, что ты тут не в первый раз коротаешь время по вынужденным обстоятельствам….
Денис сердито посмотрел на меня и отвернулся. Пха. Я-таки сама меткость, не только в стрельбе и метании.
– Вороноцо-о-ов, – противно затянула я, медленно подходя к уфимцу. – Тебе что, в кайф находиться в прохладном помещении с дрянным освещением? Меня что-то совсем не радует перспектива провести здесь весь день. Может мы…
– А ты смотри на обстоятельства шире, – буркнул Денис, подозрительно следя за моими передвижениями. – Вполне себе романтическая обстановочка…
– Романтическая? – поперхнулась я воздухом, замерев в нескольких шагах от Воронцова и обводя взглядом неприглядное помещение. Тот усмехнулся.
– Скажешь, нет? Приглушенный свет, – с хитрецой во взгляде принялся перечислять он, – цветы, диван, двое молодых…
– Стоп! – Я вскинула руку. – Во-первых, то, к чему ты ведешь, если я правильно тебя поняла, ничуточки не романтично! А во-вторых, где здесь цветы?
– На третьей полке хранятся старые книги отца по садоводству… – махнув головой в сторону местоположения указанных книг, объяснил он. – А насчет понимания романтики… оно у каждого свое, нет?
- Дебил.
Он пожал плечами, словно уже смирившись с таким прозвищем. Отошел к полуразвалившемуся дивану и, плюхнувшись на него, подтянулся. После чего похлопал ладонью по сиденью рядом, приглашая к себе.
– Присаживайся, Васнецова, ожидание может затянуться…
Я тяжело вздохнула, вновь воззвала к терпению и села рядом со своим «парнем».


я дьявол в обличии дятла(с)
- потереть тебе спинку?
- половником? (с) Кёко, Рэн, точнее LME стеб
Спасибо: 13 
ПрофильЦитата Ответить
ЖиВая душа форума




Сообщение: 1439
Зарегистрирован: 30.09.09
Откуда: Деревня скрытого УМа
Репутация: 97
Фото:

Награды: За интересное письмо Деду МорозуЗа участие в конкурсе "Знание форума"За участие в конкурсе "Знание ЖиВ (ПД)"За участие в конкурсе "Соедини картинки"III место в конкурсе "ЖиВая сказка"-2011
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.09.13 23:15. Заголовок: Вернулся ваш зомби, ..


Скрытый текст


Что-то соловьи стали петь слишком громко;
Новые слова появляются из немоты.
Такое впечатление, будто кто-то завладел моим сердцем
Иногда мне кажется, что это ты. (БГ - Кардиограмма )


- Воронцов.
- Что? – лениво потянул он, не размыкая глаз.
- Я тебя ненавижу.
- Тридцать пять.
- Что?
- Ты повторяешь это уже в тридцать пятый раз. Придумай уже что-нибудь новенькое.
- Дебил.
- Сорок четыре.
- Прекрати изъясняться числами… - Я сдавленно зарычала, недобро взглянув на Дениса. Тот, хмыкнув, пожал плечами.
Как мне казалось, прошло уже достаточно времени, чтобы родственники парня пришли нас героически вызволять из этой непрезентабельной темницы, но нет. По факту мы с уфимцем сидели, мёрзли и вяло грызлись между собой. Моё терпение стремительно летело в пропасть, ударяясь о рванные края обстоятельств. Темно. Холодно. Тоскливо. Но больше всего выматывало бездействие. А упрямый лохматый монстрик говорит: «Ждать!», и пресекает любые мои попытки освободиться самостоятельно. Вот, например, на моё предложение «подручными средствами расчистить снег перед дверью, просунуть в образовавшуюся щель газету, вытолкнуть ключи из замочной скважины на бумагу, и затянуть их внутрь» он саркастически расхохотался, и чуть ли не с гордостью заявил, что его связка ключей не протеснится в дверную щель. И вот как после этого на него не рычать? Нет, аргумент, конечно, весомый, но интонации-то?
Скучно. Я начала нервно выстукивать ногами ритмичную дробь. Скосила взгляд на Дениса. Тот сидел нахохлившимся воробушком, уткнувшись носом в шарф, и гипнотизировал какую-то точку на отцовской машине.
Я недобро усмехнулась, решительно настроенная повеселиться. Ну он же сам сказал, нет? Ну ладно, сказал он немного по-другому… но не суть.
- Воронцов? – обратилась к парню я, разворачиваясь всем корпусом к нему.
- Что? – он лениво перевел взгляд на меня. Я подползла чуть ближе, наклоняясь. Денис слегка приподнял бровь, как бы недоумевая, как я оказалась так близко. Вернее, «с какого перепуга?»
- Воронцов, на самом деле, - с волнением в голосе, скромно выдавливала я из себя, внимательно следя за настороженным уфимцем. Денис в свою очередь, отклоняясь от меня, уже порядочно свесился с дивана, а так как этот бедолага некогда, наверняка в нелегком бою, потерял свои подлокотники, парень сильно рисковал с него сверзиться… Собственно, чего я и добивалась. Не беспокойтесь, там до земли и полуметра не было… Не убьется.
- Что?
- Я… я, кажется, я… - так-с, с должным смущением, похлопаем на него ресничками… Как там Машка делала-то это?
- Ну что? Что ты? - Денис опасно балансировал, не зная, за что ухватиться. – В туалет хочешь, что ли?
- Дебил! – зарычала я, краснея, уж и не зная, от злости или неловкости…
Резко отстранилась. Весь настрой сбил, идиот патлатый. Это ж надо было ему так…
- Сорок пять, - пробормотал Воронцов на автомате, принимая, наконец, устойчивое положение.
Я гневно сверкнула взглядом. Парень благоразумно промолчал, задумчиво поглядывая на меня.
Некоторое время посидели в тишине, пока любопытство Дениса не перевесило его благоразумность.
- Так что ты хотела? – уфимиц, принялся раскачиваться из стороны в сторону, поддевая меня плечом при каждом заходе налево.
Я опустила голову, пряча скользнувшую по губам улыбку за завесой свесившихся волос. «Сейчас отыграюсь!»
Я упрямо молчала.
- Ну, Васнецова? Не томи, – он усилил амплитуду своих телодвижений, врезаясь мне в плечо сильнее и чаще, тем самым демонстрируя свое нетерпение.
- Что я… я, - начала тихо, изо всех сил пытаясь придать голосу нерешительность, и при всем при этом ещё и сдержать смех...
- Что ты? – подбадривающее улыбнулся он. Я, выждав удобного момента, когда парень отклонялся от меня, выпалила на одном дыхании:
- Я, кажется, влюбилась в тебя… - быстро взглянула на него. О-о-о, он-таки «воспарил» от такого признания! Летел ошпаренной птицей, не сумевшей скоординироваться, прямо навстречу холодной земле. Вот так-то, тебе, Воронцов! Моя любовь «сногсшибательна!». «Новенькое» ему придумай, понимаешь ли! «Дебил» его, видите ли, не устраивает!
- Что-о-о-о?! – взвыл он, показавшись из-за дивана.
Да! Да! Вот оно! Эмоция! Живая, яркая! Такая ошарашено-прекрасная!
Я ликовала. Потому что он меня бесит! Понимаете, всю ту прорву времени, что мы тут сидим, он был словно вялая рыбка, безжалостно выброшенная на берег. Вернее, она сначала отчаянно трепыхалась, но потом обмякла… Вот и Воронцов, оторав на меня своё негодование, будто… скажем скис, а то «издох», как-то слишком бесчувственно звучит. Правда, тогда в злости я его, помниться, с мышью сравнивала. Или то крыса была?… Но да ни суть важно. Я и с орангутангом его сравнить могу, если понадобиться, и с древоящером.
- Сорок восемь! – расхохотавшись, воскликнула я. Наблюдая как Воронцов, медленно поднимается и оттряхивается.
- Что?!
- Сорок девять! – веселилась я.
- Да ты… ты же даже не считала! – обиженно возмутился Денис, смотря на меня исподлобья.
- А надо было? – все ещё хихикая, поинтересовалась я.
Денис пробурчал что-то неразборчивое себе под нос, я же похлопала по сиденью, приглашая присесть. Парень поколебался, но все же опустился рядом.
- Васнецова, – обратился ко мне спустя некоторое время молчания уфимиц.
- Что? – промурлыкала я, все еще пребывая в довольном расположении духа.
- Я тебя ненавижу.
- Мне начинать отсчет? - Я взглянула на Дениса с лукавой улыбкой.
- Мне часто придется это повторять? – приподнял уголок губ парень.
- Дай-ка прикинуть, – я склонила голову, будто взвешивая вероятность, - я - жизнерадостная, добрая, отзывчивая, милая, шкодливая, спортсменка, умница, и просто кра-а-савица… Да я - очаровательное солнышко, Воронцов, ты просто не можешь меня ненавидеть! – и, с сияющим самодовольством лицом, хлопнула кулачком по раскрытой ладони, тем самым будто ставя точку в своих рассуждениях.
- Да-а, - изобразив восхищение, протянул Денис, - по всему что ты так живо и соблазнительно обрисовала, выходит, я должен тотчас же в тебя влюбиться!
Я замерла, чуть вздернув бровь, скептически на него глянула.
- Нет, что там, я уже влюблен! – продолжал он вдохновенно, поддаваясь в мою сторону.
Издевается, зараза? Решил тем же ответить?
- Ну, в общем-то, да, Денис. Ты был бы полным дебилом, если бы упустил такое счастье, как я, - парировала, не отклоняясь. Хотя стоит признать, что мне решительно не нравится направление, в котором мы движемся и вообще хочется дать стрекоча… Он ведь несерьезен. В своих действиях сейчас – так точно. Чувства? Те самые, возвышенные, трепетные, когда «ни дня без»? Не смешите меня. Это не они. Не они же? А что тогда?
Интерес? Да. Волнение? Вполне может быть. Желание? Хм, возможно…
А что насчет меня?
Благодарность? Однозначно. Волнение, интерес…
Воронцов улыбнулся, скользя взглядом по моему лицу.
- Я и не буду… - прошептал он.
- Что… - выдохнула было я вопросительно, сбитая с мысли, и не уверенная, что правильно поняла… но слова потонули в поцелуе.
Нет, он что, серьезно?! Я, не веря в происходящее, хлопала глазками. Слишком быстро. Развиваются события, а не глазками я хлопала, это-то как раз наоборот довольно заторможено происходило...
И вообще, мне что, не дадут разобраться в собственных чувствах?
- Солнышко, ты не хочешь мне ответить? – чуть отстранившись, Денис внимательно посмотрел на окаменевшую в его руках статую.
- Я… я… - я судорожно искала в голове подходящие слова, но те упорно не находились, будто мой разум покинул меня, удрученный всем происходящим, разве что дверью не хлопнул, высказав своё откровенное «фи»… - я хочу…
- В туалет? – хихикнул Денис, отпуская меня, и проворно уворачиваясь от моего кулачка.
- Дебил! - покраснев от крепкого тандема «стыд-смущение-злость», выкрикнула я.
Умный дебил, тем не менее, должна признать. Мне ведь не показалось, что он сам пришел на выручку, разглядев панику в моих глазах?
- Сорок семь? – вскинув бровь, рассмеялся парень.
Я взглянула на него с затаенной благодарностью.
- Дебил-дебил, еще какой дебил! – пытаясь сдержать улыбку, покивала я головой.
- Решила округлить?
- Да. С юбилеем, Воронцов! – я хлопнула его по плечу и поднялась на ноги. – Ты теперь круглый дебил.
- Не такой уж я круглый, - хмыкнул он.
Так-с, и что теперь? Куда себя девать, пока чувство неловкости полностью не рассеется?
Я немного прошлась в задумчивости. Споткнулась. Позорно грохнулась. Пресвятые кубки, какого мы не убрали это барахло обратно по коробкам и почему тут такое тусклое освещение? Больно же…
Воронцов проявил весьма сомнительное участие – неприлично хохотал над моими неграциозными объятиями с землей. За что ему по голове прилетело маленькой мягкой игрушкой шимпанзе – первым, что попалось мне под руку. Правда, встреча с далее-е-екими предками не вразумила этого патлатого балбеса, скорее, вдохновило на активную борьбу. Схватив игрушку, он запустил её в меня. Не попал, конечно, но сам факт! Вопиющая наглость! Нет бы подорваться и с беспокойством вопросить о моем самочувствии… Руку там подать… Нет! Он ржет и швыряется игрушками!
Я, протянула руку, схватила уже упомянутую обезьяну и запустила её обратно в Воронцова, приложив чуть больше силы. Хотя чего уж там, я со всей дури швырнула её в Дениса. Но на сей раз, пропал эффект неожиданности и патлатый увернулся от плюшевого снаряда без труда. Чтобы через секунду, нашарить её рукой и запульнуть в меня.
Это вызов? – с немым вопросом обратилась я к парню, вздернув вверх бровь. Ответом мне служила самодовольная ухмылка. Ну что ж, поиграем. Я совершенно не против. Это хоть как-то скрасит тягостное ожидание.
В итоге, мы довольно продолжительное время обстреливались несчастной обезьянкой, параллельно перебрасываясь колкими, раздразнивающими замечаниями, относительно меткости друг друга, хотя знатно прошлись и по другим не менее доблестным характеристикам. Даже настроение поднялось. Вот только Воронцов имел неосторожность попасть многострадальной игрушкой мне в глаз, тем самым причинив ощутимые повреждения и заставив перейти к более активным боевым действиям. Беспощадный артобстрел настиг его тут же: под предводительством обезьянки, в уфимца полетела какая-то черная тряпка, журналы, кубик-рубик, и еще множество мелочевки, высыпавшейся из коробки, словом, все то, что попадалось мне под руку – без промедления стремительно мигрировало в сторону парня, пытающегося отбиться-увернуться. Поняв, что дело его безнадежно, Воронцов поднялся с дивана и, блокируя руками летящие в него импровизированные снаряды, решительно направился ко мне.
Наивняк! Неужели он думает, что перейдя в ближний бой, он выиграет?
Я, сгребла в охапку близлежащие предметы, вскочила на ноги. Кое-что вывалилось из рук из-за ненадежного положения, но остальное было пущено в ход. Вернее, во все приближающегося Воронцова. Сама же я перешла в стратегическое отступление. Надо было отвести патлатика от «боеприпасов» подальше. В чуть ли не слепой погоне за мной, точнее, погони вслепую – то, как Денис прикрывал голову было выгодно в целях безопасности, но обзор уменьшала практически до минимума. Я даже была готова похвалить его за то, что он умудрился при такой адовой видимости не споткнутся и не сверзиться.
Запас барахла закончился как раз в тот момент, когда Воронцов практически настиг меня, а я – обогнула машину. Тут было относительно просторно – от бампера автомобиля до дверей было чуть больше метра свободной территории, так что можно было уже принять бой и сцепиться в неравной схватке. Воронцова жалко, конечно, он ещё не подозревает о том, что будет больно бит.
Пребывая в блаженном неведении, и, возможно, планируя свои первые атаки, Денис решительно наступал. Ближе. Ближе… Захват. Что это ты задумал, м? Подсечку сделать? Ахах, черта с два у тебя полу….
…получилось?! Во имя какого автографа на мяче?! Нет, он меня придержал чуток, так что свалилась я не с должным смаком, но все-таки какого черта?!
Пока я приходила в себя, лежа на земле, и пытаясь отойти от культурного шока, проклинала Воронцова дурными словами, этот патлатый решил, что я не достаточно настрадалась и не в полной мере шокирована. Он решил усесться на меня и захватить в плен мои руки. Чувствует зараза, что сейчас уж точно будет зверски побит из-за допущенных им вольностей.
Я принялась освобождать руки, параллельно информируя Воронцова о том, какие муки его ждут, когда я верну себе свои верхние конечности в свободное пользование. Перспективы его, естественно, не вдохновляли, так что он активно сопротивлялся.
И мы, пожалуй, слишком увлеклись борьбой, чтобы обратить внимание на некоторый скрип, и сноп яркого света, озаривший нашу мрачную темницу. Так что голоса застигли нас врасплох и заставили испуганно замереть.
- Я же говорила, что мы рано сюда приперлись…
- Но им же не удобно… Хотя молодость…


я дьявол в обличии дятла(с)

"Понять тазик - непростая задача даже для опытного философа..." (с)

Спасибо: 6 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 555
Зарегистрирован: 21.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.10.20 18:44. Заголовок: Это же не просто про..


Это же не просто проститутки, это красивые, умные и уважаемые женщины. Даже сама богиня любви, Афродита, считалась куртизанкой, именно поэтому в Древней Греции занятие проституцией не считалось чем-то осудительным или постыдным http://putanki-intim.com/expert_prostitutes

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 148
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет