АвторСообщение
постоянный участник




Сообщение: 1235
Настроение: Закончила фанф...*Йа просто щаслиф :D*
Зарегистрирован: 23.09.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 47
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.09.10 00:20. Заголовок: Совершенно не тот мужчина (R)


Автор: TastyTasty
Название: Совершенно не тот мужчина
Статус: в процессе.
Размер: maxi
Бета, Гамма: нет
Пейринг: ЖиВ, (Маша)
Жанр: Angst, Versefic(стихи в основе)
Примечание:POV; ООС; AU
Рейтинг: R
Дисклеймер: Права у создателей ПД
Саммари: История о двоих, которые не любили друг друга.
Предупреждения:
  • События часто не последовательны (Да, я Тарантино ), но основная ветвь повествования развивается постепенно.
  • Будет грустно. )
    От автора: Автора не материть за неноваторство идеи

    Идея посетила,когда я вновь ехала в метро.
    С моей ненаглядной Rocken Dreams. Да, Женя, это тот самый план, что меня посетил))
    Вдохновилась прогулкой, собственными личными проблемами и стихами Веро4ки.

    И да, мне давно хотелось, чтобы не во всех фиках Дэн был виноват. Женя тоже должна побыть в роли нехорошей девочки

    Автор просто соскучился по мышке перу и по старому доброму ЖиВу.
    Да будет new fanfiction



    Приятного прочтения.

    Жду вас всех здесь )<\/u><\/a>
    Скрытый текст


    [center]
    Я ЗАПРЕЩАЮ ВЫКЛАДЫВАТЬ ИЛИ ЦИТИРОВАТЬ ДАННЫЙ ФАНФИК ГДЕ-ЛИБО БЕЗ МОЕГО ВЕДОМА И БЕЗ УКАЗАНИЯ АВТОРСТВА.
    [/center]

  • Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка
    Спасибо: 19 
    ПрофильЦитата Ответить
    Ответов - 18 , стр: 1 2 All [только новые]


    постоянный участник




    Сообщение: 1236
    Настроение: Закончила фанф...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 47
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 10.09.10 00:20. Заголовок: 1. Сегодня на улице ..


    1.
    Сегодня на улице было как-то непривычно жарко. Да, такой жары уже очень давно не было в Москве. Днем асфальт закипал от нагрева, и вот теперь, когда уже наступил вечер, а жара начала понемногу спадать, девушки все-таки выбрались на кухню в съемной квартире, которая была на солнечной стороне. Синий свет фонаря слабо освещал помещение, поэтому темноволосая хорошенькая невысокая девушка с тонкими чертами лица включила лампу над плитой. В темном углу, забравшись с ногами, на мягком диванчике сидела другая девушка. На вид она была помоложе, но очень похожа на свою сестру, что сейчас заваривала им чай, стоя у столешницы. Светлые волосы были забраны в хвост и только несколько непослушных выбившихся прядей падали на глаза. Она взяла в одну руку протянутую чашку с чаем и быстро поставила на стол:
    - Горячая.
    - Ничего. Ты пей-пей, с горячим чаем легче жару переносить. Тем более, сейчас уже и жить полегче, - Маша вынула пакетик чая и положила его на блюдце. Сделав глоток, она обратилась к сестре:
    - Ну, Женьк, рассказывай, что у тебя случилось-то...
    - Не что, а кто...
    - Воронцов что-то натворил?
    Женя промолчала.
    - Если ты мне ничего не собираешься рассказывать, я пойду спать. И тогда сиди со своими мыслями и перемывайте Денису косточки в гордом одиночестве! - Маша обидчиво закусила губу.
    - Ладно, - Женя задумчиво отодвинула чашку от себя, - Понимаешь, мы, когда на днях гуляли с ним, встретили молодую мамочку с коляской. Там была весьма чудная девочка с темными косичками. Очень милая, искренняя. Маш, ведь взрослые люди вообще не искренни, а дети напротив.
    - Да, это так, - протянула Маша, ожидая того, к чему вела сестра.
    - Я так вдохновилась этой детской непосредственностью, что потом прожужжала Денису все уши о том, какой хорошенькой была та девочка. И представь себе, каково мне было услышать от него, что это все ерунда. Он действительно не понимал, что меня затронуло. Более того, он говорил еще что-то о том, что не видит себя в роли родителя, во всяком случае пока.
    - Ну, а какие же к нему претензии? Он молодой, ты молодая. Да ведь и ты мне сама сколько раз говорила, что не воспринимаешь ваши с Денисом отношения всерьез.
    Женя вдруг облегченно улыбнулась.
    - Да, именно так и есть. Мне просто стало неприятно, что близкий мне человек не поддержал мою точку зрения.
    - Вот это уже здравые мысли! Теперь ты похожа на себя! А то дети... О чем ты, милая моя? - Маша усмехнулась, - Рано нам еще об этом думать.
    - Я, честно говоря, вообще не представляю Дениса рядом с собой в будущем. Если раньше я себе еще что-то мнила, то теперь нет.
    - Наконец-то я увидела то, что давно хотела увидеть в тебе - здравомыслие, - не уставла повторять старшая сестра, - В самом деле, вы с ним совсем не пара. Ну, вот возьми, к примеру, Галю и Илью, Дашу и Веника, да меня и Пашу... Мы все противоположности. Мы этим дополняем и заполняем друг друга. А вы с Денисом слишком похожи, ваши характеры идентичны: не уживетесь под одной крышей. Тебе нужен кто-то более спокойный что ли, чтобы мог усмирить твой пыл.
    - Я, кажется, начинаю понимать, - Женя сделала глоток, - Сахара маловато.
    - Нормально, - Маша усмехнулась,но затем её лицо снова приняло серьезное выражение, - Помнишь, в стихах у Полозковой твоей:"Совершенно не тот мужчина?" Это про тебя.
    - Хм, да я наиграюсь и все будет в порядке, ты же меня знаешь.
    - Смотри, не заиграйся.


    -Жень, ну сколько тебя можно ждать?
    Невысокий кудрявый парень, только что проскочивший зайцем в метро, стоял у эсколатора и ждал. Кого? Эту веселую, немного угловатую девушку, почти девочку, у которой разлохматились волосы. Они ехали зайцем не потому, что у них не было денег. Им просто хотелось развлекаться. И они развлекались, как могли: днём ездили на фонтаны. Там народ, спасаясь от жары, устраивал водные битвы. Женька пошла в белой футболке,а Денис в цветной. Уже на месте оказалось, что команды делились именно по этим цветовым параметрам. Почти сразу после начала обливаний из тазиков и бутылок всем перестало быть понятным, кто же выиграл. Зато все были безумно веселые, бодрые, абсолютно мокрые и на позитиве. Немного подсохнув, ребята отправились в метро, дабы доехать до дома. Воронцов вообще любил всякую развлекательную такого рода деятельность, а тут, наткнувшись в интернете на такое заманчивое в такую безумную жару предложение, решил схватить Женьку в охапку и выкупать пополной, что, собственно, ему удалось сделать, но и сама девушка в долгу не осталась. Сказать, что он чувствовал что-то к этой угловатой девчонке с глубокими умопомрачительными глазами - просто-напросто соврать. Он её не любил и прекрасно об этом знал. Более того, вокруг него крутилось еще с десяток вертихвосток, у которых и фигура получше,и грудь побольше. Только с Васнецовой было почему-то комфортнее всего, с ней он ощущал себя свободным, но в то же время каким-то по-своему защищенным.
    Она подлетает к нему, и они вместе едут вниз на эскалаторе. Такое чувство, что они знакомы с рождения. Разве эти платонические настроение могут прейти в нечто более страстное, близкое?
    Они садятся друг на против друга. Делают вид, что не знают своего "аппонента". А потом начинается представление. Женька начинает производить какие-0то действия всеми частями тела, а Денис за ней это повторяет. Получается почти синхронно, но иногда праень отстает; Женя смеётся. Они переходят в другой вагон и начинают заново. Помнится, в один их подобных вечеров они впервые поцеловались, когда ехали домой. Рука за руку, плечо к плечу, ладонь к шее... Это воспоминание еще из тех времен, когда Женя думала,что была влюблена в этого вечно улыбчивого парня с некой цепляющей изюминкой в темных глазах.
    Они, не сговариваясь, идут к нему. Воронцов живет недалеко от дома, где снимает квартиру Женина самая старшая сестра. Женя не рвется домой и не просит ее проводить.
    Пешком - минут пять хотьбы. Это долго.
    Они уже подходят к его дверям, Денис начинает искать ключи по всем карманам. Женя протягивает ему связку: оказыается, он отдал ей их еще днём, потому что ее карманы застегиваются на молнии, и у нее было меньше шансов потерять доступ к его квартире.
    Она как-то совсем искренне улыбается.
    Он не выдерживает и целует ее, не успев повернуть ключа. Грудь сдавило. Сердце предательски выбивает непонятную мелодию ритмичных звуков. Васнецова еле заставляет себя отрваться от этих губ. Денис очевидно не доволен ее поступком: он хмурится.
    - Знаешь, мне все твердят, что ты не для меня.
    - И что же теперь?
    - А что?
    - Что делать будем?
    - Советую тебе меня скорей поцеловать.
    Девушка аж взвилась, когда он одной рукой подхватил её, а другой быстро открыл дверь квартиры. Они в прямом смысле слова ввалились на порог, еле держась на ногах.
    В мозгу пульсировала эта строчка из любимых стихов:"Совершенно не тот мужчина"
    Но вся проблема была лишь в том, что она не умела ему сопротивляться, а он не мог перед ней устоять.


    - А я ведь предупреждала тебя, - взгляд полный укора. Очень неприятный взгляд.
    - Я помню.
    - Что будешь теперь делать, Жень?
    - Что-что... Я его брошу, конечно. Сама, только сама. Я ведь помню его слова об этой ерунде.
    - Женя - Женя, - Маша погладила сестру по волосам и головой легла к ней на плечо, - Я боялась, что наступит среди наших с тобой поздних встреч такой вечер. И я боялась, что ты это скажешь.
    - Я его брошу и все образуется. Все будет хорошо.

    Скрытый текст


    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка
    Спасибо: 30 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1239
    Настроение: Начала фанф...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 47
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 10.09.10 18:51. Заголовок: 2. Уже привычное утр..


    2.
    Уже привычное утро. Почти такое же, как и всегда, когда она остается с ним на ночь. Девочка еще не до конца осознает, чем могут кончиться эти игры и продолжает к нему приходить. Сама или с ним. Без разговоров. Разговоры вообще часто нечто лишнее. В самом деле, жизни и надежды рушатся на одной сплошной трепотне.
    Она в его темно-синей футболке, которая уже давно стала её. Вещи еще сушатся на обогревателе: батареи пока не топят.
    Женя сжимает в руках стакан сока, ожидая Дениса.
    - Твои вещи уже почти высохли.
    Васнецова слабо улыбается:
    - Значит, скоро домой.
    Они оба замолчали. Воронцов сел напротив нее. Он сначала долго смотрел ей в глаза; она сама глядела на него в упор. Когда Женя, наконец, опустила глаза, Денис осмелился нарушить тишину:
    - О том, что ты вчера сказала у квартиры...
    - Вчера... - девушка протянула и блаженно улыбнулась. Видимо осталась довольна своим вчерашним днём.
    - Жень, что у нас с тобой происходит? Я уже вообще ничего не понимаю в наших запутанных отношениях.
    - Уясним сразу: нет никаких отношений. Хотя мы говорили об этом сотню миллионов раз, ровно столько, сколько утр я провела на этой кухне, ты все равно пытаешься из меня вытянуть нечто, что позволит тебе думать, что мы пара. Это не так, Денис, понимаешь? Нам хорошо вместе, но тем не менее мы абсолютно не подходим друг другу. Ты вникаешь?
    - Я это уже усвоил, спасибо, - Денис криво усмехнулся и полез в карман шорт за пачкой сигарет, которых осталось чуть меньше половины.
    - Покуришь, когда я уйду.
    Воронцов с какой-то долей ненависти посмотрел на девушку, допивающую этот гребанный сок. Пока она пьет - молчит. Хоть бы подольше не допивала...
    Как бы то ни было, сигареты остались покоиться на дне кармана.
    - Васнецова, вот никогда тебя не понимал: чего ты хочешь от этой жизни? - прозвучало с ноткой сарказма и ... завершения что ли.
    - У меня все предельно просто. Стану врачом. Поумнею. Может быть, даже выйду замуж. Но только потом, потом.
    - Странная ты.
    - Всегда была. А ты только заметил... Эх, Воронцов, ни черта же ты не замечаешь.
    Женя крайне быстро переоделась и собралась. Провожать её не имеет смысла, потому что идти здесь всего-ничего. 5 минут. Это быстро.
    Комната выглядит совсем холодной, когда из нее исчезают все Женины вещи. С появлением этой девушки квартира Воронцова начинает дышать этой молодостью, их непонятной страстью друг к другу. Только вот Женя часто уходит. Уходит не от Дениса, уходит не просто к себе домой. Она уходит, оставляя за собой непроходимую дорожку из бесконечных мыслей, загадок. Будто хочет, чтобы Воронцов наконец разгадал ее и подсказал самой Жене, кто она есть на самом деле. Она оставляет за собой непонимание.
    Женя обувается; Денис задает ей вопрос:
    - Ты поедешь со мной в Питер?
    Женя дает ему конкретный ответ и тут же его объясняет:
    - Нет. Что я там забыла?
    - Там квартира, - он замолчал.
    Она никого и ничего там не забыла. Что ей там делать? Э, Воронцов, очнись, это всего лишь Васнецова - подружка юности, с которой ты частенько спишь, но которую вообще не любишь. Ну да, у вас очень странные отношения, но пора бы привынкуть. Это нечто вроде постоянства, когда вокруг одни пустышки, с которыми вообще свзяываться не хочется, он всегда может найти отдушину в этой неприветливой угловатой девчонке. Он ей тоже не особо-то нужен. Это какая-то физическая мания. Он, конечно, может рассказать ей все, что угодно, совсем все. Только некоторые вещи она сама предпочитает не слушать, например, откуда он знает эту пышногрудую цаплю, которая не так давно заходила к нему на работу и совершенно по-свойски, по-хозяйски даже с ним обращалась.
    Женя - подруга и подружка, но вообще никак не любимая.
    - Ну что стоишь столбом? - Васнецова улыбается, и все навязчивые мысли вмиг улетучиваются. Есть вот серые глаза в этой жизни. В этой жизни есть что-то еще, но он не может вспомнить, что, хотя честно пытается.
    - Воронцов, отреагируй, что ли? - Васнецова недовольно пощелкала пальцами у его глаз, потом устало опустила руки, подошла ближе и начала его целовать. Долго.
    Он успел перехватить инициативу поцелуя на себя, так что теперь Женю сдавило от напряжения. Она вроде боялась забыть, что такие поцелуи вообще бывают.
    Он целует ее как бы на прощанье, и она это чувствует. Они, безусловно, еще не раз увидятся, но будет ли еще в этих встречах что-то зажигательное?
    Это обычное утро, которое она зачастую проводила у него дома, внесло в себя свои изменения.
    Она отходжит от него и немного смущенно улыбается:
    - Мне пора.
    Васнецова уходит. Денис закрывает за ней дверь и тут же отвечает на телефонный звонок: Вероника, однокурсница Васнецовой, зовет из на свой день рождения, а звонок Денису объясняет тем, что Жене просто-напросто не смогла дозвониться. Воронцов точно чувствует, что здесь что-то не то, он даже слышит эти нотки в голосе Ники, которые он никогда не путает, - это нотки кокетства.
    Она обещает, что непременно сама сообщит Васнецовой о празднике и просит Дениса не рассказывать однокурснице о торжестве.
    Ему абсолютно безразлично, кто кому что скажет, поэтому он, не задумываясь, соглашается на это предложение.
    - Я приду.
    Через полчаса его пачка сигарет полностью опустела.


    - Я не представляю, что сделаю с тобой, если ты опять забудешь свой телефон в машине, - парень наигранно нахмурился, что заставило Женю по-детски усмехнуться. Фигура в темно-синей куртке и черных джинсах быстро устремляется в сторону выхода: парень спешит к своему авто. Девушка проводила взглядом своего кавалера до дверей и стала изучать только что появившееся на столе меню.
    Это ей нельзя, а этого она не хочет, а от этого тут же был вызван рвотный рефлекс: желудок протестовал. Или не желудок?
    Голова раскалывалась и безумно хотелось есть. Только как-то ничего не вызывало особенного аппетита.
    - Солнце, ты не представляешь, кого я встретил!
    Парень в темно-синей куртке и черных джинсах сел к ней на своё место и жестом пригласил нежданных знакомых к ним за стол.
    Васнецова на секунду зажмурилась и онемела.
    - Приятно вас видеть.
    - Нам тоже, Женечка! Ой, да у вас скоро пополнение в семье! Вы расписаны? - очень быстро затороторила общая знакомая совсем по-женски.
    - Пока еще нет.
    - Да, Женя пока против свадьбы, - сидящий рядом с беременной парень как-то погрустнел, - А вы как, ребят? Что нового?
    Пара замялась, как бы не находясь, что ответить.
    - Ник, да расслабься ты, не на экзамене, - Артём ободряюще улыбнулся.
    - Да я и не напрягаюсь, - Вероника пожала плечами.
    - Почему вы не в Питере? - немного хрипло спросила Женя и откашлялась.
    - Да пока то, пока сё... Все откладывали и откладывали переезд. Знаешь, Жень, мне так приятно, что вот он, - девушка погладила рукой своего спутника по плечу,- так обо мне заботится, жить со мной хочет, в Питер позвал...
    Вероника мечтательно закатила глаза.
    Женя глухо произнесла:
    - Питер, наверное, невероятно романтический город, да Денис?
    - Да, Васнецова. И тебе привет, - Воронцов неприятно ухмыльнулся и сглотнул, проследив глазами контур Жениного тела и остановившись на округлившемся животе, - Но, наверное, это не столь романтично,по сравнению с созданием семьи...
    Вероника вновь что-то затороторила на все эти брачно-внебрачные темы, но ее уже не слушали. Только Артём изредка поглаживал Женю по животу и что-то спрашивал у старой однокурсницы.
    Васнецова и Воронцов медленно, как по ступеням, постепенно наполнялись чем-то сжигающим, сверля друг друга взглядом.

    Скрытый текст


    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 25 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1255
    Настроение: Начала фанф...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 48
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 11.09.10 22:29. Заголовок: 3. В горле жутко пер..


    Я очень сильно надеюсь, что у меня получилось описать ниже..описанные чувства правильно. Простите за плохой каламбур )

    Ps. Вас ждут синхроны )) Страшное слово, да?





    3.
    В горле жутко першит. Я не до конца понимаю, что происходит. Если постараться вспомнить, что случилось, если постараться разложить все по полочкам...
    Какое-то безумие.
    Почему так темно?
    Почему у меня такие зверские ощущения боли...
    Последнее, что я помню... Господи, да я же ничего не помню! Где я?
    Я не до конца чувствую реальность. Все, что мне довелось ощутить на себе и понять - это физическую боль и страх. Но страх чего?
    Где-то далеко раздаются непонятные мне голоса. Они раздаются очень часто. Я почти слышу и различаю их. Кажется, я в отключке.
    Но как давно и стоит ли мне бояться, что я не вернусь в номральное состояние?
    Меня, кретина, должно волновать что-то еще. Точно. Надо постараться вытащить себя из этого бредового состояния и вспомнить. Но черт, как долго я уже нахожусь в нем? Что за люди бегают и суетятся... Как давно?
    Эти мысли не покидают меня на протяжении всей этой вечности, в которой я сейчас нахожусь. Слабо отдаю себе отчет в том, что со мной происходит. Все повторяется... Может быть, прошел день, а может, месяц - я не знаю. Со мной, вероятно что-то случилось. И это ужасающее неощущение времени на себе... Оно действительно пугает. Я куда-то спешил, но куда?
    Как давно это было?

    Время, обернутое в бесконечную нить, никак не становится скоротечным, если ты не ощущаешь своего существования. Я очень долго барахтался в этом состоянии и никак не мог выбраться из него. Мне часто мерещелись какие-то лица, и я насильно заставлял себя их вспоминать.
    Я слышал голоса. Наяву и в своей одурманивающей дымке. Надо заметить, что есть разница. Одни голоса сообщали мне о том, на чем сконцентрироваться при длительной потере сознания практически невозможно. Другие возвращали меня в эту самую реальность и я начинал прислушиваться, чтобы понять, что же, черт возьми, со мной происходит.

    До меня в скором... А нет, я даже не знаю, в каком... времени доходит, что я попал в аварию. Было, да.
    В голове до сих пор визжат тормоза...
    Я мчался на бешеной скорости: мне позвонили... Кому-то было плохо. КОМУ?
    В какой-то неисчислимый для меня момент я понимаю, что этот кто-то - это моя жена. Моя беременная жена, которой стало плохо.
    Меня занесло на повороте, но я остался жив. Черт бы побрал этот дождь!
    Я слышу голоса врачей и медсестер и убеждаюсь в действительности действительности. Нет, я не улетел в какое-то своё незабытье. Я именно что в отключке.
    И меня пугает то, что я не знаю, как скоро я из нее выберусь.


    - Он пришел в себя.

    Денис выписывался. Он слышал неоднократно, как медсестры обсуждали его довольно скорое выздоровление. Они искренне дивились тому, что он родился в рубашке. Легко отделался, считали они. Судя по всему, сильнейший удар пришелся в заднюю левую дверь. Да, Денису, действительно, несказанно повезло. Какая-то пара десятков сантиметров отделяла его от "стабильно тяжелого состояния".
    Он точно не знал, сколько провалялся без сознания, но судя по увещеваниям медсестёр - относительно недолго. Травмы были, но несерьезные.
    Его вышибло из жизни на какое-то время.
    Молодой врач обещал какие-то несущественные для Воронцова последствия. Ну что ему головные боли... Он ведь вспомнил, что спешил к жене. А вдруг с ней что-то не то?!
    Когда он пришел в себя, он стал осознавать, что не остался один. Она приходит к нему и смотрит на него очень грустными глазами. Она и раньше приходила, когда ее стали пускать.
    Выходит все в порядке. С ней и с ребенком все хорошо.
    Она не устает нахваливать молодого врача, которому удалось, собственно, вытащить Воронцова из критического состояния.
    Она обмолвилась даже, что они когда-то были знакомы и что она не сразу узнала этого врачебного мага. Очень жалела, что еще не выдалось возможности вспомнить былое.
    - Я ведь тоже могла бы стать врачом. Как-никак училась в Меде. Правда, бросила с 1 курса сразу же... Не мое это, совсем не моё.
    Денис шёл на поправку. И, когда все вещи и восстановленные в памяти фрагменты были кучно собраны, он решил отблагодарить того, кто спас ему жизнь.

    Перед глазами поплыло, когда я прочитал: Лечащий врач - Васнецова Е.С.


    - Воронцов, это финиш, я тебе скажу!
    На пороге стояла похудевшая девушка, которая, казалось, была готова убить его на месте.
    - Что ты здесь делаешь?- сухой вопрос, специально надменно произнесенный. Кажется, она пропустила это мимо ушей.
    - Надо поговорить.
    - Васнецова, тогда быстро и по делу. Я собирался уже уходить.
    - Ничего, опоздаешь, - Женя захлопнула дверь его квартиры, явно не собираясь долго стоять за порогом.
    Воронцов жестом пригласил ее на кухню.
    - У меня к тебе единственный вопрос: зачем тебе Ника? Вокруг тебя столько девок вьются - выбирай, кого хочешь! Зачем тебе она? Я ведь прекрасно тебя знаю. И знаю, что тебе не нужны какие-либо серьёзные отношения. Ну нафига?
    Да, она именно так и сказала: "нафига". Это была все еще та Женя, которая месяц назад переступила мой порог квартиры, когда я понял, что в амплуа нелюбимой своей девушки я её больше не увижу. Это была даже та Женя, которую я видел на дне рождения Вероники - знакомая мне уже года три Женя. К слову, на той вечеринке мне показалось, что Жека чувствовала себя лишней. Видимо, Ника так ей и не позвонила, а пригласил ей кто-то другой. Впрочем, кто это был, стало понятно почти сразу. Артём Астахов - их с Вероникой однокурсник, который давно по ней сох. И флаг бы ей, флаг бы ему... Да я всем бы по флагу в руки раздал( да, я щедрый), только я не врубаюсь в следующее...
    - Ты что, ревнуешь?
    - С ума сошел? Вернись с небес и поскорей, - Женя пощёлкала пальцами перед глазами.
    - Я-то в норме. Я не понимаю, почему ты так за нее переживаешь? Еще тогда было понятно, что вы не подруги. Она прекрасно знала, что у нас с тобой что-то было. И тем не менее она приглашает к себе одного меня. Ты думаешь я не включился в тему?
    - Я ничего не думаю.
    Да, Ника не была мне подругой, и я это знала. Но мне нужен был предлог, чтобы вот так вот прийти. Волнение за мою самую близкую знакомую? Самое оно. Не раскатывай губу, Воронцов - пришла не на твои красивые глазки пялиться...
    - Ты сама довольно быстро нашла мне замену. Отношений будто и не было.
    - А их и не было, разве ты не понял?
    - Зачем ты пришла? - спросил Денис после непродолжительной паузы.
    - Объяснить тебе, что существует в этом мире, а что - нет. В этом мире есть ты и десятки двинутых блондинок в самом отвратительном смысле этого слова. Но ты выбираешь именно ту, что была ближе ко мне. Я не хочу с тобою сталкиваться по жизни.
    - Хорошо. Если мы столкнемся, то случайно. И не думай, что мне плевать на Нику. В ней есть что-то человечное.
    Глаза у Жени вспыхнули. Она вскочила и вылетела в коридор.
    Денис успел отметить тонкую талию, которая всегда его притягивала.
    Только уйди, уйди скорее, иначе мне нестерпимо захочется тебя поцеловать. Уже хочется.
    Женя будто прочитала мысли Дениса. Щёки слабо вспыхнули, когда она поймала на себе его взгляд.
    Не попращавшись, она ушла, даже не закрыв за собой дверь.
    Кажется, такой уход называется "навсегда".

    ...Ты ведь будешь скучать по мне, детка, когда упакуешь вещи
    Когда будешь глядеть из иллюминатора, там, в ночи...
    - Замолчи, замолчи.
    Пожалуйста, замолчи.
    В.Полозкова "Sweetest Goodbye".



    Листы бумаги изрисованы вдоль и поперёк нервной рукой.
    - Я до конца не уверена, что ты правильно поступила. Одной будет сложнее.
    - Это чушь. Что я не смогу... Я всего всегда достигала, добивалась сама. Маш, честное пионерское, я все себе устрою: выучусь, найду работу...
    Маша нахмурилась.
    - Что-то не так?
    - Я все-таки привыкла к нему. Как будто с пеленок знаю его. А сегодня до меня дошло, что "навсегда" - это долго.
    - Жек, это просто привычка, ты права. К тому же, у тебя есть Артём. Спокойный, уравновешенный Артём.
    Женя усмехнулась:
    - Вот с ним-то будет, правда, сложно.
    - А что так?
    - Слишком спокойный. Маш, я живу людьми, которые хотят жить-жить-жить. Бешено хотят жить. Я сегодня вычеркнула одного такого человека.
    - Ты меня искренне пугаешь, - взгляд Маши стал настороженным, но мимолетная улыбка Жени ее успокоила:
    - Не волнуйся, сестрен, я еще в своем уме. Просто энергия Дениса вселяла в меня оптимизм.
    Маша прошлась по комнате и остановилась, опершись руками о журнальный стол. Ей нравилось то, как Женя всегда шла к своей цели, всегда достигала её и не изменяла своим принципам. Маша хорошо знала Артёма и была уверена, что он просто остановит вечно спешащую куда-то Женьку.
    Она не понимала только одного: Женя просто спешила жить.
    - Навсегда - это долго, - задумчиво повторила старшая сестра, будто пытаясь подловить Женю на чем-то.
    - Это ерунда. Я избавляюсь от людей, что мне не нужны. Сама справлюсь, Артём поможет. Не переживай за меня.

    Их с Денисом "навсегда" продлилось ровно 6 лет.

    Скрытый текст


    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 21 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1265
    Настроение: Начала фанф...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 49
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 12.09.10 19:42. Заголовок: 4. ...Мало ли кто гл..


    4.
    ...Мало ли кто глядит на тебя, как будто кругом стрельба,
    и считает секунды, и запоминает в оба:
    ямку в углу улыбки, морщинку в начале лба,
    татуировку, неброскую, словно проба.
    мало ли кто прошит тобою насквозь,
    в ком ты ось,
    холодное острие...


    Острая, наточенная необходимость срочно найти Женю. Это же Женя его вылечила, он уверен. Ну, не иначе!
    Васнецова Е.С. А еще Ника говорила, что это их старая знакомая.
    Ну ничего себе старая знакомая... Если вспомнить всё, что было...
    Ау, очнись, Воронцов! Ничего не было, ничего, за что стоило бы сейчас хвататься.
    Только вот Денису сейчас нужно было её увидеть, поблагодарить, узнать, как живет, чем дышит. С кем живет. Это называется чувством собственности, которое даже спустя столько времени не проходит.
    Денис, как только узнал, кто его вылечил, сначала уговаривал себя вообще не показываться на глаза своей памяти с умопомрачительными глазами. Это её работа, в конце концов. Да и потом, они же совсем некрасиво расстались.
    Где-то совсем глубоко внутри Воронцов знал, откуда растут ноги у этих само-уговоров... Он боялся, что если увидит ее, то в нем оживет что-то такое, что заставляло его на протяжении трех лет быть где-то рядом. Она, конечно, не была его собственностью, но подсознательно для него она была именно что - его.
    Увидеть сейчас её с Астаховым, как почти шесть лет назад в той забытой кафешке, значит полоснуть по почти уже умершему.
    - Я могу увидеть Васнецову Евгению Сергеевну?
    - У неё отпуск. Выйдет на работу через две недели.
    Как? Еще пару дней назад была здесь, а теперь - отпуск. Ну и где ее теперь искать?
    Молодая сестричка куда-то летела со всей документацией и, видимо, замечтавшись, споткнулась; бумаги разлетелись по всему коридору. Воронцов, как единственный свидетель сиего "преступления", кинулся ей помогать собирать листы.
    - Вы в порядке?
    - Да, спасибо. А это же вы у нас после аварии? - Она прищурилась, что-то припоминая. - Воронцов, ведь так?
    - Совершенно верно.
    - Выписали? - улыбнулась девушка, принимая из рук мужчины собранные документы.
    - Как видите.
    - А что же вы тогда здесь? Кто-то из родственников, да? - она испуганно закрыла рот рукой, тихо охнув.
    - Нет, слава Богу, нет. Я ищу Васнецову, она здесь работает.
    - Ну да, работает. Она Вас хотела довести и ушла в отпуск.
    Денис задумался на мгновенье.
    - Молодой человек, у Вас все? А то я тороплюсь.
    - Вы не могли бы помочь мне ее найти? Ну очень нужно. Если не где живет,то, хотя бы, где бывает?
    - Ну, вообще... могла бы, - девушка слабо улыбнулась, - Я слышала, она часто бывает в кафе через дорогу. Живет, видимо недалеко. Это всё, что я знаю.

    ...Мало ли кто пропорот любовью весь,
    чтобы не жилось, -
    через лёгкое, горло, нёбо,
    и два года не знает, как сняться теперь с неё...


    Звонок в дверь.
    Еще.
    И еще один. Самый долгий. Ну открой же!!!
    Девушка подлетает к двери и двумя щёлчками впускает гостя. Гостью.
    - Господи, да сядь, успокойся!
    Хозяйка в мягких тапочках буквально проскользила по ламинату на кухню и через пару минут была уже в прихожей с кружкой воды.
    Трясущимися руками гостья взяла чашку в руки и поднесла к губам.
    Резкий запах ударил в нос: не вода.
    - Я надеюсь, это цианистый калий? - Женя подняла глаза.
    Сколько внутренней боли, Боже! Маша опустилась на корточки перед сидевшей на пуфике у дверей сестрой.
    - Ты пей-пей, солнце моё. Это успокоительное. У меня уже заварено было, будто тебя ждало. С моей работой, сама понимаешь: в школе выводят только так...
    Женя сделала усилие и, проглотив комок, подступивший к горлу, все-таки спросила:
    - А что в школе не так?
    - Я же перевелась из нашей с тобой родной шестьдесят девятой в гимназию. Мне первоклашек дали. Ребята замечательные, но такие шумные, так устаю: Паша меня не выдер... Жень, да что с тобой? Тебя всю трясет!
    Женя сделала большой глоток и закрыла глаза. И также, с закрытыми глазами, сквозь зубы процедила:
    - Ты извини меня, Маша, я себя так накрутила, что к тебе принеслась. А у тебя своих проблем... Я пойду, да...
    Младшая сестра рванула было вверх, встать, видно, хотела, только Маша ей не дала.
    - Ну нет, в таком состоянии я тебя не выпущу. Ты сегодня на ночь останешься у нас.
    - А Паша что...
    - А Паша поймет, - Маша засмеялась. Она же знала, что Паша ей практически все позволяет, а к Женьке он очень даже неплохо относился.
    - И вообще, в твоем положении нельзя волноваться, - Маша ободряюще улыбнулась и погладила Женю по животу, что вызвало еще одну бурю эмоций, вылившихся слезами.
    - Лучше бы не было этого положения... Я себя теперь привязанной чувствую! Я ведь думала, что это очень просто - уйти от него. А когда сегодня случайно встретилась с ним...
    - Ты что, виделась с Воронцовым? - у сестры вспыхнул испуг в глазах.
    - Виделась. Артем привел. Вот же его ностальжи по старым знакомым одолела!- Женя всхлипнула.
    Маша вскочила и побежала в комнату якобы за платком. Закрыв за собой дверь, она ослабленно спустилась по стенке вниз, осознавая, что долго сидеть нельзя - Женя не поймет. Сейчас нужно собраться с мыслями и конструктивно поговорить с сестрой, не давать волю эмоциям. Жене должно стать легче после ее слов. А если она будет продолжать ее жалеть, то младшая загнется от того, что будет продолжать себя изводить. Прежде всего, причина кроется в чем? В том, что Женька беременна, что всегда сулило резкие перепады настроения. Но у нее еще была причина. Скорее всего эта причина была усугоблена Жениным состоянием, а теперь Маше нужно её из этого состояния вытаскивать.
    Так. Вдох-выдох.
    Маша полезла в стол за платаками, но нашла только пару старых читых салфеток.
    - Держи, Женек. Объясни, что случилось?
    - Он был там с Никой.
    - И?
    - Меня что-то сжигало, когда я на него смотрела.
    - Ты скучаешь по вашим, ничего не значащим отношениям?
    - Нет, Маша.
    - Что тогда? Я не умею читать твои мысли, ей-богу!
    - Меня съедала ревность.
    - Это чувство собственности, не путай, - Маша вытерла ладонью слезу со щеки сестры.
    - Я не скучаю по нашим отношениям. Я скучаю по нему.
    - Забудь. У тебя есть Артём. Он тебя любит. К тому же, ты же помнишь, что он сказал тебе тогда... После чего тебя переклинило и ты неминуемо решила его бросить...
    - Я это прекрасно помню, поэтому сижу сейчас здесь, у тебя. Я могу наломать дров.
    - Я тебе не дам.

    ...Мало ли кто умеет метать и рвать, складывать в обоймы слова,
    да играть какие-то там спектакли,
    но когда приходит, ложится в твою кровать, то становится жив едва,
    и тебя подмывает сбежать, не так ли?...


    Звонок в дверь.
    Еще.
    И еще один. Самый долгий.
    Неужели никого нет дома?
    Из-за двери послышался знакомый женский голос. Именно женский - в нем не было ноток девичества.
    - Открой, солнышко!
    Солнышко? Это как-то пошло даже для Васнецовой. Денису представилось, как сейчас, вместо Жениного лица ему придется минут пять лицезреть этого вытянутого блондина, который никогда не был ему приятен, ему представилось, как он сейчас будет что-то объяснять этому Артёму, чтобы тот позвал Женю...
    Денис не успел "домечтать", когда внизу звякнули ключи в замке, и дверь открылась.
    - Здравствуйте, а Вам кого?
    - Я к Жене... К Евгении Сергеевне... - язык почему-то заплетался.
    - Мам, это к тебе!

    ...Дождь шумит, словно закипающий чайник, поднимаясь с пятого этажа на шестой этаж,
    Посиди с бессонным мало ли кем, когда силы его иссякли.
    Ему будет, что вспомнить, когда ты его предашь.
    В.Полозкова "Мало ли кто".



    Скрытый текст


    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 20 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1279
    Настроение: Начала фанф...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 49
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.10 21:03. Заголовок: Ну, я, честно, не зн..


    Ну, я, честно, не знаю, как оценивать эту главу) Так что, фанф вам в руки и монитор в помощь

    5.
    Вот они, мои дети, мои прекрасные сыновья.
    узкая порода твоя,
    широкая бровь твоя,
    и глаза цвета пепла,
    цвета тамариндовой косточки,
    нераспаханного жнивья...


    Руки не слушаются, когда она пытается расстегнуть замок своей сумочки, чтобы найти телефон. Наконец замок побежден, а телефон умолк.
    Пропущенный вызов от Жени. Нужно ей перезвонить. Да, нужно.
    Маша начинает набирать номер, но тут же ее пальцы останавливаются в оцепенении.
    Щеки стали пепельно белого цвета, как было всегда, когда она волновалась, что случалось нечасто, потому что ее было почти невозможно сбить с толку. Она сидела, опустив глаза, и искоса вглядывалась в знакомые черты. Она ждала медленно подплывающего к ней мужчину, который всегда приводит ее в восторг, а сейчас не вызвал ничего кроме легкой головокружительной нежности и усталости.
    Она устала от него и от их странных отношений, начавшихся в Венеции, куда она ездила отдыхать прошлым летом, разумеется, не на зарплату учителя.
    Маша загибалась от работы в двух местах, и Павел оплатил ей поездку в самый романтичный город на земле. Сначала старшая Васнецова, а ныне Клюева,думала,что этот город покорил ее навсегда, думала, что влюбилась в него, пока не встретила Виктора. Вот он и был тем, кто вскружил ей голову на недолгие три неедели. Те три неедели пролетели так быстро, как это только можно себе представить. Нет, еще быстрее.
    Маша поехала отдохнуть в Италию одна, чтобы окончательно расслабиться. Расслабилась. Маша вернулась в столицу с любовником, который захватил ее, обольстил, соблазнил и, не задумываясь, сосредоточил весь ее мир на нем одном.
    Какие угрызения совести испытывала Мария, занала только она. Ведь ей было жаль своего мужа, который столько для нее делал, который так ее любил. Но что, что она могла с собой сделать?
    Что ей вообще было делать...
    Правильно, периодически встречаться с Виктором, чтобы поддерживать свою внутреннюю жизненную устроенность.
    Ей оставалось уважать и по-человечески любить своего мужа. И страстно любить Виктора.
    Маша уже и забыла, как это - влюбиться.
    И какая безумная, жгучая, душащая ревность настигла ее, когда она было хотела расстаться с ним. Мужчина был не промах: вскоре после принятого решения она стала узнавать об его отношениях с каким-то куклами. Ну да, Виктор весьма видный экземпляр.
    И надо же неожиданность! У него получилось ее вернуть. Ревность отошла на второй план.
    Но совесть часто старлась взять верх, а Маша усиленно топила ее в Мартини, когда приезжала к Женьке домой.
    Вообще надо сказать, что Маша обожала гостить у сестры. Она души не чаяла в своем белобрысом племяннике Лешке, часто оставлась с ним сидеть, когда Жене надо было срочно куда-то отъехать. Своих детей у Маши все еще не было, но у Виктора, похоже, были в планах, только вот Клюева никак не соглашалась подавать на развод.
    Хотя детей хотела. Даже очень...

    Смс от Жени:"Ты сможешь посидеть сегодня с Лешей?"
    Маша быстро проглядывает сообщение. Два раза, чтобы убедиться, что прочитала все правильно,потому что все мысли далеко за пределами сообщения сестры.
    Пальцы забегали по клавишам.
    - Мария, здравствуй, скучал по тебе, - галантный мужчина садится напротив хрупкой,тонкой женщины, бесконечно изящной и притягивающей.
    Почему он так любит полные имена? Он считает,что так они передают больше информации о человеке. А имя женщины, которую он любит, непременно должно хоть иногда блистать своей осторожностью и лаконичностью. Он без ума от этого имени, от ее улыбки, от жестов и от самой Марии.
    -Взаимно.
    Мария без ума от этой элегантности, от искры в глазах, от желания сделать ее счастливой и от его аромата.
    Она каждый раз влюбляется в него заново.


    Светловолосый мальчуган лет пяти с темно-карими глазами, не моргая, уставился на гостя.
    В прихожей появляется до боли знакомая фигура, которую он знает наизусть. Каждый ее закуток, поворот, изгиб, изученный им, не забывается.
    Она смотрит на него в упор и немного щурится, вытирая руки о полотенце. Потом бросает его на комод и подходит к гостю.
    Не глядя на сына, Женя произносит:
    - Лёш, иди в комнату.
    Мальчик послушно уходит, оглядываясь, но не закрывает дверь. Его заинтересовал пришедший мужчина, поэтому ему хотелось максимально извлечь информацию из разговора его матери и гостя. Леша притаился за дверью и прислушался.
    - Здравствуй, Женя.
    - Ты как меня нашел?
    - По тому адресу, который ты мне дала в кафе.
    - Смеешься что ли? - Женя сама смеется, впуская Воронцова в квартиру.
    - Вообще-то да. Меня просветили официанты, которым, как известно, известно все. Прости за тавтологию.
    Женя жестом приглашает Дениса пройти на кухню.
    Воронцов неуверенно чувствует себя с ни капли не изменившейся Женей.
    - Леша - твой сын?
    - Верно, - Васнецова сдувает прядь со лба, садясь на табуретку напротив нежданного гостя.
    - И Астахова?
    Девушке совсем не нравится этот вопрос. Она хмурится и смотрит на него исподлобья так, будто может пускать электрические разряды и убивать ими, затем задает вполне логичный вопрос:
    - Ты зачем пришел?
    - А ты гостеприимна, как никогда, я смотрю, Воронцов нервно усмехнулся.
    Телефон Васнецовой увлеченно запел, оповещая о пришедшем сообщении, поэтому Женя не успевает парировать. Она вскочила с табуретки и прошлепала босыми ногами в коридор и забрала мобильный с тумбочки.
    Прочла и вздохнула. Сообщение содержало лишь одно слово:"Виктор".
    Женя вернулась на кухню и, дважды размерив шагами помещение, остановилась, сложила руки на груди и начала говорить:
    - Ты не понимаешь. У меня сейчас на тебя нет времени. Мне нужно было срочно бежать, а Лёшу не с кем оставить. Хотела с Машей, но у нее аврал... Надо идити к соседке...
    - Я могу посидеть с ним.
    - Ты? - Нескрываемое удивление отразилось на лице девушки.
    - Ну, а почему нет? Я так понимаю, отцу дела до ребенка нет, - Женин взгляд пресек пыл Дениса, и он продолжил,но уже осторожнее, - А сестра остаться с ним не может... Лучше уж тогда с ним побуду я, твой хороший друг.
    Чем-то совсем былым и старым запахло на кухне. Теми свободными отноешниями, что были у этих двоих чуть больше шести лето назад.
    Денис теперь до конца увидел Женю: она абсолютно прежняя, разве что во взгляде появилось нечто надежное- материнское.
    Но ведь она вся прежняя! От кончиков пальцев и до язвительности тона.
    В проеме появился Женин сын.
    - Ты Лёша? - заботливо спросил Вороцнов; мальчик кивнул и подошел к нему. Что-то знакомое в выражении лица.
    Господи, кретин, конечно же, это же сын твоей бывшей, еще бы его лицо не было тебе знакомым!
    - Я Денис.
    - Приятно познакомиться, - осмелевший мальчуган протянул маленькую ладошку гостю.
    - Да, будем знакомы, - Денис облегченно рассмеялся, а Леша лучезарно заулыбался. Денис про себя отметил, что почти так же, как Женька.
    Девушка наблюдала за этой картиной, а после выдрежанной паузы выдала свое решение:
    - Хорошо. Если Леш, ты не против...
    - Не против чего? - бойко осведомился малой.
    - С тобой останется, - Женя помолчала и, глядя в упор на Дениса, протянула, - мой хороший друг.
    - Да, да!
    Женя обувается, а Денис и Леша, почти не двигаясь, наблюдают за ней, будто боятся пошелохнуться. Женя обернулась, на ее лице заиграла слабая улыбка. Они такие одинаковые сейчас были, что не умиляться этому было невозможно.

    ...подбородки с ямкой, резцы с отчётливой кривизной,
    и над ними боженька, зримый, явственный и сквозной,
    полный смеха и стрёкота, как полуденный майский зной...


    - Ключи я оставляю. Если что, можете идти на улицу. И, Денис, не покупай ему мороженого: он после болезни.
    - Ну, ма-ам, - недовольно протянул пацан.
    - Так, все, я ушла.
    Денис ринулся закрывать дверь за Женей, когда она его остановила.
    - Что-то еще?
    - Я буду вечером.
    Денис кивнул.
    Щелкнул замок вслед за ушедшей до боли знакомой фигурой.
    По-прежнему тонкая. Такие тонкие, такие притягивающие, такие неповторимые не забываются.


    ...шелковичные пятна в тетрадях в клетку и дневниках,
    острые колени в густой зелёнке и синяках,
    я зову их, они кричат мне "мы скоро! скоро!",
    но всё никак.
    В.Полозкова "Сыновья".




    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь: http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000089-000-90-0<\/u><\/a>



    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 23 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1300
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 51
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 01.10.10 20:49. Заголовок: прошу прощения за за..


    Прошу прощения за задержку.


    6.
    Им казалось, что если все это кончится - то оставит на них какой-нибудь страшный след,
    западут глазницы,
    осипнет голос,
    деформируется скелет,
    им обоим в минуту станет по сорок лет,
    если кто-то и выживает после такого - то он заика и инвалид,
    но меняется только взгляд,
    ни малейших иных примет,
    даже хочется, чтоб болело,
    но не болит...


    На улице уже начало смеркаться и пахнуть вечерними листьями. Во дворе почти никого не было, разве что суетились две фигуры: крупная и совсем маленькая. Третья фигура притаилась у дерева, сложив руки на груди. Она явно чему-то дивилась и это что-то ей нравилось.
    Она наблюдала за этой несуразной парочкой двольно давно,а они ее до сих пор не заметили - так были увлечены.
    Футбольный мяч подлетел прямо к ее ногам и мальчуган ринулся навстречу.
    - Мама! Привет, давно ты нас ждешь? - запыхавшийся мальчуган подбежал к Жене, схватил мяч и заулыбался. Мама ласково потрепала его по волосам и присела на корточки перед сыном. Сзади подошел Воронцов.
    - Вовсе нет.
    Женя слабо улыбалась и прижимала сынишку. Воронйцов наблюдал за этой кратиной и ему на секунду стало не хватать этой девушки. Ему стало не хватать их прошлого, а главное - ему вдруг все окружающее показлось таким родным, что он тут же зажмурился, осознавая, что все не так просто, что это все - не его. Это реальность, но не Дениса. Это Женина реальность, Женина и Лёшина. А ему там не место.
    А в прочем, какая разница? Сейчас он с ними, и сейчас это все, что ему нужно.
    В такие моменты, как и всегда, пробиваются смутные пятна памяти, которые не хотелось бы видеть. Воронцов вдруг подумал о Нике, и ему стало не по себе от того, что он совсем переключился на старую "боевую" подругу.
    - Так вы тут в футбол гоняли, значит? - Женя усмехнулась, забирая из рук ребенка мяч и прокручивая его.
    Лёша кивнул.
    - Не будете против, если я к вам присоединюсь?
    - Конечно, мам, я обожаю играть с тобой в футбол! - мальчик аж засветился, - Только я буду в команде Дениса, должен же я тебя хоть когда-нибудь сделать!
    Поднимались на лифте домой к Жене в составе двух проигравших и одной победительницы.
    - А я предупреждала, - с торжествующим видом сказала Женя, - Вы же оба знаете, что я отлично играю в футбол!
    - Я искренне верил, что за годы ты разучишься, - усмехнулся старший пораженный, придерживая за плечо парнишку.
    - Не надейся, Воронцов! - победный взгляд. Взгляд соперника. Как прежде, как много лет назад. Такое ощущение, что их общее прошлое и вообще знакомство было не в этой эре.
    Поднявшись в квартиру, Женя активно начала укладывать спать маленького Лешу, которые и так вымотался за целый день, проведенный с ее "хорошим другом". Спустя полчаса после прихода домой ребенок мирно сопел у себя в комнате, а Женя повела Дениса на кухню, где, она считала, было комфортнее всего говорить. Говорить... Ведь за этим он пришел сегодня к ней.
    - Леха - хороший малый!
    - Неужто не утомил тебя за день? - Женя скептически сдвинула брови.
    - Жень, мы, правда, отлично ладили. И вообще я получил удовольствие от того, что остался с ним.
    - Я все равно не могу понять, зачем тебе это нужно, - Васнецова подошла к окну и облокотилась о подоконник.
    Воронцов промолчал. Минуту оба были в полной тишине, потом Денис ее нарушил:
    - Я не знал, что у тебя есть сын. А пришел к тебе, познакомился и несколько раз пожалел, что за эти годы ни разу не справился о тебе и о твоей семье. Ты, кстати, так и не рассказала, что у вас с Астаховым.
    - А ты, кстати, так и не рассказал, зачем пришел,а главное, как ты узнал мой точный адрес.
    - Здесь все просто... Адрес мне дали в кафе, где мы встретились позавчера, официанты - я их убедил, что мне ОЧЕНЬ нужно. Той салфетки, на которой ты написала, где живешь, было мало. По адресу "Москва" проживает, как минимум, несколько тысяч Евгений Васнецовых.
    Женя повела плечом.
    - Ну, допустим. Так что ты от меня хотел?
    Денис, до этого сидевший за столом, встал и прошелся по помещению.
    - Ты была моим лечащим врачом. Ты спасла меня после аварии...
    - Риски, что с тобой что-то могло случиться, были ничтожно малы. Это ерунда.
    - Может и так, но я хотел поблагодарить тебя.
    Он что-то не договорил. Она видит это по его лицу. Взглядом спрашивает, что именно он хочет сказать. Денис отводит взгляд в сторону, чтобы не пересечься с ней вновь и задает вопрос:
    - Зачем ты взялась за мое дело?
    - Что за глупости, Денис?! Я - врач. И это прежде всего. Это моя работа, я обязана спасать жизни, лечить жизни, - Женя активно зажестикулировала в порыве. В порыве оказалась лицом к лицу к Денису, и что-то внизу живота резко пригвоздило ее к земле, упало и прижало. Дыхание сбилось: она смотрела ровно ему в глаза.
    - Ты разве что колечишь жизни. И это по натуре,а не по профессии, - вдруг произнес Воронцов то, что не давало ему покоя уже очень давно.
    Он не сводил глаз с Жени. Она близко. Почти так же близко, как и когда-то давно. Когда было это их общее "давно"?
    - Денис, - Женя сжала и разжала ладонь.
    - Да?
    - Отойди от меня, - сорвалось, как в пропасть. Денис отшатнулся. Отошел. В кармане завибрировал телефон; Денис ответил на звонок.
    - Хорошо. Скоро буду, я задержался у друга.
    Глядя по-прежнему в упор на Женю, но уже с более дальнего расстояния, он положил телефон в карман.
    - У друга? - Васнецова криво улыбнулась. Денис не любит, когда она так улыбается.
    - Звонила Ника. Волнуется и просит, чтобы я скорее приезжал домой.
    - Ты все еще с ней?
    - Да, мы живем с ней вместе.
    - Понятно.
    Женя села на табуретку и стала покачиваться из стороны в сторону, как будто о чем-то задумалась.
    - Мы с Артемом расстались уже очень давно. Больше пяти лет назад.
    - Когда родился Леша?
    - Ну, позже...
    - И он даже не навещает сына? - участливо поинтересовался гость.
    - Денис, тебе, по-моему, нужно было уходить.
    Воронцов вышел из кухни, Женя вслед за ним, чтобы закрыть дверь.
    Уже у порога Денис спросил6
    - Можно я буду приходить?
    - Зачем?
    - Не волнуйся, не к тебе. К сыну.
    Женя сглотнула.
    - Приходи.

    Как же умудрилась при нас остаться вся наша юность,
    наша развеселая наглеца,
    после всех, кого мы не пожалели
    ради дурного ли дельца,
    красного ли словца,
    после сотой любви, доеденной до конца,
    где же наши черные зубы, детка,
    грубые швы,
    наши клейма на пол-лица?
    В. Полозкова "Baby-face whores".


    Кружится голова. Не хочется глаза открывать. А нужно?
    Маша обвила рукой шею Виктора, отвечая на его жадный поцелуй. Сейчас ее переполняли одни только эмоции, с которыми она не могла справиться. Где-то в глубине подсознания ныл внутренний голос, напоминая о том, что она поступает неправильно, что она давно уже поступает неправильно. И каждый раз, когда она соглашается встретиться с Виктором, и каждый раз, когда она соглашается поехать к нему, и каждый раз, когда она отвечает на его поцелуи и ласки - эт овсе было неправильно.
    Неправильно, но так желанно. В конце концов, когда еще Маша могла поступать теперь, как хочется? Она всю жизнь только и стремилась к самостоятельности, к свободе. С Виктором она была свободна.
    Дрожащими руками обнимает его и помогает расстегнуть ему рубашку.
    Белоснежной кляксой она летит на пол.
    Маша уверенно посылает всю свою годами выработанную правильность ко всем чертям, умирая от каждого прикосновения.
    Мария любит Виктора и ни за что не сможет от него уйти. На долю секунды она понимает, что ей придется подать на развод с Павлом.
    Доля секунды проходит, и Маша уже совсем ничего не понимает.

    Скрытый текст


    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 19 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1313
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 51
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 20.10.10 22:43. Заголовок: 7. - Давай черный ча..


    7.
    - Давай черный чай? Это мой любимый.
    - Да мало ли что ты любишь, Воронцов. Купим зеленый.
    - Васнецова, с какой стати я должен пить эту бадягу?
    - Я бы тебе сказала с какой... - Женя начала заводиться, - Ты хочешь, чтобы мы поругались из-за чая?
    - По-моему, это ты хочешь, - возразил Денис.
    Спорили долго... И динамично, что было в их стиле. Спорили ради самого спора.
    - Денис, ну, в конце концов, - на лице девушки заигрыла веселая улыбка, - Неужели тебе так важно, какой чай станет предлогом для того, чтоб пригласить меня к тебе? И даже не надейся - черный чай я пить не стану, в гости не приду.
    Женя демонстративно отвернулась.
    Воронцову понравилась эта логика и он рассмеялся.
    Продавцы в магазине уже давно на них косились, когда, наконец, молодые люди пришли к согласию, и на дно тележки приземлилась коробка с зеленым чаем Greenfield.
    - Я тебя обожаю, Васнецова.
    - Не утрируй, все равно не поверю. Очередь займи, а я печенье присмотрю.
    - Овсяное бери.
    - Ага, уже лечу, - насмешливо отозвалась Васнецова.

    Женя жмурится: солнце светит прямо ей в глаза. Денис смеется, помешивая заказанный чай.
    - Нет, ему еще и смешно! Сел в теньке, конечно, - недовольно бормочет Васнецова. Они сидят в ее любимом кафе и пьют зеленый чай, который возвращает их прошлое.
    - Неужто черный больше не пьешь?
    - Редко. Ты меня отучила, - отшутился Денис.
    - Понятно.
    Женя подвинулась подальше от окона, чтобы на глаза не попадали лучи.
    - Знаешь, что меня забавляет в этой ситуации?
    - Что?
    - Твой интерес к Лешке. Мне, конечно, это приятно, но ведь ты нам никто... - Жене стало не по себе. Всякие слова, какой бы правдой они не были, стоит фильтровать. Она замолчала.
    Воронцов вроде пропустил это мимо ушей, хотя Жене так не показалось.
    - Просто самому детей хочется. Да и он мне не чужой. Твой сын как-никак. Да и опыт в общении с детьми уже будет...
    Васнецовой становится совсем нехорошо после этих слов. Она вспоминает его слова, которые до сих пор эхом отзываются в голове. Слова о том, что дети - это ерунда. Она даже и догадываться не могла, что Денис может измениться, что станет другим в этом отношении. Хотя и глаза те же, ухмылки, жесты. Она знает его почти восемь лет, кажется, что сто. И вроде бы совсем не знает.
    - Ну, раз он тебе не чужой, сходи,посмотри, где он там возится, а то я потеряла его из виду.
    Всякий раз, когда Женя брала неусидчивого Лешу с собой в кафе, он куда-нибудь девался. Она старалась проследить за ним, но иногда он исчезал за спинками стульев и его не было видно.
    Денис сам уже стал волноваться, не наблюдая мальчика в зале, поэтому поспешил выполнить просьбу Васнецовой.
    Оглядев помещение, он удостоверился в том, что ребенка там не было, тогда он быстро направился к дверям и вышел на улицу. Разнервничавшись, он не сразу заметил мальчугана, увлеченно разговаривавшего с какой-то полной, розовощекой женщиной с большой собакой, которая обнюхивала паренька.
    - Леш, ты зачем на улицу вышел? Тебя же просили оставаться в поле зрения, - Денис взял мальчика за руку, - А Вы, женщина, за собакой-то следите, а то мало ли что!
    - Да Гриша у меня добрый. Он мухи не обидит, - начала уверять Воронцова женщина,а потом, прервавшись, разулыбалась во весь рот.
    - Что-то не так?
    - Нет-нет, что Вы, все так... Просто потрясающе! Как дети похожи на своих родителей!
    - В смысле... Нет, Вы не так..
    - Я вообще спешу. Извините, если что. До свидания!
    Женщина засеменила, придерживая своего Гришу на поводке. Ответное "До свидания" донеслось до нее - она обернулась, улыбаясь, и продолжила свой путь.
    - Ладно, Леш, пойдем обратно, а то мама волноваться станет.

    - Почему вас так долго не было? - взолнованно спросила Женя, когда Денис и Леша вернулись.
    - Да малой нашел себе довольно интересную собеседницу, - усмехнулся Воронцов.
    - Девочку какую-то?
    - Бери выше, Васнецова! Сейчас молодое поколение продвинутое: с женщиной беседовал.
    - Я надеюсь, что не с цыганкой?! - в глазах матери росло напряжение.
    - Да успокойся ты, все же в порядке. Что ж ты так нервничаешь из-за ерунды?
    - Там была такая больша-а-ая собака, - протянул мальчик, забираясь на стул с ногами.
    - Она тебя не укусила?!
    - Да Жень, ради Бога! - воскликнул Денис, - Леша перед тобой сидит, он жив и здоров. Тебе этого мало?
    - Посмотрю я на тебя, когда Вероника родит... Нет у тебя детей - вот и не понимаешь.
    Денис прищурился: что-то вспомнил. Он помолчал с минуту, а потом спросил:
    - А какого цвета глаза у Астахова?
    Женя аж поперхнулась:
    - Тебе зачем?
    - Да просто стало интересно: стандартный он блондин с синими глазами, или родители подкосили, - отшутился Денис.
    - Странный вопрос.
    - Странная реакция.
    - Да господи, стандартный.
    Денис перевел взгляд на Женины глаза:
    - А у тебя зеленые, как твой любимый чай.
    - Верно, - протянула Женя, - Ладно, я понимаю, что в тебе романтик проснулся, но нас уже пора: Лешке спать скоро ложиться. Ты как хочешь, а мы поедем.
    - Да не болтай, я довезу.
    Пока Женя шла с Лешей к машине, её немного потрязивало от нервного напряжения. Ей не верилось, что Денис действительно мог измениться,но более того, её немного потряхивало от его присутствия. Как будто он знал о ней что-то такое, о чем она сама не догадывалась,Но чего жутко боялась. Такая внутренняя тревога.

    - Спасибо, что довез.
    - Да ладно, это ерунда. Слушай, Жень, а какого цвета глаза у мальчишки-то?
    Будто сам не помнишь, не знаешь.
    - Карие. Как у мамы.
    - Ясно. Привет Людмиле Сергеевне, - Денис усмехнулся. Женя не услышала тона горечи, который Воронцов подавил. А ей и не нужно был его слышать.
    - До скорого. Я зайду к вам на днях.
    - Договорились.


    Тихо заходя в квартиру, Воронцов спотыкается в темноте о какой-то ящик и почти про себя чертыхается. Из спальни слышится сонное:
    - Пришел?
    - Пришел-пришел... А что у нас здесь?
    Девушка в халате выходит в коридор и сладко зевает. Она прошла мимо Дениса и направилась к кухне, бросая вслед что-то вроде:
    - Обувной ящик. Уже неделю купленный. Ты только заметил?
    - Не я, а моя нога.
    - Ну, еще бы. Ты вообще из квартиры съедь, ивсе шикарно будет. Может, даже забудешь, как меня звать,- на кухне ушмит вода и Веронику становится хуже слышно.
    - Что ты хочешь этим сказать?
    Девушка выключила кран и вытерла руки о полотенце. Возвращаясь в комнату, она остановилась рядом с Денисом и посмотрела на него долгим, оценивающим взглядом. Он не любил, просто терпеть не мог этот взгляд. Взгляд аля "Она что-то для себя решает". Сама оценивает ситуацию, и одному Богу и ей самой известно, что именно происходит в ее голове.
    - Денис, тебя же сутками дома нет.
    - Так Женя...
    - Я все прекрасно понимаю, но это слишком.
    - Вероника, я тебя умоляю, она мне неинтересна как женщина. Ты же знаешь, что я тебя люблю, - Воронцов аж обмяк. Эти разговоры вызывали в нем усталость. Неужели она может думать, что ему нужен кто-то дургой? Кроме солнечной, светлой Вероники?
    - Я оставлю тебя в покое только если это правда, - Ника улыбнулась краем рта.
    Денис целовал её, говорил нежные слова,которые она хотела слышать, обнимал и думал о том, что Женя не справляется с Лешей сама, а так же о том, что было бы неплохо набить морду Астахову за безалаберное отношение к отцовству.
    Вероника уже давно уснула, а Денису мешает свет фонаря, ползующий, крадущийся по стене. А еще запах недопитого заваренного Никой зеленого чая на тумбочке у кровати.

    Сигареты заканчиваются в полночь, и он выходит под фонари,
    май мерцает и плещет у самой его двери,
    третий месяц одна и та же суббота, -
    парализует календари, -
    пустота снаружи него,
    пустота у него внутри...
    В.Полозкова.


    Скрытый текст


    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 19 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1321
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 51
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 23.11.10 00:17. Заголовок: И они протирали глаз..


    И они протирали глаза снова и снова...
    Вместо предисловия ))
    Что ж, я наваяла




    8.
    - С меня хватит! Нам стоит с тобой пожить отдельно. А я так больше не могу. Уходи.
    Вероника закрыла лицо руками.
    - Ты в этом уверена?
    - Более чем.
    - Тогда я сейчас уеду.
    - Желательно как можно быстрее. И, знаешь, мне абсолютно все равно, куда ты поедешь. Можешь даже к ней - мне плевать. Главное - не попадайся мне на глаза как можно дольше. Уйди...
    Денис резко поднялся с табуретки и вышел из кухни, оставив Веронику на грани, на которую он её вывел.
    "Можешь даже к ней - мне плевать".
    К слову сказать, из-за нее и происхожит этот разрыв, которого быть не должно по определению. Ника устала от этой бесконечной череды его встреч с ней. Они уже дошли до предела. Если сейчас он не уедет, то все может закончиться куда более плачевно. Так пусть уезжает! Может, так у них останется шанс сохранить их еще не состоявшуюся семью. Да, скорее всего, Денис помогал этой Жене и ее сыну просто из побуждений своей совести, из-за их давнего знакомства... Да из-за чего угодно. Только все равно он любил ее, Веронику. Так говорил сам Денис, в это же пыталась верить сама девушка. Только самообладание уходило все стремительнее и стремительнее.
    Рассыпалась на сотню мелких осколков чашка, которую Ника сжимала в руке несколько секунд назад.



    - Маш, у меня к тебе только одна просьба: успокойся, возьми себя в руки. Я жду тебя.
    Женя бессильно опустилась в кресло. В последнее время она крутилась как белка в колесе, помогая всем и вся. И слава Богу, что мама с папой согласились забрать внука на неделю к себе, тем самым спасая Женю от перегрузок. Отпуск не успел закончиться, как на нее навалилось все и сразу. И Маша была не последним дополнением в кипящей жизни Васнецовой. После того, как сестра решила бросить мужа, она стала безумно напряженной, а очередной день заканчивался очередной истерикой.
    Через полчаса в квартиру в прямом смысле слова ввалилась старшая сестра. Она была вообще никакая, а еще от нее за версту несло виски.
    - Ма-а-аша, признавайся, одна пила? - отмахиваясь от запаха, Женя помогла сестре дойти до кресла в коридоре и сама потом опустилась перед ней на корточки.
    - Я одна... да. Я теперь всегда одна. Или не одна... Ну, конечно, не одна, ты же со мной. Ведь я одна? - Маша несла какой-то откровенный бред. Видеть ее в таком состоянии было вообще непривычно. Маша, которая всегда боролась за свою репутацию, которая всегда поддерживала себя в форме, которая всегда сама подставляла плечо товарища Жене, когда той была помощь, та самая Маша теперь выглядела самым беспомощным существом на планете. Во всяком случае, чувствовала она себя так абсолютно точно.
    - Женечка, я так тебя люблю, сестренка, - лепетала девушка. Черные потеки разукрасили щеки старшей сестры.
    - Я тоже, дорогая, не поверишь, я тоже, - улыбалась Женя, стараясь взбодрить этим Клюеву, - Говори, что случилось?
    - Я скоро стану мамой, - растеряно произнесла Мария, глядя куда-то в пустоту.
    - Так это же здорово! - Женя просияла,услышав новость.
    - Это не все. Мне придется сделать аборт, - все так же вникуда продолжала говорить девушка.
    - Что? Ты что несешь, с ума сошла? Почему ты хочешь? - шок застыл в глазах младшей сестры, - Дети - это счастье! Если ты боишься,... хотя... Ты ведь хотела ребенка!
    - Я хотела. И Виктор хотел. А я беременна от Паши.
    Женя села на пол и положила голову на колени сестре. Поглаживая ее по ноге, таким образом, пытаясь успокить, она спросила:
    - Мне кажется, или это опять еще не все?
    - В-верно. Я бросила Клюева. Это занавес, да?
    - Тебе честно, или ты предпочитаешь розовые окуляры? - шутка вышла слишком грустной,а оттого - неудачной.
    Разговор был прерван звонком в дверь. Васнецова поспешила открыть и застыла в проходе, загораживая вход в квартиру и зареванную сестру:
    - Воронцов, сейчас не время для гостей и чаепитий...
    - У меня к тебе дело на неделю!
    - В смысле? Обычно деньги предлагают таким образом. Или ты из соображений,что время - это деньги? - попыталась отшутиться Женя. но парню, кажется, было не до шуток.
    - Можно и так сказать. У меня два варианта: неделя на вокзале или неделя с Женей Васнецовой. Я на время, пока на время, - уточнил парень, - ушел от Вероники. Что будет дальше - я не знаю. Как и не знаю, где теперь жить.
    - Так, с тобой все ясно, - Женя зажмурила глаза на несколько секунд, - неделю, говоришь?
    - Неделю.
    Женя рукой толкнула дверь в сторону, и перед Денисом предсатвилась вся картина, скрывавшаяся за двумя замками.
    - Денис - Маша, Маша- Денис. Вы, кажется, знакомы... - Васнецова пропустила уже второго ночного гостя в квартиру, - Денис, пошли, я помогу тебе разобраться. Машуль, я скоро.
    - Я к Лешке зайду, посмотрю хоть на него, можно?
    - Ну ты спросишь тоже!
    Маше просто хотелось посидеть с сыном Жени и представить себе, как это, на самом деле,- быть матерью. Няня - это совсем другое. А когда на кону стоит будущее, которое может быть кардинально разным. Все зависело только от нее. А что, если ей не суждено просто испытать это счатье, о котором мечтают миллионы женщин? Страх накрывал сильнее, чем виски. И мартини. Было стыдно признаться сестре, что пила, что пила в гордом одиночестве, да еще и мешала. Но, надо сказать, пока Маша добиралась до сестры, она немного пришла в себя.

    Женя понимала, что скорее справится с Денисом и вернется к Клюевой, кажется, разговор обещал быть долгим, поэтому она быстро рассказала новоприбывшему, что да как, и поспешила обратно. Картина, которую наблюдала Женя, была достойна умиления: одной рукой Клюева обнимала Лешу, уткнувшись мальчику в спину, и мирно спала. Васнецова поспешила открыть форточку, чтобы запах выветрился, благо ночь была теплой.
    - Ты что-то быстро, - улыбнулся Денис, когда хозяйка квартиры вошла в комнату, где он разбирал сумку.
    - Она уснула. Я подумала, так даже лучше. Сейчас выспится, а завтра уже поговорю с ней. Хотя это будет сложно, после виски - то...
    - Так все серьезно?
    - Завтра точно узнаю, сейчас до конца доверять словам опьяневшей девушки, на которую свалилось разу несколько гор на плечи, - Женя не закончила фразу, пожав плечами, - Но мне ее очень жаль. Ситуация не из притяных.
    - В двух словах?
    - Лучше завтра.
    - Тогда ответь на другой вопрос. Как мы будем спать? Здесь только один диван.
    - И у порога одна тряпочка, Денис. Не расстраивайся, чем богаты.
    - Жень, - протянул парень, - Мы же взрослые люди.
    - Вот именно. Именно! Будешь спать в этой комнате. На полу!
    - Да что ты заладила?
    - Ау, Денис, я хозяйка - мне решать! -Васнецова была возмущена нахальством сожителя-на-неделю.
    - Не веди себя,как ребенок, "хозяйка". У меня вообще-то есть любимая женщина. - Денис осекся,- Несмотря на то, что мы в ссоре.
    Женя подбежала к шкафу, уходящему в потолок, распахнула дверцы, достала оттуда что-то увесистое и швырнула в Дениса. Это оказалась огромная перьевая подушка.
    - Убьешь ведь!
    - Да тебя не жалко!
    - Ты не меняешься... - Денису стало смешно.
    Ты не меняешься... Звучало в голове девушки. А ведь и правда - мало что изменилось. Женя прищурилась и спустя несколько секунд обмякла:
    - Ладно, твоя взяла.

    Ночь в квартире Жени Васнецовой прошла весьма неординарно. Четыре человека вместо привычных двух. В одной комнате царила тишина и мирное посапывание маленького Лёши. В другой комнате царила тишина мертвая, иногда нарушавшаяся тем, что Женя постоянно вертелась, будучи не в силах заснуть. Денис тоже не спал, но даже не шевелился.
    Васнецова чувствовала себя как на иголках. А все потому, что спиной чувствовала кареглазый взгляд, хотябыла уверена, что он был далеко не о ней.
    И все-таки что-то ёкало в пятках. Как когда-то.

    Давай чтоб вернули мне озорство и прыть,
    Забрали бы всю сутулость и мягкотелость
    И чтобы меня совсем перестало крыть
    И больше писать стихов тебе не хотелось...
    В.Полозкова "Давай будет так".


    - Ты спишь? - вдруг спросил он.
    - Нет.
    - Спи.
    Холодок прошел по спине.

    В освещении лунном мутненьком,
    Проникающем сквозь окно,
    Небольшим орбитальным спутником
    Бог снимает про нас кино.
    В.Полозкова.





    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:

    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000089-000-90-0<\/u><\/a>

    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 16 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1334
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 52
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 08.01.11 03:33. Заголовок: Пуфф.. 9. Маша прос..


    Пуфф..

    9.
    Маша проснулась посреди ночи и сразу не поняла, где находится. В голове мутными воспоминаниями стали всплывать эпизоды ушедшего дня. Отогнав от себя весь хлам, перемешавшийся в голове вместе с парами алкоголя, она проковыляла на кухню в поисках чего-нибудь съестного, и первым, что попалось ей на глаза, было белое вино. Нахлынувшие проблемы, накрывавшие все новыми и новыми волнами Машу с головой, заставили протянуть руку и достать бутылку.
    - Может, не надо?
    Клюева обернулась на голос сестры, стоявшей в дверях и сверлящей ее взглядом. Потом она демонстративно вернулась к холодильнику и достала любимый в праздники напиток.
    - Ты не мне это говори. Откуда в квартире у мамы с ребенком белое вино?
    - Ну, точно не тебя дожидалось. Маш, я тебя прошу...
    - Давай по бокалу? Мне больше не надо.
    Васнецова сдалась.Она принесла два бокала, Маша разлила вино и, как и обещала, убрала бутылку в холодильник.
    - Ты в состоянии сейчас говорить? - спросила Женя.
    - Думаю, стоит попробовать...
    - Ты уверена, что хочешь сделать аборт?
    - А мне что-то остается?
    - Поговорить. Тебе надо поговорить.
    - С кем, Женя, с кем? С Виктором? И что он мне ответит? Ему достаточно сделать мне ручкой. Беременна не от него .Что может быть ужасней.
    - А Паша? Ты не думаешь, что ты погорячилась?
    Маша подняла бокал:
    - Нет, не хочу говорить об этом, совсем не хочу. Пьем?
    - Пьем... Только за что?
    - Просто пьем... - Маша сделала глоток и поставила бокал на стол.
    Женя поднесла вино к губам и тут же в кухне раздался звон битого стекла.
    - О, подруга, это уже серьезно.
    - Да нет, серьезно у тебя, а у меня лишь маленькие помехи в жизни, - Женя закрыла лицо руками.
    - Ну, Женьк, рассказывай, что у тебя случилось?
    - Не что, а кто...
    После этих слов Маша отодвинула от себя бокал и взяла Женины руки в свои:
    - Что еще он тебе принес в твою жизнь?
    - Он ничего мне не может дать. Он спит в моей комнате сейчас, на моем диване... У него жена, они ждут ребенка. У меня у самой ребенок.
    - Но ведь...
    - Замолчи, пожалуйста.
    - Ты не боишься, что он тебя услышит?
    - Услышит что? Ты понимаешь, что это просто бред: мужчина, парень моей молодости, с которым было так много связано,а потом развязано - он в моей постели спит мирным сном. И да, именно потому, что он спит, он ничего не услышит.
    - Тебе бы хотелось?
    - Мне ничего от него не надо. Пусть живет эту неделю,а потом катится.
    - А за это надо выпить.
    - Только мне не из чего теперь, - Васнецова пожала плечами.
    Клюева подошла и обняла свою сестру так крепко, чтобы она могла физически ощутить всю поддержку, что давала ей Маша. Маша, у которой жизнь почти сломлена, пытается помочь ей самой. От собственного эгоизма подкатился ком к горлу.
    - Завтра приедет мама, чтобы забрать Лешку к себе. Я вообще не представляю, как я здесь буду.
    - Все будет нормально, не переживай.

    Разлюбила тебя, весной еще. - Да? Иди ты!
    - Новостные сайты читай. - С твоими я не знаком.
    И смеется. А все слова с тех пор - паразиты:
    Мертворожденными в горле встают комком...



    Маша уехала раньше, чем Женя проснулась, вернее ее разбудил звонок мобильного, оповестивший о скором приезде бабушки Лёши. Какой-то дурдом, ей-богу, за неполные сутки в ее квартире побывало больше народу, чем вообще за все время ее проживания там. Провалявшись еще некоторое время, она ощутила, как сосет под ложечкой, поэтому пришлось заставить себя встать с постели.
    В кухне ей открылась удивительно очаровательная картина: Воронцов с ее сыном завтракали хлопьями.
    - Я надеюсь, ты не против, что я тут похозяйничал? Ты спала, а мы были жутко голодны, - Денис улыбнулся. Женя опустила глаза.
    - Нет, конечно. Вернее, спасибо. Сейчас приедет мама, заберет Лешку. Ты невыходи в коридор ладно? А то я погрязну в объяснениях и оправданиях.
    Денис усмехнулся и кивнул, продолжив есть.
    - Леша, прекрати баловаться, - сердито шикнула мама на сына, начавшего играть с хлопьями, - Раз ерундой занимаешься, уже сыт?
    - Нет, нет, мам, - мальчик активно отрицательно завертел головой.
    В течение часа домой к Жене действительно приехала мама, которая была вся как на иголках: видно, что-то не ладилось на работе. Женя быстро собрала Лешку и, передав сына в надежные руки, спешила прощаться, чтобы ничем не выдать присутствия Дениса в ее квартире, однако от цепкого материнского взгляда не ускользнула пара ботинок у двери и мужская крутка на вешалке. Женя уловила интересующийся мамин взгляд, но была приятно удивлена, когда Людмила Сергеевна молча вышла за порог, поцеловала ее в обе щеки и удалилась вместо расспросов, что да как. Она поняла, что мама давно уже не видит в ней ту маленькую девочку, какой она была еще совсем недавно. И это придало ей моральной силы. Может, зря она сама в себя не верит. Что такого, что с ней неделю поживет ее прошлое? Ничего, ничего не случится, права Маша.


    - Почему вы поругались?
    Женин голос рушит тишину ее комнаты, темноту и тусклый свет лампы над креслом, где Денис сидит и читает какой-то бульварный роман.
    - Зачем тебе это знать?
    - Ну, я же должна быть в курсе, отчего у меня дома ютится квартирант.
    - Знаешь, лучше ты мне ответь: Что происходит в твоей голове? - Он кладет книгу и смотрит прямо на Женю.
    Тонкая, как струна, невысокого роста, немного испуганная, она стоит сейчас в этой полутьме напротив него и не понимает, о чем речь, она не знает, о чем с ним говорить.
    - Не понимаю. Что ты имеешь ввиду?
    - У нас вроде как дружба, ты разрешаешь мне у себя пожить, а сама между тем мечтаешь о том, чтобы я съехал.
    - С чего ты взял? - испуг в глазах смешался с приливом злости.
    - Ты вчера об этом Маше долго и упоительно рассказывала. Нет, если тебя что-то пугает, может, я не знаю... Я съеду. Просто не понимаю твоего отношения. Мы же друзья.
    - Какие к черту..., - она осеклась, - Воронцов, какого ты сидишь, когда я с тобой разговариваю?!
    - Вот это уже похоже на тебя. На ту, к которой я привык.
    Начала разгораться ссора. Что-то закипало в венах. Воронцов рывком поднялся с кресла. Он стоял перед ней и смотрел прямо ей в глаза.
    - Требуешь этикета?
    - Я у себя дома.
    - Да ты всем своим видом даешь понять, что мне здесь нет места! Не могу поверить... Меня за два дня выгоняет уже вторая женщина!
    - Видимо паршивый из тебя мужчина.
    Скандал нагревался как от раскаленной лампочки над креслом.
    - Я не могу понять, Васнецова, что тебя доводит?
    - Я абсолютно спокойна и адекватна. А тебе пора уйти.
    Воронцов злился, его распирало от агрессии. Чтобы не сорваться в очередной раз, он быстрым шагом покинул комнату. Женя схватила в охапку какие-то попавшие под руку его вещи и вылетела за ним.
    - Забери это к чертовой матери и уходи.
    Она швырнула это прямо в него. Он хватает с вешалки куртку и от нервов он не может ее даже натянуть.
    Женя ловит себя на мысли, что молчание длится долго. Оно заполняется тем, что она не может оторвать глаз от его шеи, от крестика на груди, от родинки у ключицы. Что-то новое, нет, давно забытое старое просыпается внутри.
    Васнецова пытается говорить спокойным голосом:
    - На кухне ключи от машины. Я принесу.
    Она разворачивается на пятках и идет прямиком туда, отгоняя навязчивые идеи. Денис идет за ней, чтобы быстрее с этим покончить.
    Она кладет ключи ему прямо в ладонь. Где-то в глубине подсознания она успокаивается. Только одно не дает ей покоя.
    Только уйди, уйди скорее, иначе мне нестерпимо захочется тебя поцеловать.
    - Объясни мне одну простую вещь... Почему ты так боишься, что я останусь?
    - Я не боюсь. Пусть за тебя, за что угодно боится Ника...
    - Это что, ревность? Васнецова, не сходи с ума! Мы чужие друг другу люди.
    - Я знаю, поэтому сам не пори чушь. Я никогда тебя не ревновала.
    - Да ты даже не смотришь на меня!
    - А тебе не плевать?
    Уйди, прошу...
    - Я утром подметал здесь осколки. Посуда у тебя самостоятельная - сама бьется, видимо.
    - Видимо.
    От нее пахнет зеленым чаем. Этот запах он ни с чем не путает. Женя пахнет собой и чаем. Всегда так.
    - Воронцов, уходи. Иначе...
    - Что ты делаешь?
    - Денис, у тебя Ника, у тебя будущая семья. Уходи лучше.
    От нее пахнет зеленым чаем.
    - Твою же мать, Васнецова, что ты делаешь?

    ...тише, детка, а то нас копы найдут
    или миссис салливан, что похлеще
    море спит, но у пирса всхлипывает и плещет
    младшие братья спят, и у них ресницы во сне трепещут
    ты ведь будешь скучать по мне, детка, когда упакуешь вещи
    когда будешь глядеть из иллюминатора, там, в ночи...
    - замолчи, замолчи.
    пожалуйста, замолчи.
    В. Полозкова "Sweetest Goodbye".


    Она стоит очень близко и от нее пахнет зеленым чаем.
    - Сам виноват, я не железная.
    Она целует его и держит в сжатой руке ворот его куртки. Она не может от него оторваться. Сознания такое мутное, что она начинает забывать, где находится. Одна мысль не дает ей покоя: эта куртка ей мешает. Она быстрыми движениями снимает ее с него и вдруг резко отходит.
    Этот крестик, ключицы, ворот. Родинка. Шея. Они сводят ее с ума.
    - Извини, это нахлынуло...
    - Женя.
    - Да замолчи же ты наконец, - она опускает глаза в пол. На полу лежит скомканная его куртка.
    - Я ничего не понимаю.
    - Веришь, я тоже? - она смеется колко, почти ежово. Сдержанно и хрипло.
    - Ты уходил.
    - Но ты же хочешь, чтоб я остался...
    - Нет, забудь. Это был просто порыв.
    Дениса вдруг охватывает пробивающее чувство безысходности. Он поднимает куртку с пола, быстро одевает ее, обувается, забирает ключи от машины и выходит в общий коридор.
    Просто так нельзя. Могло быть иначе, но только когда-то давно. И ей даже не стоит думать о том, как сладостно бывает снимать с него его футболки и рубашки. Ей нельзя было поддаваться. А раз поддалась, то остановиться нужно вовремя, как бы ни было больно. У него семья, у нее семья. Это просто какой-то ночной бред.
    Она не оборачивается, когда он уходит. Дверь хлопнула, она повернула ключи в замке.
    В этой квартире уже давно не было так одиноко. Лет сто, не меньше.
    С пустотой говорила Женя, сидя на полу, облокотившись спиной об дверь, сглатывая подкатывавшие к горлу неприятные настойчивые комки, шепотом медленно повторяя словно молитву слова:
    - Я не люблю тебя больше.

    ...- Разлюбила тебя, афишами посрывала!
    - Да я понял, чего ты, хватит. Прости, что снюсь.
    И молчит, выдыхая шелковый дым устало,
    И уходит, как из запястья уходит пульс.
    В.Полозкова.


    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:

    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000089-000-120-0-1290532900<\/u><\/a>

    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 15 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1338
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 52
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 08.01.11 23:20. Заголовок: Обещала себе, что вы..


    Обещала себе, что выложу проду, как только наберется 10 спасибов Вот, собственно, и она.
    Уже написаны 11 и 12 главы, а условия все те же


    10.

    Джеффри Тейтум садится в машину ночью, в баре виски предусмотрительно накатив.
    Чувство вины разрывает беднягу в клочья: эта девочка бьется в нем, как дрянной мотив.
    «Завести машину и запереться; поливальный шланг прикрутить к выхлопной трубе,
    Протащить в салон.
    Я не знаю другого средства, чтоб не думать о ней, о смерти и о тебе»...


    Проходит час. Хотя, честно говоря, сложно определить сколько точно прошло времени. На часы он не смотрит принципиально. Он готовится встречать рассвет. И плевать сколько времени ему еще приедтся просидеть в этой машине.
    Может, удастся поспать? Нет, не удастся.
    Он до сих пор не уехал. Сидит и чего-то ждет. Ждет, пока в окнах ее кухни погаснет свет. Или, может быть, ждет, пока официально настанет утро. А возможно он ждет чего-то от самого себя. Сон не идет: ему мешает необъятные просторы мысли, не отпускающие его голову.
    Что происходит в его жизни? Кажется, что все и всё вокруг сходит с ума и превращается в бесконечный бред сумасшедшего.
    Что не дает тебе покоя? Мальчик, который сейчас живет у родителей этой непонятной девчонки. Да, именно девчонки, потому что, как бы она не старалась, ей не удается убить в себе то, что убить нельзя: настоящее. Она хрупкая, пугливая, она пытается все это замалевать красками смелости, решительности, экспрессивности, если хотите. Она всегда прячется за сильными чувствами. Но он ее уже почти выучил. Что мешало, так это только разрыв, равный шести годам. Но она не меняется. Да ничего, никто, по сути, не меняется.

    ...Джеффри нет, не слабохарактерная бабенка, чтоб найти себе горе и захлебнуться в нем.
    Просто у него есть жена, она ждет от него ребенка, целовал в живот их перед уходом сегодня днем.
    А теперь эта девочка – сработанная так тонко, что вот хоть гори оно все огнем.
    Его даже потряхивает легонько – так, что он тянется за ремнем...
    В.Полозкова "Джеффри Тейтум".


    Он вспомнил вдруг тот день, когда она от него ушла. Тот последний день, который стал очень жирной точкой, которая, как и всегда бывает, превратилась в запятую. Ведь люди, расставаясь ,сами часто не ожидают, что это не конец. И это не было концом.
    Но не зря же он себя ей уделял в последнее время. Ей и ее сыну. Что между ними может быть? Это не похоже на правду, не похоже на жизнь.
    Резкими неожиданными толчками в память врывается картина этой ночи, когда она его неожиданно целует, скидывает его куртку, а потом, сдерживаясь, выпроваживает за дверь.
    И этот зеленый чай, эти зеленые глаза...

    Женя подлетает к двери сразу, как раздается звонок, как будто ждала. А она ждала, да. Надежда не отпускала до последнего.
    Дверь хлопает тяжело, как будто на последнем издыхании.
    Женя рывком скидывает эту проклятую куртку с гостя, сама его обнимает, не в силах и без желания освобождаться от его объятий. Она отталкивает его, чтобы задать вопрос:
    - Да что ты тут делаешь?
    - Я просто не смог заставить себя уехать.
    - Воронцов, пойми, это сумасшествие.
    - Хоть сейчас, заткнись, Васнецова, - он тяжело дышал и не мог прийти в себя.
    - Но это же ошибка, - лепечет она, уже совсем ничего не соображая, лепечет для того, чтобы он ее прервал, сказл, что это не так.
    - Тогда давай ее совершим?
    Он целует настойчиво, долго, она не смеет ему перечить. Ей не хочется прерывать ни секунды этого разговора чувств. Для нее сейчас нет ничего важнее, ничего нужнее, кроме его прикосновений и поцелуев.
    Но вся проблема была лишь в том, что она не умела ему сопротивляться, а он не мог перед ней устоять.
    Она лишь на пару секунд бросает это увлекатеное занятие, чтобы пролепетать взволнованное:
    - Ты выскочил в куртке и в одной футболке, на улице тепло, но...
    - Пользуйся моментом, - шутливо произнес Денис, зарываясь носом в ее волосах. Он целовал ее шею.
    Да, вот то, что ей мешало: ей показалось, что на нем было слишком много одежды. И, откровенно говоря, ей это совсем не нравилось.
    - С твоего позволения, - на лице заиграла игривая улыбка, когда она отошла от него на шаг, чтобы стянуть с него эту футболку.
    Боже, этот одеколон, этот сумасшедший запах и запах его тела все сильнее пробивал ее сознание.
    - Я же с тобой с ума сойду...
    - Я не знаю, когда успел, но я уже сошел.
    Она расстегивает его ремень неуверенно и несмело, руки отчего-то дрожат. Он рукой поднимает ее лицо и вновь целует. Такие секунды превращаются в вечность в памяти. Она кожей чувствует его холодные пальцы у себя под майкой, взбирающиеся вверх по спине, его прошибает от озноба и электричества. Он почти нервно снимает с нее майку, и та летит куда-то на пол. Плевать.
    Сейчас уже на все плевать. У нее есть он, а у него она. Этот взрыв чувств никто не в состоянии подавить.
    - Наверное, - задыхаясь от поцелуев, пытается произнести Женя, - Стоит остановиться, пока не поздно.
    - Когда в тебе появилось столько здравого смысла?- он целует шею где-то за ухом, отчего девушка взвивается как змейка в его руках.
    Она мотает головой, будто пытаясь сказать: "не знаю".
    Женя обреченно выдыхает сдавленное:
    - А вот теперь поздно.
    Дверь в комнату жизни громко грюкнула по стене, когда они переместились к дивану, приютившему их двоих прошлой ночью. Они уже не могут остановиться. Васнецову, надо признаться, сводила с ума эта верхняя растегнутая пуговица на его джинсах, и никакого терпения не хватало, чтобы удержаться и не попробовать их стянуть. Между прочим, Воронцов имел в этом деле больший успех, так как Женины бриджи уже красовались на оставленном им кресле, поэтому он стремился помочь девушке справиться с застежками и грубой тканью своих джинсов.
    В очередной раз с невообразимой неохотой отрываясь от тела Дениса, Женя произнесла действительно какую-то чушь:
    - Ты ведь совершенно не тот, кто мне нужен...
    - Ты из этой же оперы, уж поверь. А теперь, можно я закрою твой рот?
    - Скорей же, - ей не терпится вновь и вновь ощущать эти поцелуи.
    У нее губы мягкие и податливые, руки у обоих настойчивые. Желание непреодолимое. И невероятный голод по давно забытым прикосновениям. Его плечи, его спина... Она обнимает, гладит, как может, как хочет, как давно уже хотела. Его руки скользят по пояснице и плоскому животу. Это даже не ложь, это блеф, а не реальность. Так не бывает...
    Мозги в отключке. Именно в отключке, иначе как объяснить, что они застряли на одной лишь мысли: "Я схожу по тебе с ума".

    - Знаешь, что мы с тобой наделали?
    Ответа не последовало.
    - Ты ведь скоро вернешься к ней. И вы вновь будете вместе. Это все ничего не будет значить.
    - Я не знаю, что будет. Но поверь мне, это значит для меня многое, - он гладит ее рукой по спине, шее.
    - Тогда не уходи с утра. Я хочу увидеть тебя при свете, - она тихо и грустно усмехается.
    - Не волнуйся, увидишь, а теперь спи.


    Маша в эту ночь сидит подавленная в рубашке Виктора напротив него за столом в гостиной, задрав ноги на кушетку. Она смотрит куда угодно, только не в глаза, только не на него.
    Он нервно стучит пальцами по столу и напротив не сводит с неё глаз.
    - Как так...
    - Так получилось.
    - Он знает?
    - Еще нет. Но сказать я ему должна.
    - Мария, что ты решила?
    - Если ты против, то я сделаю аборт.
    Он посидел в молчании несколько минут, которые показались ей целой прожитой жизнью, а потом произнес:
    - Хорошо, что сказала мне, а не поспешила. Иначе ты могла наломать дров.
    - Что ты хочешь этим сказать?
    - Ребенка убивать не надо. Но я не думаю, что нас с тобой что-то ждет, - голос был сухим и немного хрустящим, ломающимся. Виктору было тяжело. Слезы вдруг, не сдержавшись, не попросив разршения, хлынули наружу из глаз Марии.
    - Тогда мне придется к нему вернуться. Я не хочу возвращаться к Паше, хотя он достойный, но я...
    Виктор шумно выдохнул и с горечью произнес:
    - Ты такая сейчас красивая.
    Девушка одной рукой стерла мокрые дорожки с лица.
    - Не говори ни слова.
    Она снимает с себя его рубашку, складывает ее, затем надевает свое платье и просит:
    - Отвези меня домой.
    - Конечно.

    У двери квартиры Павла Клюева стоят двое. Виктор проводил Марию до порога. Но он не может уйти. Она один раз целует его нежно и, тут же отпрянув, произносит, еле шевеля губами:
    - Прости.
    Несколько минут нужно на то, чтобы он, наконец, отпустил ее руку.
    Необыкновенная выдержка нужна, чтобы наблюдать, как она скрывается за дверьми этой квартиры.
    Необъятная сила воли нужна, чтобы уехать оттуда как можно быстрее и как можно дальше.


    Женя просыпается рано утром, когда комната будто объята чем-то серо-синим, и не видит Дениса. Пугается, что ушел, как только она позволила себе уснуть. В коридоре спотыкается об его футболку и быстрым шагом идет на кухню. Так и есть: он стоит у окна в одних джинсах, застегнутых ремнем.
    Совершенно не тот мужчина? Это же откровенный бред. Нет никого роднее, лучше, ближе.
    Она подходит со спины и обнимает сзади.
    - Ты уезжаешь?
    - Я подожду, пока рассветет.
    - Я уже не усну.
    - Тогда сделай мне чаю. Без сахара.
    - Какой?
    - Зеленый.

    ...Низкий пояс джинсов, рубашки вырез,
    он мальчишка, он до конца не вырос,
    он внезапный, мощный, смертельный вирус,
    лихорадящая пыльца;
    он целует влажно,
    смеется южно,
    я шучу так плоско и так натужно,
    мне совсем, совсем ничего не нужно,
    кроме этого наглеца...
    В.Полозкова "Камлать".




    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:

    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000089-000-120-0-1290532900<\/u><\/a>

    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 17 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1339
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 52
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 09.01.11 18:25. Заголовок: 11. - Мы с тобой взр..


    11.
    - Мы с тобой взрослые люди, да, поэтому давай решать, что нам делать дальше.
    - Я тебе говорила, что не знаю.
    Она впервые не знает, что ей с этим делать. Что им делать.
    -Я, как ни посмотрю, ты такой взрослый... А отчего же уехал от меня в то утро?
    - Надо было подумать.
    - И к чему-то пришел?
    - Ни к чему, ты знаешь. Это все сложно.
    Они сидят в кофейне; у него остывший Эспрессо, она же квыряет ложечкой свой десерт. Ни ему, ни ей в горло кусок не лезет. Тогда что они здесь сидят, напрашивается вопрос? Просто эта кофейня- приличное место, единственное, где они сейчас могли сдерживать себя при малейшем взгляде. Это напоминало то, как они встречались давным давно, не любя.
    Что-то более крепкое, тянучее притягивало Женю к Денису. Она не знала, что может чувствовать он, но ей казалось, что зеркально.
    - Ты поговорил с ней?
    - Да как я могу... Особенно сейчас. Я не представляю, чем это может кончиться.
    Его мобильный засветился и, вибрируя, начал приплясывать на столе. На дисплее высветилось "Ника". Денис, не двигаясь, смотрел на телефон. Тогда Васнецова подвинула устройство ближе к нему и сухо проинесла:
    - Ответь.
    Денис поднес телефон к уху.

    Девушка уже начинала раздражаться от того, что он так долго не поднимает трубку. И, честно говоря, ее стала пугать эта долгая пауза. В одной руке у нее был телефон, в другой- тяжелые сумки. Неспеша она подходила к "зебре". Прослушав пару гудков, она остановилась и стала ждать светофора. Судя по всему, она возвращалась из магазина с покупками, и ей было тяжело: беременная, так еще и с кучей пакетов и сумкой.
    - Алло, ну неужели ты ответил. Денис, нам нужно поговорить, я уже боюсь этой неизвестности.
    - В чем я с тобой согласен, так это в том, что поговорить действительно нужно. Ты сейчас где?
    - Около нашего дома, стою на светофоре. Было бы неплохо, если бы ты подъехал.
    - Хорошо. Когда увидимся?
    - Ну, в течение часа ты как?
    - Да я недалеко, за полчаса доберусь, думаю.
    - Хо...
    Она не договорила, голос оборвался хриплым звуком и превратился во вскрик, телефон выпал из рук, а собседеник услышал лишь грохот, непонятный визг, кажется, тормозов, а потом связь прервалась. Засигналили машины и движение на улице встало. Вылетая на повороте, не дождавшись своего светофора, водитель сбил переходившую дорогу беременную женщину.

    Денис пытался перезвонить, но без результатно: "Абонент не отвечает или временно недоступен". Телефон Ники вырубился почти мгновенно, как он услышал хоровое скопление ужасающих звуков на улице.
    - Что-то случилось... Она не отвечает. Готов поклясться, что-то случилось!
    - Тихо, упокойся. Ты сейчас поедешь туда и во всем разберешься.
    - Жень, едем со мной, мне кажется, что мне понадобится твоя поддержка.
    Отчего-то Воронцову казалось, что случилось что-то непоправимое. Что-то в момент, когда голос Вероники перерос в крик, а вокруг послышались длительные сигналы машин, именно в этот момент что-то оборвалось в его жизни.
    Он вскочил, быстро стал рыться в кошельке и, бросив скомканную "тысячу", схватил Васнецову за руку и они вылетели из кофейни.
    Дорога казалось слишком долгой и мрачной. Обычно, путь от этого района до того перекрестка, о котором говорила Вероника, занимает не более пятнадцати минут, как и сейчас. Ну почему они так долго тянутся...
    Бешеная тревога не покидала Дениса. Ему пульсом давило на виски.
    Что-то случилось.
    Женя молчала и не двигалась, только иногда постукивала оледеневшими от напряжения пальцами по ручке на двери.

    Они приехали на место, но уже опоздали. С тем, что они не ошибились с пунктом назначения, спорить не приходилось: машина,улетевшая на тротуар, карета скорой помощи, скрывающаяся за поворотом, небольшие кучки зевак, собиравшиеся неподалеку от места происшествия - это была лишь малая часть всей открывшейся картины.
    Воронцов затормозил недалеко от милицеской машины, к которой сразу же ринулся, не дожидаясь Женьку. Она подоспела к нему минутами позже.
    - Что здесь произошло?
    - Водитель сбил переходившую дорогу девушку, - монотонно ответил "охранник закона", что-то записывая.
    - Кто, какая?
    - Гражданка Кирсанова, 25 лет.
    - Она жива?
    - Жива, - послышался сзади голос Васнецовой, - мне ребята сейчас сказали, что это ее сейчас увезли.
    Денис был непривычно бледного цвета.
    - Да вы наконец посмотрите на меня! - он уже не выдерживал, глядя на равнодушного мужчину, которого интересовала, кажется, лишь бумажная часть этого дела.
    - Кто Вы? Вы родственник?
    - Да, я родственник, - Денис облизал пересохшие губы, - ... Муж.
    Женя отошла на шаг назад.
    - Пройдите туда, - мужчина махнул рукой куда-то в сторону, - Вас проинформируют, куда ее отвезли.

    У Дениса тряслись руки, и Женя постоянно переживала, может ли он вести машину. В итоге он психанул и гаркнул на нее. Это вызвало волну злости в ней, но она сдержалась, понимая, как ему сейчас тяжело. Реально понимая! Ведь совсем недавно к ней в больницу поступил пациент, которого она знала, который был на тончайшее грани между жизнью и ...
    Она понимала. И она заставляла себя молчать и держаться,а главное, поддерживать его.
    - Это же больница, где ты работаешь.
    - Верно.
    - Так позвони же туда! Узнай что-нибудь! - Денис с силой ударил по рулю; машина просигналила пустой улице, - Извини... Ты можешь что-нибудь сделать?
    - Это не мой профиль, понимаешь? К тому же там другой врач сейчас заведует.
    - Мне плевать, кто там заведует. Сделай что-нибудь, прошу!
    Васнецовой было явно нехорошо. Спустя некоторое время она произнесла:
    - Повезло ей, что ты так ее любишь.
    Денис не ответил. За этой фразой Жени тогда последовало монотонное:
    - Ехать недалеко осталось. По приезде я пробью информацию.
    Больше ни слова.
    Остановившись у ворот больницы, Денис повернулся к попутчице и спросил:
    - Жень, а почему ты тогда решила взять меня под свой контроль после той аварии?
    Васнецова выдохнула, ничего не ответила, и вышла из машины.

    - Ты что тут делаешь?- Женя аж вспыхнула.
    На кресле у кабинета сидела Клюева, закрыв лицо руками. Услышав голос сестры, она подняла голову:
    - Женька... Я так рада, что ты здесь. Ты знаешь, я все-таки решилась, - слеза тонко заструилась по ее щеке.
    - Я вижу. Но теперь я тебе скажу: быстро бери вещи и уходи отсюда!
    - Ты с ума сошла?
    - Поступай,как знаешь, но если ты убьешь своего ребенка, можешь забыть о том, что у тебя есть сестра.
    - Да что ты такое говоришь? Ты же знаешь мою ситуацию. Я все-таки решила, что так будет лучше.
    Васнецову знобило.
    - Ты дура, Маша. Не делай этого. Я этого когда-то не сделала и тебе не советую.
    - Да что такое?
    - Послушай меня, пожалуйста, - она опустилась на корточки перед старшей сестрой, - Я помогу тебе, чем смогу. Но уйди отсюда прямо сейчас. У меня не хватит сил тебе сейчас все объяснить, просто уйди.
    - Что-то случилось?
    - Случилось. А теперь бери вещи и туда, - Женя встала и махнула рукой на дверь у лестницы, - И чтоб я тебя здесь больше не видела.

    ...Боженька нянчит, ни за кого не прочит,
    Дочек делить не хочет, а сам калечит.
    Если графа «отец», то поставлен прочерк,
    А безымянный палец – то без колечек.
    Оттого, что ты, Отче, любишь нас больше прочих,
    Почему-то еще ни разу не стало
    легче.
    В.Полозкова Father Figure.


    Нервы у Дениса давно ни к черту. А сейчас, ему казалось, у него их уже просто скоро не останется. Он сидел в комнате ожидания и не знал куда себя деть.
    - Денис, я все узнала, - в дверях появилась взволнованная Женя.
    - С ней все в порядке?
    - С ней еще пару дней будет не все в порядке. Но состояние стабильное. А это очень хорошо, - она села рядом с Воронцовым.
    - Жень, с тобой все нормально?
    - Только что видела одну свою знакомую в больнице. Д-да, все в норме.
    - А с Никой точно все будет в порядке.
    - Что мне гарантировали, так это то, что в себя она придет через несколько суток.
    - Я не буду уезжать, - твердо сказал Денис, - А ты можешь быть ее лечащим врачом?
    - Я попробую что-нибудь сделать для неё. Но ничего не обещаю.
    Только сейчас Денис заметил, как у Жени дрожали руки. Язык не поворачивался, но он все же спросил высохшим, выцветшим, хриплым голосом о том, что его пугало больше всего:
    - Женя... А ребенок?
    Васнецову сглотнула.
    - Выкидыш.



    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:

    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000089-000-120-0-1290532900<\/u><\/a>


    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 17 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1342
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 52
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.11 02:46. Заголовок: После этой главы буд..


    После этой главы будет перерыв, т.к. 3 последние были написаны влет, а вот ,когда 13 будет, сказать точно не могу. Как карта ляжет.
    А пока...


    12.

    Как и говорил, он оставался у палаты, где лежала Кирсанова. Он ночевал там, ходил по врачам, требовал, чтобы они делали все необходимые анализы. Он чувствовал себя должным ей. Женя же делала все, что было в ее силах и в ее связях. Лечащим врачом по-прежнему был другой специалист.
    Когда Денис был уже просто не в состоянии находиться у палаты, он уезжал к Жене и отсыпался. Она поддерживала его как могла. Как позволяли собственные силы и выдержка.
    Только ей с каждым днем становилось все тяжелей и тяжелей.
    Кирсановой через двое суток стало хуже, и она пролежала без выписки дольше, чем первоначально говорили врачи.
    Это сказывалась и на психике Воронцова и Васнецовой.
    Как-то она принесла ему кофе, чтобы он взбодрился.
    - Спасибо.
    - Да мне не за что. Ты же знаешь, я сделаю для тебя все, что в моих силах, - она садится с ним, и кладет голову ему на плечо.
    Он обнимает ее одной рукой.
    - Я прожил с ней несколько лет, я хранил в себе уверенность в том, что она мне дорога. Но сейчас, сидя под ее палатой, я понимаю, что это было просто чувство благодарности за комфорт, за семейный уют что ли, который она мне дала. А потом ребенок... Я не думал, что смогу быть таким счастливым. Когда мы с тобой снова встретились, мне даже стало горько от того, что я не знал, что в твоей жизни есть такое чудо, как Лёша.
    Женя отодвинулась от Дениса.
    - Что теперь будет?
    - А есть варианты? Ты прости меня за всё, но я немогу от нее уйти хотя бы сейчас.
    - Ты не должен уходить. Я этого не прошу. У нас с тобой отношения сейчас как когда-то. Никто никому ничего не должен. Это золотые слова, - она горько усмехается, - Ты мне ничего не должен. Господи, что такого: встретились, повспоминали, полюбили, покувыркались и разбежались... С кем не бывает.
    - Женя...
    - Я в порядке.
    - Я услышал в твоих словах одно: полюбили.
    - Да, Воронцов, ты все правильно услышал. Я тебя люблю. И поэтому ты ничего мне не должен. Это эгоистичное чувство, эгоистичное заявление. Возможно ты бы испугался и подумал, что тебе теперь с этим делать. Но не надо, потому что я ни к чему тебя не обязываю. Я просто буду тебя любить. Сама, без всякой ерунды.
    - Женя...
    - Да прекрати, перестань назхывать меня по имени, - девушка отвернулась от Дениса к окну.

    Женя никак не могла понять, почему фамилия у Вероники была не по мужу. Она спрашивает об этом у Дениса, который паковал свои вещи.
    - Я как-то ляпнул спьяну, что не вижу ее со своей фамилией, так она потом зареклась ее не брать.
    Замок что-то не застегивался. Денис рванул его и... И все, готово.
    - Ну, теперь не знаю, когда увидимся.
    - Зато ты знаешь, что я тебе всегда рада. И Лёша.
    - Когда Людмила Сергеевна-то его привезет?
    - Не знаю, они же решили его взять с собой на дачу пока лето, да и на нас столько навалилось... Я уже соскучилась по нему.
    - Не переживай, всё будет. Ты закроешь?
    - Да. Только ты вот сейчас уходи, а я выйду из комнаты минут через десять и тогда уже закрою двери на замок.
    Воронцов непонимающе на нее посмотрел.
    - Я не хочу видеть, как ты уходишь.
    Он кивнул, взял сумку, вышел в прихожую. Минута - и грохнула дверь.
    Васнецова внимательно изучала стену уже двадцать минут, а квартира все еще была открыта. У нее не было никакого желания подниматься и как-то менять свой образ деятельности. Но сейчас она все же заставила себя встать и плестись по опустевшей комнате в прихожую.
    Звякнули ключи: замок закрыт.
    И только тогда она услышала удаляющиеся тихие шаги на этаже.
    Закрывается замок и что-то внутри. Громко звеня, закрывается, не спрашивая разрешения.

    Когда Стивен уходит, Грейс хватает инерции продержаться двенадцать дней.
    Она даже смеется – мол, Стиви, это идиотизм, но тебе видней.
    А потом небеса начинают гнить и скукоживаться над ней.
    И становится все темней...
    В.Полозкова "Грейс".


    Она стоит запыхавшаяся и красная, темные пряди волос падают на глаза, она пытается их сдувать, но не получается. Она еле стоит, ноги ее дрожат, она пытается шевелить губами, но не получается. Она давно уже пытается начать жить, но не получается.
    Он, влюбленный, смотрит на нее черство и каменно и выдавливает из себя:
    - Зачем ты пришла?
    А она стоит в коротеньком синем платье и длинном черном пиджаке, поправляя растрепавшуюся прическу и слабо с оттенком горечи улыбается, очевидно готовая свернуть горы.
    - Я из-за тебя чуть не лишилась ребенка. Я переплакала три дня только из-за осознания того, что я могла сделать.
    - Но ведь я же говорил тебе, чтобы ты этого не делала.
    - Решение остается все равно за мной. И да, я сказала Паше.
    - И что ответил? - безэмоционально спросил Виктор, он будто проглотил сухой ком.
    - Неважно, что он ответил. Я просто чувствую себя там защищенной. Я вернусь к нему.
    - Зачем тогда приехала ко мне домой? Ты же знаешь, чего мне стоит тебя видеть?!
    Он злился. Ей это нравилось.
    - Я приехала закончить. Но прежде будет эпилог.
    - Что, о чем ты?
    - Когда-нибудь я рожу ребенка, его отцом будет Паша, они оба будут меня любить. Я буду вспоминать тебя, когда мне захочется вспомнить, как это вообще: влюбляться. Поэтому получай удовольствие. Я надеюсь, что это последняя наша встреча.
    Маша сделала шаг навстречу и оказалась в сантиметрах от Виктора. Она обвила его шею руками и припала к его губам. Сначала с неохотой, а потом с нарастающим желанием он отвечал ей. Ему казалось, что если не ответит, то это закончится в этот же миг: она исчезнет.
    Она и так исчезала. Она пришла с ним попрощаться.
    Пришла, потому что любила. Прощалась, потому что он сам ей отказал, когда она призналась.
    Она целовала его и тонула, тонула. Она забывала саму себя. Наконец он не выдержал. Он подтолкнул ее в сторону квартиры, она вошла. Он быстро закрыл дверь и, оборачиваяь, тут же наткнулся на ее губы. Она целовала его так неистово, как целуют в последний раз.
    Абсолютно точно ее мужчина. Но это просто не судьба.
    Но судьба сейчас на двоих одна, и играет она в злую шутку. И м больно, но это самое большое счастье: видеть и чувствать друг друга в последний раз.
    Виктор подхватывает Марию на руки и, шепча какие-то непонятные самые романтичные слова на свете, несет ее в комнату.
    Самая феерическая ночь в ее жизни. Она никогда не будет счастливее, чем в последнй день, проведенный с любимым человеком.
    Да, этот точно последний, иначе она предаст себя и будущего ребенка.

    - Маша, - сдавленно зовет он ее, когда утром она, уже одетая, гладит его по волосам, он открывает глаза и видит, что она улыбается, - Маша, как же я люблю твою улыбку.
    Она улыбается еще шире. Впервые он называет ее уменьшительным именем. Впервые он, кажется, чувствует её своей.
    Он приподнимается на локте. Её лицо становится на миг серьезным, она резко встает с постели, хватает свой пиджак и быстрым шагом уходит, не дожидаясь, пока он закроет за ней дверь.
    Выбежав наулицу, Маша поправляет прическу, натягивает поплотнее пиджак и семенит по тротуару в сторону проспекта ловить машину.
    Она не плакала, но ей хотелось кричать.

    Она садится в первое пойманное такси и сразу не сообразит, куда ей ехать. А потом решает: прямиком к Жене.
    Дверь открывает девушка с пустыми глазами, её сестра.
    - У тебя есть время?
    - Конечно, Маша. У меня времени без него вагон, - она пропускает в квартиру свою гостью.
    - Нам бы выпить, но раз ребенка оставила, то мне нельзя.
    - Тогда просто поговорим.

    Эмили вернулась живой с любви, теперь
    Мы по пятницам с нею пьём.
    Она лжёт, что стоило столько вытерпеть,
    Чтоб такой ощущать подъём.
    Вся набита плачем сухим, как вытертый
    Чемодан - неродным тряпьём...
    В.Полозкова "Эмили".




    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:

    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000089-000-120-0-1290532900<\/u><\/a>



    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 15 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1344
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 52
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.11 18:03. Заголовок: Я решила, что пока п..


    Я решила, что пока получается, надо писать. Поэтому села и написала 13ю часть.
    Не знаю, это странно, но читать и судить вам. Признательна буду, если хоть иногда в тему с комментариями будут заглядывать люди, а то отдачи почти никакой...

    Спасибо, Женя.




    13.
    Часы тикают медленно, будто чего-то ждут. Маша сидит, закинув ногу на ногу, и пытается изображать спокойствие. Но это тиканье, кажется, самое громкое, что она когда-либо слышала, сводит ее с ума.
    Наконец, из кабинета высунулась белобрысая голова в очках и интересующимся взглядом оценила обстановку.
    - Паша, - как-то на выдохе произнесла Клюева.
    - А, это ты...
    - Да, только не говори, что не узнал, - Маша поднялась со стула и подошла к двери. Блондин предпочел нужным все-таки к ней выйти.
    - Понимаешь, у меня сейчас много работы, я не могу тебе...
    - Паша, я же знаю, что у тебя сейчас перерыв. Я ради того, чтобы не упустить тебя, сижу здесь уже минут сорок. А ты мне сейчас говоришь, что ты занят? - брюнетка закрыла глаза и втянула носом воздух, - Ты дашь мне пройти? Это важно.
    - Хорошо, входи.
    Каблуки привели Машу в офис своего мужа. Она особо не осматривалась, хотя раньше никогда не была на работе у Павла, и села на крутящееся кресло у стола владельца кабинета.
    Клюев постоял в двери, оглядываясь, будто надеялся, что он сейчас кому-нибудь понадобится и сможет уйти, но никого не было. Тогда он захлопнул дверь и сел напротив Маши. Стал перебирать какие-то бумаги, распихивая их по папкам невпопад.
    - Ты закончил? - усталостью Маша пыталась скрыть свою панику.
    - Д-да, что ты хотела? - он поправил очки и, опустив глаза на Машин живот, спросил - Все в порядке?
    - Да все нормально, - она кивнула.
    Посидели в молчании еще несколько минут, потом Маша вскочила и нервно начала изучать каблуками пол Пашиного офиса.
    - Может, все-таки сядешь?
    Она резко развернулась к нему лицом:
    - Как ты считаешь, у ребенка должны быть оба родителя?
    - Ну вообще да.
    Главное быстро сказать, быстро.
    - Я ушла от Виктора, - выпалила и сама аж осела, - Ты пойми меня правильно, я просто считаю, что это будет ошибкой, если ты не будешь растить нашего ребенка. Вместе со мной.
    - Тебе же это не нужно, Маша, - обреченно протянул Клюев.
    - Неправда. Ты хороший, порядочный, заботливый, ответственный человек, лучше отца мне просто не найти. И я тебя очень уважаю, ты мне очень дорог, ты же знаешь.
    - Есть разница между моим к тебе отношением и твоим ко мне.
    - Я понимаю, - срывающимся голосом ответила Маша, - Но ты пойми: я люблю тебя как человека, ты мне, правда, очень близок.
    - Ясно. Да, Маш, к тебе тут недавно заходил мужчина, передал букет цветов, - глаза жены зажглись испуганными искрами, - Сказал, что больше не будет беспокоить.
    - Виктор...
    - Наверное, он.
    - Раз сказал, значит, не будет.
    Маша снова села на кресло напротив мужа и стала внимательно изучать ножки стола. А спустя несколько минут спросила:
    - Ты во сколько дома будешь?
    - Как и всегда, около восьми.
    - Я приготовлю запеканку, если хочешь.
    - Это не обязательно.
    Клюевой не понравился ответ. Он означал, что дома ее все-таки уже не ждут. Однако далее последовало сбивчивое дополнение:
    - Ты сама будь дома.

    Бернард пишет Эстер: «У меня есть семья и дом.
    Я веду, и я сроду не был никем ведом.
    По утрам я гуляю с Джесс, по ночам я пью ром со льдом.
    Но когда я вижу тебя – я даже дышу с трудом»...
    В. Полозкова "Бернард пишет Эстер".


    А Женя пытается жить одна, только все как-то не вяжется. Иногда она срывается и звонит Денису, чтобы поговорить, но у него совсем нет времени. Конечно, зато теперь у нее есть.
    Её что-то режет изнутри, когда она о нем думает, но признаваться в этом не хочет даже себе. В какой-то момент его пробирает насквозь, она понимает, что надо уже, в конце концов, узнать, как его дело, как их дела. И поэтому она зовет его встретиться, а то ведь по телефон разговор не получится. Уже ни на что не надеется, хотя знает, как он к ней относится. Надеяться просто не на что.

    ...Нет, не столько живет, сколько проектирует рай земной:
    Ходит в магазины, осуществляя разведку боем,
    Подбирает гардины к рамам, ковры к обоям,
    Строит жизнь, которая бы так нравилась им обоим,
    Так трагически велика для нее одной...
    В.Полозкова "Клэрити Пейдж".


    Вечер совсем холодный, что особенно непривычно для такого жаркого лета. Скоро осень, и это чувствуется на каждом углу, на каждой улице. Редки ветреные порывы зазывно поют в арках домов, что немного свистит в ушах, когда там проходишь. А еще голос в таких местах перерастает в эхо, и тебя могут услышать в метрах двадцати, даже если ты к этому не стремишься.
    Женя натягивает свою джинсовую куртку по плотнее, чтобы не задувало, поправляет наскоро завязанный хвостик, мерно покачивается на носках кроссовок.
    Во двор заезжает уже узнаваемая машина, за рулем - узнаваемый силуэт. Авто останавливается прямо напротив ее подъезда, водитель махнул рукой, мол, садись, она качает головой и отвечает:
    - Сам выходи. Пойдем, прогуляемся.
    Женя и Денис идут, немного сторонясь друг друга. Ветер им кажется громче обычного из-за взаимного молчания. Наконец, Васнецова прерывает тишину:
    - Как она?
    Жене больно о ней говорить, но нужно.
    - Уже почти поправилась. Серьезных травм нет, если не считать... Она руку сломала. Я переживаю очень за нее.
    Женя кивнула в знак поддержки.
    - Врачи сказали, что у нее больше не будет детей.
    - Я знаю, - сухо ответила Васнецова, - Я говорила с Шельдяевой.
    - То есть, это точно?
    - Абсолютно. Денис, это так ужасно... Я не представляю, как бы я была сейчас без Лёши, как бы я вообще существовала, если бы, как Ника, - Женя не договорила: просто язык не мог выговорить даже в сослагательном наклонении, что могло бы быть. Это страшно.
    - Я к сыну твоему за это время уже как к родному привык, даже не по себе как-то оттого, что у нас с Вероникой такое произошло, а у меня голова тобой забита.
    Звонок Жениного мобильного прервал Воронцова. Это была Людмила Сергеевна. Дочь не понимала, что могло побеспокоить маму в столь поздний час, поэтому трубку сняла сразу.
    Напряжение в голосе росло, так что Денис сам уже начал волноваться.
    - Да, я приеду.
    Женя отключилась, только тогда Воронцов спросил, в чем было дело.
    - Звонила мама, сказала, что Лёша простудился, к тому же у него температура высокая поднялась. Меня бы не трогали, но слишком переживают. Я просто обязана поехать туда прямо сейчас. Ты... Не мог бы меня отвезти? Пятнадцать километров от Москвы.
    - Это без вопросов.
    - А Ника?
    - К нам приехали ее родители, я сказал, что мне надо отъехать по работе. Поэтому меня сейчас никто не хватится, а за ней есть кому присмотреть.

    Солнца не было и в помине, когда Воронцов привез Женю на дачу к ее родителям. К слову сказать, этот дом им купила младшая сестра Жени, Галя, после того, как получила второе образование и устроилась на высокооплачиваемую работу.
    Во двор вышла темноволосая женщина в длинном темно-зеленом платье, она спешила отворить калитку, чтобы поскорее уже увидеть свою дочь и отвести к внуку.
    Из подъехавшей машины, к ее удивлению, вышла не только ее дочь, но и давно забытый Денис Воронцов, которого здесь ну никак не должно было быть.
    - Привет, мам, - Женя поцеловала женщину в щеку и, отойдя на шаг, сказала, - Денис вот помог мне добраться, где б я сейчас нашла машину по дешевке, с деньгами, ты знаешь, сейчас проблемы...
    - Здравствуйте, Людмила Сергеевна.
    - Здравствуй, Денис. Ну, вы проходите, давайте, - женщина указала на дверь, а затем обернулась на Женю.
    Дочь встретилась со взглядом матери, в котором откровенно читался шок и вопрос. Людмила Сергеевна незаметно кивнула в сторону Воронцова. Женя отрицательно покачала головой, когда проходила по дорожке мимо матери и тихо сказала:
    - Нет.
    Женщина вздохнула и быстро зашла в дом за приехавшими ребятами.

    Лёша действительно очень температурил, был горячим, как кипяток. Мама сказала Жене, что он еще жаловался на то, что ночью ему очень плохо спалось, а накануне они поставили ему горчичники.
    - Да вы что? Нельзя же было этого делать. У него же очень большая температура! Да с такой температурой надо скорую вызывать.
    - Да какая здесь скорая, Женечка? Сюда разве ж доедут. Я подумала, что родная мать-медик будет куда лучше, чем любые врачи, которые приедут сюда лишь часа через два. А ты примчалась всего за двадцать минут. Вот, что значит, родная мать переживает за ребенка.
    - Это Денису спасибо и пустым дорогам, - Женя села на кровать рядом с Лешей и потрогала его лоб.
    Денис сидел сзади на кушетке и наблюдал за происходящим, когда вдруг у него в кармане завибрировал телефон на беззвучном режиме, и он выскочил в прихожую.
    - Да, алло.
    - Денис, привет, папа сказал, что ты уехал по работе. Ты когда будешь?
    - Часа через...
    В коридор вышла Васнецова и затараторила:
    - Денис, будь человеком, можешь съездить за жаропонижающими? Я список составлю, деньги дам.
    Денис замахал руками, а в трубке услышал... Да ничего он не услышал.
    - Алло, Ника?
    - Да.
    - Я буду...
    - Это неважно, - прервала его жена, - Врач сказал, что мне надо отдыхать, поэтому извини.
    Гудки.
    Женя облокотилась об косяк двери:
    - Вероника?
    - Да.
    - Она слышала мой голос?
    - Кажется, да.
    - Извини.
    Денис вздохнул и и зажмурил глаза. Затем спросил:
    - Список давай, я съезжу, но потом я вынужден буду сразу уехать в Москву.
    - Ты и не должен был оставаться.
    - Я бы остался. Леша мне не чужой, как никак.
    - Я за бумагой и ручкой, - быстро проговорила Васнецова, не желая развивать эту тему.
    Женя быстрым шагом пошла на кухню, а, закрыв туда за собой дверь, прислонилась к ней и съехала вниз. В ушах барабанил пульс все сильнее.
    Ее что-то убивало изнутри, но она себе даже думать об этом запрещала. Она дышала глубоко, чтобы успокоиться, чтобы не разреветься в довершение ко всему. Потом встала, быстро набросала в блокноте, лежавшем на столе, нужные прежде всего лекарства, потом вышла из кухни, отдала их Воронцову. Тот быстро уехал.
    Она вернулась в комнату Леши, где с ним сидела его бабушка. Та даже глаз поднимать не стала дочь, только спросила:
    - Ну и сколько ты еще так продержишься?
    - Не знаю, мама, не знаю, - ее знобило, она подошла к сыну и снова потрогала его лоб, - Скоро уже приедут твои лекарства, а я пока тебя водкой разотру. Водка есть?
    Женщина кивнула, думая о чем-то своем, Женя ушла на кухню.
    Людмила Сергеевна почти шепотом, участливо вздыхая, произнесла:
    - Ты же не умеешь врать.
    А Женя умела, и мама это знала. А не могла ее дочь только одному человеку.
    Хотя в последнее время почти научилась.




    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:
    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000258-000-0-0-1294916180<\/u><\/a>

    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 14 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1353
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 52
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 13.01.11 18:18. Заголовок: Женечкааа, спасибо з..


    Женечкааа, спасибо за то,что навела на мысль

    14.
    Денис купил все, что просила его Женя, а потом, как и собирался, сразу же отправился домой. В дверях его встретили родители Вероники, которым она сказала, что муж скоро подъедет. Собственно, им самим уже надо было возвращаться домой, ато было поздно, а у Воронцова и Кирсановой даже заночевать толком было негде: квартира была однокомнатная.
    Попрощавшись на пороге с тещей и зятем, Денис разулся и прошел в кухню, думая, что она может быть там. Позвать ее желания как-то не возникало. Однако там никого не было, кухня была пуста, чиста, а на плите его ждал уже остывший ужин.
    Тогда он прошел в комнату, где уже спала Ника. Он собирался было выйти оттуда, дабы не разбудить супругу, но спотыкнулся о стоящие у кровати тапочки и, ухватившись рукой за комод, снес с него небольшую пачку журналов, которая тут же громко хлопнулась об пол.
    Ника заворочалась и привстала, чтобы разглядеть своего ночного гостя.
    - А, это ты...
    - Да, привет, прости, что разбудил.
    Вероника пропустила этот жест мимо ушей.
    -Ну что там, как работа, разобрался? - с саракзмом спросила жена. Денис отметил про себя, что голос у нее был вовсе не сонный.
    - Да. Потом заскочил к Жене, у нее с сыном проблемы...
    - Это у нас с тобой проблемы, - уже дрогнувшим голосом процедила Кирсанова, отворачиваясь к стенке, - А у человека, у которого есть ребенок, какие могут быть проблемы...
    - Лёша болеет...
    - Так это Лёша. Здорово, теперь я буду даже знать, как его зовут. Денис, ты совсем не вспоминаешь о том, что у нас случилось? - обида так и сквозила, и Денис это почувствовал.
    - Как раз наоборот. И это в большей степени влияет на то, что я пытаюсь помочь Жене.
    - Не говори мне о ней.
    Вы же когда-то были подругами. Воронцов так и хотел сказать, но осекся, вспомнив, как когда Женя его бросила, ему звонила ее подруга и однокурсница Вероника Кирсанова и приглашала на свой день рождения. К слову, она обещала позвать и Васнецову, но Жени не было на том торжестве. И Денис был более чем уверен сейчас, что она так и не позвонила его Женьке.
    Его?
    Когда-то может быть. Но это было очень давно. Сейчас он с трудом понимал, что все-таки испытывает к этой девушке, хотя нет, женщине, потому что она действительно выросла морально. И в его глазах. Бесконечное уважение, благодарность за то, что между ними было сто лет назад - это было.
    Денис вспомнил ночь, когда Женя не выдержала, когда он не выдержал. Страсть?
    Что-то было в этой юркой маленькой девочке, которая так в нем бьется.
    Бьется?
    Эти мысли пролетели в его голове за пару секунд. А потом его вдруг взяла обида за Женю:
    - Она сделала все, что было в ее силах, чтобы тебя спасти. И спасти нашего ребенка. Если б ты видела, как у нее тряслись руки, когда она сказала мне о том, что у тебя случился выкидыш. А еще она спрашивала о твоем самочувствии.
    На этих словах Вероника села на постель и посмотрела Воронцову прямо в глаза. Было видно, что она давит в себе безумное желание вновь попробовать его заставить заткнуться и послать эту Женю куда подальше. Ника помнит, как у них с Денисом все начиналось. Помнит его тоскливые глаза и фальшивую улыбку. А когда они у них в первый раз был секс..., когда она зарылась пятерней в его волосах, она слышала его шепот. Шепотом он дважды повторил имя Женя. Спустя долгое время она уже и забыла о том эпизоде, но подобное повторилось, больше она этого не делала, она ограничивалась тем, что просто гладила его по волосам. Видимо, запускать пальцы ему в волосы - это была она, Женя. И, к сожалению, Ника знала эту Женю и начала ненавидеть всей душой, хотя и раньше не особо любила. Подруги? Название одно. В любом случае, для Вероники, которая весь первый курс Меда имела виды на парня Васнецовой и пыталась строить ему глазки.
    Сейчас это почти в глубинах памяти и сознания. Но эта древняя память о ревности, изменах, отношениях - о любви не забывается.
    Этого не могла забыть она, этого не мог забыть он.
    Этого не могла забыть Женя.

    Помолчав пару секунд, Ника нашлась, что сказать. Глаза ее заблестели, и она изрекла:
    - А давай усыновим ребенка?
    Денис был в недоумении, она видела это по его глазам.
    - Ну так что? Неужели ты можешь быть против? Ты же знаешь мой диагноз... Больше пытаться не имеет смысла, но завести ребенка я хочу...
    - Я тоже, - на автомате как-то произнес Денис. Память выдала эпизод, как они с Лёшей гоняли мяч во дворе не так давно, хотя кажется, что прошла целая вечность.
    - Так как тебе идея, Воронцов? - Ника даже расцвела.
    То ли от такой резкой смены настроения своей жены, то ли от ее безумного на первый взгляд предложения об усыновлении Денис вдруг застыл и кивнул в знак согласия также на автомате.
    ...То ли от того, что она называла его по фамилии, как никогда не называла. Как всегда называла его только одна девушка, имя которой было Женя.

    Для Жени Васнецовой жизнь приобрела вечный оттенок. Дни тянулись с невыносимым паузным темпом. Её как будто остановили.
    Остановил Воронцов, нажав на кнопку, и Женя так и осталась в этом режиме. Депрессия не покидала её ни на минуту. Ей удалось вылечить Лёшку весьма быстро, она успела предотвратить более глубокое развитие болезни, и мальчика даже не пришлось забирать в больницу при столь высокой температуре. И сейчас они вновь жили вместе в ее двухкомнатной квартире.
    Маша давно не появлялась в гостях, но часто звонила, хотя звонки и были достаточно короткими. Она окончательно вернулась к Паше, который был несомненно этому рад, хотя старался этого не показывать хотя бы первое время. К слову сказать, букет, который принес ей Виктор после ее хода от него, она выкинула в мусоропровод до возвращения с работы своего мужа. Рвать - так рвать. Пока анестезия не кончилась, как говорил старинный друг отца сестер Васнецовых, Андрей Антонов.
    А у Маши болело, но она убеждала себя в том, что такая жизнь в любом случае куда лучше, чем жизнь без ребенка. А ребенку куда лучше жить с родным отцом, который его хочет.
    Но с каждым днем она все больше и больше убеждалась в своей неправоте, когда вспоминала когда-то давно процитированную ею фразу из стихотворения любимой поэтессы Жени Веры Полозковой: "Совершенно не тот мужчина".
    Если Виктор был ее мужчиной, а она это знала, то с какой стати судьба повела себя именно таким образом и выкинула именно эти карты, надела погоны на плечи Маши и отправила восвояси?
    Тогда, может, Маша ошибалась, когда советовала Жене забыть Дениса шесть долгих лет назад. Может, сейчас бы ее сестра была действительно счастлива.
    Но ведь Женя сама не видела будущего с Воронцовым...
    Что Маша знала точно, хоть Паша и не был мужчиной ее мечты, он был надежен, и она ему доверяла во всем и не капли в нем не сомневалась.
    Их семейную жизнь спасала именно та позиция, где человек принимает своего супруга не по влюбленности или любви, а по уважению, благодарности, по крайней мере с ее стороны.

    А Жене было одиноко. Одно дело - знать, что ты один на протяжении нескольких лет(нечастые ухажеры, возникавшие в ее жизни, не в счет, ведь исчезали они столь же быстро, стоило им узнать, что у нее есть ребенок, правда, был один экземпляр, который продержался дольше остальных, Артем Астахов, с которым Женя жила недолгое время после расставания с Воронцовым) одна, живешь с сыном и редко на это жалуешься, и совсем другое - остаться одной буквально у разбитого корыта. У Васнецовой не гасла надежда, что что-то может измениться, что Ника исчезнет из жизни Дениса, что, что,что ... Мыслей было много, они граничили с фантазиями, рождавшими в ее голове возможные варианты исхода событий, но это чаще роднилось со сказками. И она это понимала. А в сказки она не верила с четырех лет, когда загаданное на Новый год желание так и не сбылось.
    И сейчас не сбывается, хотя это было вовсе не что-то магическое. Видимо неновогодний Дед Мороз затруднялся с исполнением этого желания, потому что списать это просто на плохое поведение было бы просто аморально, учитывая всю силу, что Женя вкладывала в своих близких, оставшись при этом сама опустевшей.
    В таком состоянии ее и настиг редкий звонок ее мобильного, когда сын уже мирно спал после вечерней прогулки в парке, а она, удобно устроившись в кресле, где Денис начинал читать какую-то беллетристику какое-то время назад (казалось, что долгое, невыносимо долгое, а черепахи-стрелки часов вечно ползли по циферблату с наимедленнейшей скоростью), она пыталась смотреть комедию( единственное, что нашлось на безграничных телевизионных просторах, удобоваримое для ее расшатанной психики), но она была настолько скучной, что Васнецова уже начала дремать, но таки была разбужена мобильной трелью.
    И она действительно аж проснулась, когда узнала голос в трубке, ведь ответила она, не посмотрев на дисплей.
    - Хорошо, что ты не сменила номер, а тоя боялся, что не дозвонюсь до тебя.
    - А еще я квартиру не сменила, открою тебе маленький секрет, и ты вполне мог попробовать набрать меня на домашний.
    - Чего ты злишься-то, сто лет не виделись ведь!
    - Извини, я просто не в настроении сейчас особо общаться.
    - Что-то случилось, Жень?
    - Случилось много, за пару минут не расскажешь, - Васнецова подавила просившийся на волю вздох, чтобы не казаться собеседнику совсем расклеиной.
    - Так это как раз по моей части!
    - О чем ты?
    - Я звонил сказать, что мы с ребятами договорились и решили на неделе встретиться, там и можно все обсудить, - судя по голосу, парень улыбался.
    - С какими ребятами, подожди, с какими ребятами и о чем вы договорились? - Женя заморгала, стряхивая с себя последние вяжущие остатки сна.
    - Ну так с нашими ребятами, с курса! Хотим встречу устроить внепоановую, повидать друг друга спустя несколько лет, разве тебе неинтересно? - голос собеседника в конце фразы заметно потускнел.
    - А кто там будет? - немного взолнованно, но в то же время отрешенно спросила девушка.
    - Да все! Соберемся по максимуму. Помнишь нашу Виктори и Веронику? Ты с ними вроде общалась так неплохо... Так вот, они обещали, что тоже придут.
    - Я вряд ли, - прервала сразу Васнецова.
    - Да ты чего? Приезжай, развеишься, забудешь хоть на время о своих проблемах.
    - Я б хотела, только боюсь, не получится.
    - Приехать?
    - О проблемах забыть.
    - Да о чем ты? Все будет отлично.
    Жене в голову закралась мысль.
    - Слушай, ну а как я туда пойду... без эксорта, все же будут интересоваться, спрашивать, что да как. Не хотелось бы вновь окунаться в то, где я нахожусь, - Женя поджала губы и нахмурилась.
    Собеседник это, казалось, почувствовал.
    - Мы можем сказать, что мы вместе, - парень,нет, мужчина на том конце провода (если бы у мобильных, конечно, были провода) немного занервничал.
    - Это же давно не так.
    - Ну и что? Пусть думают, что мы счастливы с тобой. К тому же я сам недавно с моей Аней расстался.
    - Сочувствую.
    - Дело не в этом. Я предлагаю тебе реальный вариант.
    - Артем, ты меня, ей-богу, удивляешь. Раньше ты был гораздо спокойнее, а сейчас активность так и прёт. Я уже жалею что когда-то бросила тебя, - Женя добродушно усмехнулась.
    - Это все Анечка. Она, знаешь, очень похожа на тебя, безумно активный, жизнерадостный человек...
    Он что-то еще говорил, а Женя подумала о том, что это он ее сейчас не видел. Жизнерадостнее некуда.
    - Из-за чего вы расстались? - монотонно спросила Васнецова.
    - Я менялся так, как ей того хотелось, но Ане показалось этого недостаточно.
    - Значит, не любила тебя.
    - А ты любила?
    - Тебя или вообще?
    - Меня.
    - Нет.
    Видимо для другого варианта был на подкорке головного мозга подготовлен свой, иной ответ.
    Они помолчали, но голос Астахова вскоре прервал эту грустную ноту:
    - Так, давай пошлем все к черту на куличики к его матушке и бегом на встречу однокурсников!
    Женю рассмешили слова своего бывшего парня и нынешнего друга и она согласилась. Он пообещал оповестить ее сразу, как только узнает время и место готовящегося действия.
    Женя договорила и совсем отключила телефон. Ну, теперь-то кто ей станет звонить? Во всяком случае сегодня. Сегодня у нее есть неинтересная комедия и впереди ждущая ночь. В будущем - встречва однокурсников.
    Васнецова вдруг вспомнила, что там будет Вероника и поежилась. Ладно, переживет один день в ее обществе. Ничего с ней не случится.

    Этой ночью Денис будет сидеть на кухне и думать о Жене, о том, что она уже давно не звонила.
    Денис думает о Жене и, сам не осознавая, переживает за неё. Только она же так и не сообщила ему о Леше.
    Он наливает себе очередную чашку кофе. Кофе не даст потом уснуть, он это знает.
    Тогда зачем он это делает?
    Ему нужно еще немного времени, чтобы осознать, что он согласился, опять согласился сделать Нику счастливой, а теперь не в состоянии возражать, наверное, и не стоит. Идея хорошая. Кажется.
    Только скорее всего общение с Васнецовой вообще сойдет на нет.
    Но он же может что-то придумать, но пока не думается.

    Денис отправляет смс Жене с вопросом: Как сын?
    Через две минуты приходит ответ: Спасибо, выздоровел.
    Что-то ёкает на запястьях.

    Только если его что-нибудь когда-нибудь добьет, он наконец проснется и поймет, чем живет и чем должен жить. А что могло добить Дениса Воронцова или просто с силой выбить из седла, из колеи?
    Он мерно дважды стукнул по стенкам чашки с чаем.
    Же-ня.

    «Моя девочка, ты красивая, как банши.
    Ты пришла мне сказать: умрешь, но пока дыши,
    Только не пиши мне, Эстер, пожалуйста, не пиши.
    Никакой души ведь не хватит,
    Усталой моей души».
    В.Полозкова "Бернард пишет Эстер".


    Женя проклянает свой телефон, который все же включила спустя какое-то время, как чувствовала.
    Она лежит и не может уснуть.



    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:
    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000258-000-0-0-1294916180

    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 17 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1363
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 53
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 05.06.11 23:51. Заголовок: 15. Женя сонно закат..


    Онеменее.

    15.
    Женя сонно закатывает глаза и старается отключиться от царящего хаоса, который именуют весельем. Она не понимает, что здесь делает и что, в конце концов, ее сюда привело. Она проклинает себя, согласившуюся выбраться на этот вечер в свет, Астахова, которому удалось-таки ее на это сподвигнуть, она проклинает эту встречу однокурсников и всех, кого она может здесь увидеть. В душе таится какой-то страх, будто сегодня она встретит, того, кого не хотела бы встречать, узнает то, чего не хотела бы знать, почувствует то, чего чувствовать никогда и никому она не пожелала бы. Она проклинает свое темно-сиреневое платье в синий отлив – ей неудобно в нем, но именно оно идеально подходило для того, чтобы подчеркнуть в Васнецовой нечто такое, чего в ней не было – ощущения полноты жизни, успешности. И пусть окружающим кажется, что у нее все удалось. Возможно, она сама в это поверит. Вот только напряжение в груди мощными толчками вырывается в гортань. Она сглатывает и моргает, осматривая помещение в поисках своего спутника.
    Артём возвращается к оставленной на несколько минут подруге с двумя коктейлями, протягивает ей один из них. Она молча берет его и делает несколько шумных глотков, опустошая как минимум пол бокала, и коротко произносит:
    -Спасибо.
    - Мне очень не нравится то, что ты такая вялая. Я пригласил тебя, чтобы ты, наконец, почувствовала всю экспрессию жизни. Пей, веселись, танцуй! Васнецова ты или не Васнецова, в конце-то концов?! – весело проговорил Артем.
    - Вечер еще толком не начался.
    - Да брось ты. Может, потанцуем? – Артем сделал галантный жест в сторону своей дамы, но «дама» отрицательно покачала головой.
    Пятнадцать минут спустя Женя сидела в кресле и задумчиво рассматривала картину, висевшую на противоположной стене. Спокойствие было нарушено Артемом, вернее тормошившей её его рукой.
    - Я подумал, тебе должно быть это интересно.
    - Что на этот раз? – отозвалась Женя.
    - Пришла Вероника, я видел ее, когда она разговаривала с Виктори и другими девчонками.
    Женя дернулась.
    - Спасибо, я поняла.
    Артем с чувством выполненного долга удалился, а Женя, поправивсъехавшее платье, встала и направилась к выходу, решив, что пора заканчивать это грандиозный вечер. Все-таки так и не появилось в ней желания видеть Кирсанову, хотя изначально она планировала с ней даже поздороваться.
    Но нет, надо уходить, пока что-нибудь еще не произошло.
    Но это что-нибудь опередило торопившуюся на выход девушку, позвав ее по имени прямо перед тем, как она успела потянуть за ручку двери и скрыться за ней.
    Она обернулась, и в момент у нее все рухнуло, и она застыла.
    - Ты пришла, хотя не любишь такие мероприятия.
    - С чего ты взял, что не люблю? - она делает глубокий вдох, чтобы успокоить взвинченные нервы.

    Знаю, что ты скучаешь по мне, нахалке.
    (Сам будешь вынимать из башки осколки).
    Я узнаю тебя в каждой смешной футболке,
    Каждой кривой ухмылке, игре-стрелялке;
    Ты меня - в каждой третьей курносой тёлке,
    Каждой второй язвительной перепалке;
    Как твоя девочка, моет тебе тарелки?
    Ставит с похмелья кружечку минералки?..
    В.Полозкова "Черный квартал".


    Денис сидит на кушетке и рукой предлагает Жене сесть рядом. Она медлит, но потом ровным шагом напрвляется к нему и без единого лишнего движения садится рядом. Проходит несколько минут в молчании, прежде, чем Васнецова ловит на себе негодующий взгляд Кирсановой, которая находится далеко в зале. Денис ее не видит, но понимает о ком идет речь, когда Женя спрашивает:
    - Ты с ней пришел?
    - Да. А ты одна?
    - Не дождешься, - она улыбается уголком губ,- С Артемом. Мы решили попробовать сначала.
    На Воронцова давит что-то болезненно тяжелое, и он чувствует, что не может встать даже при условии того, что сие миленькое заведение будет оккупировано террористами. Он придавлен гигантской плитой, но притом не издает ни стона, чтобы не выдать своего присутствия под обломками. Он злится.
    - Давно?
    - Достаточно. И это неважно.
    - Действительно. Хорошо, что и твоя, и моя жизнь складывается так, как мы этого хотим, да, Жень?
    Женя резко оборачивается к нему, но он на нее даже не смотрит.
    - Что за чушь ты несешь, - почти беззвучным протяжным, срывающимся безголосым стоном отдается в перепонках Дениса нечеткая фраза.
    - Но ты прав. Мы получили, что хотели. Сами подписали себя на все то, чем живем сейчас. И довольны этим.
    Цинизм ей не идет. Не совсем так. Не хотелось бы, чтобы шел. Бледная кожа, блондинистый перелив светлых волос, чайные зеленые глаза и редко проступающие на солнце веснушки позволяли быть этой тонкой бойкой,бьющейся девочке циничной. Он сам такой ее делал день за днем, он заслужил слышать от нее нечто подобное. И если она цинична, то ждать от нее можно чего угодно. Это же Васнецова.
    Она бесшумно встает и уходит за порог, куда только собиралась выйти.
    Денис вскакивает почти сразу за ней и вылетает вслед. Он ловит ее у самой двери. Она останавливается, не оборачиваясь, он целует её плечи, шею; она не смеет шелохнуться, пока его руки не обнимают ее талии. Она скользит в его разгоряченных руках и уже целует его лицо: веки, мочки, щеки, губы, губы, губы. Она спиной чувствует его пальцы.
    Девушка зарывается пятерней в его волосах, слышится сдавленное:
    - Женька...
    Это ощущение полного счастья, когда он чуть подхватывает ее рукой, и она теряет землю под ногами.
    Прямо – дверь на улицу. Налево – дверь в курилку.
    Денис дергает заевшую ручку двери в курилку судорожно раз пять, потом осознает, что хватило и двух раз, и дверь уже открыта, скрывается за ней вместе с Женей, пока безуспешно пытавшейся снять с него пиджак. В темноватой комнате, к счастью, никого нет( хотя это вряд ли бы остановило новоприбывших посетителей); здесь густо пахнет дымом. Женя отмечает про себя, что так, бывает, пахнет от Воронцова. Но сейчас его парфюм полностью забивает ей всякое понимание происходящего.
    Платье совсем съехало и задралось. Какое неудобное платье. Оно очень неудобное. Женя второй раз за вечер его проклинает и мечтает от него избавиться. Денис читает мысли.
    Азарт и тревога смешиваются воедино: хоть бы никто из однокурсников не курил, хоть бы никто не зашел.
    Руки Жени бродят сначала под рубашкой, потом по его брюкам; губы Дениса изучают ее ключицы, он почти впился под платьем ладонями в ее бедра. Женя сейчас взлетит; Денис сойдет с ума.
    На секунду оторвавшись от нее, он бросает свое неожиданное смятое:
    - Люблю.
    Он замер буквально на миг; она сделала вид, что не слышала, что он сказал, а лишь вновь потянулась за поцелуем.
    Стены в курилке холодные, обжигают спину, если ты с силой прижата к ним.
    - Холодно, - в секундном перерыве между поцелуями говорит запыхавшаяся Женька.
    Сиденья у стен широкие, на несколько человек. Денис и Женя сменяют вертикальное положение горизонтальным.

    Женя поправляет платье, выходя из курилки. Она возвращается одна и почти сразу натыкается на Астахова.
    - Я тебя ищу уже минут десять, ты где пропадала? И почему от тебя так несет табаком? –Артем протягивает Жене бутерброд с семгой,но она отказывается.
    - В курилке…,- зачем-то признается девушка.
    У худощавого блондина брови несколько расстеряно поползли вверх.
    - Ты куришь что ли? Не ожидал от тебя.
    Васнецова пока не находит, что сказать, а потому молчит. Она поправляет сбившийся локон, когда за ее спиной из-за двери появляется молодой человек, разравнивающий смявшийся воротник. Артем аж давится, когда видит невозмутимого Дениса, спешащего в зал. Астахов тут же понимает, о чем говорит съехавший макияж на лице подруги.
    - Васнецова, ты с ума сошла? – нервическим шепотом спрашивает оторопевший Артем. Женя бегло оглядывается и отвечает:
    - Видимо да. Я псих. Но происходивший минуту назад психоз – самое невероятное, что было со мной за последнее время.
    Она расправила плечи; глаза у нее искрились, когда с противоположного конца зала на нее устремился взгляд шатена с помятым воротником.




    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:
    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000258-000-0-0-1294916180

    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 14 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1366
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 53
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 19.10.11 20:39. Заголовок: обнаружила толком до..


    В связи с поступившими заявками от Веры и Жени я спешу порадовать их, а может и кого-то еще, новой главой. ;)

    обнаружила толком дописанную 16 главу на ноуте. давно уже причем. подправила и отправляю вам на растерзание)
    приятного прочтения.




    16.

    Вечер в самом разгаре. За общим столом собрались люди, которых Васнецова помнила,и те, с кем они пришли. Все что-то пытались рассказывать о себе, о своих семьях, работах, женах, мужьях, машинах – каждый пытался себя показать с лучшей стороны. Женя не любила излишнего трёпа, а потому лишь обмолвилась о себе словечком, что да, встречаюсь с Артемом, вместе воспитываем сына. Шикарная квартира и высоко оплачиваемая работа.
    Плевать, что то, о чем она быстро проговорила, максимально уверив всех в своем идеальном счастье, мало было похоже на правду. Даже не похоже на правду вообще.
    Она сидела за столом с Артемом, который пытался заставить ее больше улыбаться, ему казалось, что он был ответственнен за ее душевное состояние в тот день. А она улыбалась.
    Больше для того, чтобы Вероника видела, как ей хорошо с Астаховым, и перестала так ненавидяще исподлобья на нее смотреть. На самом деле, особой ненависти не было во взгляде Кирсановой, просто Жене все сейчас казалось особенно резким и угловатым.
    У Ники по-прежнему была перевязана рука через плечо, но она этим научилась, видимо, пользоваться: Денис старался ей угодить, выполняя ее просьбы. Женя же, наблюдая за этим, отметила, что девушка больше манипулирует им ради того, чтобы Васнецова увидела, как Воронцов любит ЕЁ, а не какую-то задерганную мамашу-одиночку, впрочем, этих подробностей она не знала, а Женя сама себе многое надумывала. Устав, наконец, искоса наблюдать за тем, какой спектакль пыталась разыграть перед ней бывшая подруга, Женя вышла из-за стола и пошла ближе к выходу, где было поспокойнее и где она могла бы отдохнуть от излишней суеты.
    Рыжая изящная кошечка Виктори проскользнула было мимо нее, но тут же круто развернулась на шпильках и присела на кушетку к Васнецовой.
    - А я иду и думаю, кто же это, а уже у выхода поняла – Васнецова, – игривым тонким голосом заговорила девушка.
    - Я рада, что ты меня узнала.
    - Не сразу. За столом я тебя не видела, кстати.
    - Как и я тебя, - Женя слабо улыбнулась роскошной кошечке,- Ты ведь раньше брюнеткой была?
    - Раньше я и с мужчинами только по большой любви встречалась, а сейчас я, наконец-таки живу.
    - Деньги берут свое?
    - Это да, я даже не отрицаю. Зато я имею то, что хочу иметь.
    - Рада за тебя, Вик.
    - Может, пойдем, перетрем за жизнь в курилку? Ната с Элей уже там.
    - Я не курю, - в голове пронеслась мысль, как хорошо, что они решили собраться сейчас, а не двадцатью минутами раньше.
    - Да брось ты, лет сто не виделись, - рыжая бестия потянула Васнецову в сторону двери.

    Женя толком не участвовала в беседе, а слушала, вернее делала вид. Из вежливости. И, честно говоря, ей хотелось уйти, так как просто-напросто надоело слушать, как небольшая группка ее однокурсниц обсуждает всех и вся, как в былое время. Но когда речь зашла о Кирсановой, какая-то неведомая сила заставила Женю сидеть и действительно слушать.
    Говорила белочка Виктори, теребя свою короткую красную юбку:
    - Хорошо, что Ничка пришла. Хоть и бросила наш Мед почти сразу. Да в таком состоянии…
    Ната вторила ей, а Эля молча зажигала вот уже четвертую сигарету.
    - Да, у нее рука сломана, - подтвердила Васнецова, - После аварии.
    - Да? – удивленно захлопала глазками рыжая белочка, - Как это случилось?
    - О, я не знаю всех подробностей, - соврала Васнецова, не желая поддерживать беседу далее. Но тем не менее она вновь осталась.
    - А молодой человек-то у нее какой галантный! И сделает все, что она не попросит,- мечтательно закатила глаза Ната.
    - Денис-то? Да, они замечательная пара. А вы, Жень, вроде встречались с ним раньше?
    - О-очень давно, я почти этого не помню, -врать так врать.
    - А теперь у Нички с Денисом самые что ни на есть серьезные отношения. Я даже завидую им немного, ведь он так ее любит. Это видно. Я даже успела соскучиться по этому чувству, чувству влюбленности, - пела бестия.
    - А я думаю, у них это ненадолго. Мне кажется, в их отношениях есть какая-то фальшь, - отрешенно вставила Васнецова.
    - Нет, точно нет! – Виктори корпусом развернулась к Жене и быстро выпалила самую главную новость,- Она мне сама сегодня рассказала, что они собираются усыновить ребёнка!
    Оглушение такое, что кругом говорящие люди начинают казаться безмолвными рыбами, бессознательно шевелящими губами. Открывать рот и произносить что-то вроде:
    - Да,да,да…
    Чтобы не подумали, что с тобой происходит не что иное, как сумасшествие. Ты теряешь весь мир в одно мгновение, произошедшее пару секунд назад.
    Сил хватает лишь спросить:
    - Он предложил?
    Вика продолжает петь о том, как это чудесно и что предложила Ника, а Воронцов сразу согласился, о том, что они чудесная пара и что у них обязательно будет замечательная семья с прекрасным ребенком.
    - Это… хорошая новость,- Васнецова выдавила из себя кривую улыбку.
    Женю колотит так, как никогда не колотило. Ей хочется застрелиться, умереть. Она в секунду взрывается внутри от злости и пустоты, образовавшиеся в ней за несколько мгновений, и заполняется бессилием и непониманием. Ей хочется выть, она чувствует себя одиноким волком. Она берет сигарету удивленной Виктори и делает полный затяг, первый в своей жизни, хрипло откашливается и, пошатываясь от головокружения, выходит за дверь и с силой бьет кулаком об стену, так что на костяшках пальцев сдирается кожа и выступает кровь. Но еще больший шок наступает от того, что от удараей не больно. СОВСЕМ.
    Злые слезы подступили к дрожащим ресницам. Женя моргает; ресницы мокнут. Она не плачет.
    Это шок, болевой. Как когда сломаешь ногу на тренировке, и несколько секунд вполне можешь передвигаться, а потом лежишь несколько месяцев и восстанавливаешься. Вот и сейчас. Женя пару минут сможет дышать, а потом…
    Хочется кричать неистовым голосом, орать так, чтобы бились стекла; бить эти самые стекла и кричать, кричать!
    Он опять ее оставил, бросил ее, использовал и бросил. И теперь он действительно выберет ту жизнь, что ему нужна, в которой нет места тонкой зеленоглазой девочке. Боже, у него будет семья с ней, они усыновят ребенка и на этом все. Она потеряет даже право на то, чтобы думать о нем. Нельзя будет. И это повергает ее в шок. На этом все, на этом все, на этом все.
    Женя сидит на кушетке и раскачивается из стороны в сторону, держась руками за обивку, и повторяет про себя, как молитву слова:
    - Я нужна ему, я нужна ему, я нужна ему…
    Это ложь, этого не может быть. Она лишь думала, что скоро все закончится, что они обязательно с ним что-нибудь придумают. Но оказалось, все было придумано за неё.
    Беспомощность сковывает ее, горло давит, потому она начинает хватать ртом воздух, кажется, стены идут кругом, дверь наклоняется…
    - Женя!
    Испуганный Артем еле успевает схватить падающую девушку.
    - Что случилось? Ты подскользнулась?
    - Голова кружится, - ответила Женя, часто моргая, - Я в порядке…

    ...- ну привет, вот бог, а я его генерал,
    я тебя придирчиво выбирал
    и прибрал со всем твоим
    барахлишком
    человеческий, весь в прожилочках, минерал,
    что-то ты глядишь изумленно слишком
    будто бы ни разу
    не умирал
    В.Полозкова "Или даже не Бог, а какой-нибудь его зам".



    Если нравится, благодарим внизу справа.
    За комментарии премного благодарна здесь:
    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000258-000-15-0

    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 8 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1371
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 53
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 19.01.12 23:01. Заголовок: 17. Артем вливает в ..


    17.
    Артем вливает в Женю вот уже второй стакан воды; на очереди водка, если она так и не придет в себя.
    - Ты, что, дебил? - с горьким смехом истерички сопротивляется Женя, придавая этой фразе особое значение.
    - Если ты сейчас же не превратишься в грустную, но СПОКОЙНУЮ Женю, я буду вынужден тебя напоить, и никакие приемчики из твоего спортивного прошлого тебе не помогут, - в шутливой форме констатировал обеспокоенный состоянием подруги Артем. Она вдруг схватила стакан и залпом выпила алкоголь.
    - С ума сошла?! Я же вроде как шутил.
    - Как вода..., - задумчиво произнесла Женя. В самом деле, именно это она и почувствовала вопреки своим ожиданиям. Опьянение ей не грозило. А это, кстати, был именно тот момент, когда ей хотелось отключиться. Она так и сказала, - Хочу отключиться.
    - Хватит нести какой-то бред. Что произошло? Ты за один вечер из Жени, которую я знал, превратилась в совершенно другую, хотя мне казалось, что хуже уже некуда, судя по твоему настрою.
    - А в какую? - задала девушка вопрос, который, похоже, ее вообще нев волновал. Спросила ради того, чтоб спросить.
    Артем помолчал и выпил так же, как Женя, махом, текиллу.
    - В несчастную.
    Женя молчала и смотрела на танцпол, где зажигали ее однокурсники. Они, видно, вообще не меняются: кто был ботаником, тот оставался ботаником, кто был оторвой, сейчас зажигал у стоек бара, а кто был шлюх... Женя остановила свой взгляд на Веронике, обнимающей Воронцова.
    - Я хочу танцевать. С тобой, сейчас. Пошли, - Васнецова увлекла за собой в танце Артема, благо за плечами остались годы спортивных тренировок, в число которых и танцы входили. Когда Жене было шестнадцать, она не могла понять, зачем они ей вообще нужны, но красиво, да, не поспоришь. Но Женя… И танцы… Зато теперь эта незаумная наука пригодилась, пусть и в таком пустяковом деле, как танец с Астаховым. В конце концов, не только же ей наблюдать семейным счастьем Воронцова. Ну, да, произошел инцидент в курилке. «Спасибо, что не в туалете,» - поблагодарила сама себя Женя. Она чувствовала себя растоптанной новым чистеньким черным ботинком PRADA, принадлежащим Денису. И, надо сказать, ей доставляло какое-то садисткое удовольствие видеть его реакцию, а именно – тускнеющие глаза. «Может, это и не просто секс, но дальше пути нет. Я унижена и брошена. Пусть же он почувствует хоть что-нибудь ко мне, кроме физического влечения». На самом деле, в глубине самой своей души она вынашивала единственную надежду о том, что с Денисом все будет в порядке и его жизнь сложится. И она понимала, что, если он хочет усыновить ребенка с Вероникой, значит, именно это и сделает его счастливым. Не зря же он не колебался с ответом на это предложение, по словам Вики. Или кто это говорил… Разговор с этими кукольными девушками расплывчатым кошмаром останется в ее памяти. А Денис… Он смотрел прямо на танцующую пару. Васнецова испытавала неприглушаемый холод и колючее удовольствие от того, что делала. Она старалась выглядеть максимально взрослой, успешной и самодостаточной. Хотя чувствовала себя потерянным шестнадцатилетним ребенком. Захотелось мгновенно вернуть ту Женю, а вернее, вернуться вообще в свое шестнадцатилетие. Все было куда проще. Или вот хотя бы когда им с Денисом было лет по восемнадцать(цифры не так важны). Самое счастливое их лето, когда у них не было никаких отношений. Она вспомнила, как они долго ругались, спорили, кто из них на этот раз вытянется на балконе и будет там спать теплой июньской ночью, а потом, когда становилось ясно, что аргументы Дениса были весомее(или точнее его наглость), и что постель на балконе уже занята, Женя без всякого стеснения, которое ей было в принципе не присуще, тащила подушку к нему :
    - Подвинься.
    И они вглядывались, лежа на полу, в летнее небо, потом Денис начинал распинаться на тему созвездий, ведь ему в детстве «так много о них рассказывал дядя», когда они ездили на дачу, где звездное небо было доступнее человеческому глазу, нежели городская загазованная высь.
    - Воронцов, а ты романтик, - часто повторяла Женя. А если она засыпала, а Денис вдруг снова начинал что-то рассказывать, то непременно получал кулаком в живот, небольно, но ощутимо.
    Это воспоминание моментально сменилось следующим. Они абсолютно мокрые после водной битвы тем же летом едут в метро домой, к нему, что даже не обговаривается. Согласно их пониманию, пять минут, что разделяли дома Васнецовой и Воронцова – это долго, ведь сколькими поцелуями были встреченые ими фонарные столбы, к которым Денис прижимал Женю.
    - Тридцать семь, - загадочно сказала Женя и расхохоталась. Дурацкая привычка считать каждый их поцелуй на этой улице, между его и ее домом. Денис тогда как-то бережно поцеловал свое чудо, у которого в привычке было считать их поцелуи, а она, оторвавшись от него, сказала тихое «тридцать восемь».
    Тем летом на промежутке этой дороги они часто бежали до его дома, он босиком (шлепанцы натерли пальцы), асфальт был горячий.
    Мокрые вещи тяжелеют и прилипают к телу, и снять их не так просто, тем более, если снимать их не с себя. Но они справлялись. Женя , бывало, предлагала зайти к нему домой на «чаепитие». Ну, они и заходили. Денис часто шутил, что на чаепитиях положено пить чай. Ну, они и пили. Минут через двадцать-тридцать… Кстати, диван Денис так и не починил после того лета, одна сторона по-прежнему слегка покошена после их с Женей ночевок, он отправил диван на дачу отцу под Уфу, где и была дача его родителей.
    Потом Жене пришло грустное воспоминание о том, как они с Денисом ругались перед тем, как она от него ушла. Да, вероятно, она тогда уже ревновала его к Веронике. Сама виновата, повторяла ему постоянно про то, что между ними ничего серьезного, вот он и спал со всеми подряд. С ними у него было еще меньше серьезного, чем с Женей, но ее это все равно бесило. А тут Ника. Уложила его к себе в постель и думать забыла о подруге. Да, похоже на дружеском фронте Жене не повезло с женской точки зрения. Стало тогда очень гадко и больно. А потом выяснилось, что она беременна от него. И это после того, как он сказал, что дети – это ерунда, что не видит себя отцом. Что ей оставалось делать? Она бросила его, не дав ему шанса предложить ей сделать аборт – решила, что будет рожать. От Дениса. Когда живот стал доступен для всеобщего взора, она уже встречалась с Артемом, который сох по ней с первого институтского дня. Именно тогда она и столкнулась с крепкой парой Дениса и Вероники. Воронцов осуждал ее, она чувствовала это. Она знала, что сделала правильный выбор, бросив его. Правда, Маша была категорически не согласна с тем, чтобы Женя скрывала отцовство Дениса, выдавая ребенка за сына Артема. Поначалу, конечно, поддерживала сестру во всех начинаниях, но мозгов все же было больше в черепной коробке, только Женя ж никого, кроме себя не слушает.
    А он тогда ведь не понял, что она беременна от него. Вероятно, он даже не думал в ту сторону. Ну и закрыли тогда тему. Не будет ребенка у Воронцова, ну не будет.
    Это сейчас Женя уже понимает, какую ошибку допустила, не сказав ему. А признаться теперь она боялась. Еще Ника с этой аварией. Получается, она сама обрекла его на бездетство… Как теперь она может даже думать о том, чтобы он отказался от идеи с усыновлением?
    Но она все равно думала. Просто потому, что была живым человеком и не могла запретить себе мечать о том,что было бы если бы люди,такие, как она, не делали ошибок.

    где тот голос, что вечно пел из тебя, паршивца
    лишь о том, что терять легко, если раз решиться,
    хороша лапшица, ткань бытия продолжает шиться,
    а потом запнулся и произнёс: "прости, я в тебе ошибся",
    и ты нем и неправ
    В.Полозкова


    Тут Женя увидела, что Денис направился прямо к ним с Артемом, оставив Нику за столом одну. Она отвлеклась на своих подруг, а вот он отвлекся на …
    - Можно Вашу даму? – деланно учтиво спросил Денис.
    Артем почему-то покраснел и уступил, за что тут же был проклят Женей.
    - Какого черта, - произнесла Женя, почувствовав, как тот подхватывает ее мгновенно руками, прижимается к ней(чего точно не было с Астаховым), и начинает кружить ее в танце. Ей вдруг становится так не по себе от нахождения рядом с ним, что она просто мечтает о том, чтобы Астахов вернулся или музыка закончилась.
    - На этот вопрос лучше ты мне ответь. Для чего этот цирк с Артемом? Привела его сюда, теперь вытанцовываешь с ним…
    - Я отдыхаю. И я не понимаю, зачем ты опять ко мне подошел. Ты получил все, что от меня хотел полчаса назад. Или ты требуешь повторения?
    - Васнецова, как у тебя язык твой повернулся сказать такое…
    Поворот.
    - Васнецова, пойми, ты для меня не просто подруга, с которой я иногда сплю, если ты вдруг так думаешь…
    - А как я должна думать?! – щёки Жени мгновенно вспыхнули от ярости.
    - Успокойся, мы нев школе, никто не поймет, если ты набросишься на меня здесь с кулаками.
    - Даже не надейся на такой исход событий. Все, что я могу сделать в этом «великосветском» обществе – выплеснуть тебе напиток в лицо. Но, знаешь, это тоже сойдет. Как дань за то, что ты сюда вообще пришел.
    Воронцов постарался отсеять сказанное Женей.
    - Ты очень дорогой для меня человек, я не понимаю,почему ты так себя ведешь.
    - Твоя жена рядом, не забывай.
    - Артем тоже недалеко отошел, - съязвил в ответ Денис.
    Поворот.
    - Женя, я не понимаю, что вдруг изменилось?
    - Вдруг?! – Женя перешла на повышенный тон, - Ты решаешь со своей Вероникой заняться усыновлением, а у меня спрашиваешь, что изменилось?!
    Песня сменилась другой, тихой, в зале стали слышны их голоса.
    - Знаешь что, - на этот возглас обернулись некоторые сокурсники Васнецовой; Женя ладонью пихнула Дениса от себя в сторону, делая шаг назад, - Счастливой семейной жизни.
    Она схватила со стула свою сумку и не оглядываясь ушла. Астахов, наблюдавший за происходящим, вскочил было за ней и выбежал на улицу, он понял, что что-то явно не так.
    - Жень, остановись, что он тебе сказал? Он тебе нагрубил? Я могу ударить его, если хочешь.
    Женя стояла посреди дороги и почему-то плакала тонкими и редкими слезами. Она ответила:
    - Это я и сама могу. А ты не трогай его, ему еще ребенка растить своего.
    Она стояла посреди улицы(благо машин там было мало) и думала о том, что Денис сейчас делает внутри, с кем разговаривает и о чем думает. Ей даже хотелось, в тайне от самой себя, чтобы он остановил ее, он, а не Артем. Но они друг друга хорошо знали: так, он знал, что, побеги он за ней,это ничего бы не исправило, во всяком случае сейчас, а она знала, что он не побежит.
    - Иди обратно, домой доеду сама, всем салют, - Женя задорно подняла руку с сумочкой вверх, будто приветствуя улицу, перебежала на другую сторону и побрела к остановке.



    эта боль так стара, что определяет мимику, взгляд и почерк,
    ледяным металлическим наливается возле почек,
    и кто там вокруг ни бегает, ни хлопочет -
    ты повсюду ничей
    В.Полозкова


    Если нравится, то кликайте спасибо.
    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:
    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000258-000-0-0-1294916180

    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 6 
    ПрофильЦитата Ответить
    постоянный участник




    Сообщение: 1373
    Настроение: LBS...*Йа просто щаслиф :D*
    Зарегистрирован: 23.09.09
    Откуда: Россия, Москва
    Репутация: 53
    Фото:
    ссылка на сообщение  Отправлено: 14.10.12 15:37. Заголовок: 18. Солнце уверенно ..


    18.
    Солнце уверенно буравит улицу лучами. Васнецова идет по тротуару и щурится, она считает шаги от начала дома и до своего подъезда. Она сбивается и чертыхается вслух. Пересчитывать смысла нет, да и она, к тому же, почти дошла.
    На скамье у подъезда ее ждет сестра. Маша сидит, вытянув ноги, и строчит смску. Когда она замечает Женю, ее лицо озаряется светлой улыбкой.
    - Написала Паше, чтобы он купил продукты сегодня сам, у меня важная встреча, - она добродушно усмехнулась.
    У них с Женей было заведено так: существовали какие-то особенные дни, которые сестры выделяли друг другу, не позволяя мужчинам в это вмешиваться. Леши это, конечно же, не касалось, а потому он возился с конструктором у себя в комнате, пока его мама и тетя устраивались на кухне: Маша забралась на кушетку с ногами, принявшись ждать чай; Женя суетилась у плиты.
    Ставя чашки на стол, Васнецова вдруг вспомнила давний вечер с Машей, когда они вот также сидели и разговаривали... Когда это было? Ну, конечно, около 6 лет назад. Тот вечер, когда Женя приняла решение бросить Воронцова будучи беременной от него.
    - Блестящее решение, - проговорила она, закрывая глаза и делая глоток чая.
    - Ты о чем?
    Женя помолчала, обдумывая свой ответ.
    - О человеческой глупости. В данном случае - о моей.
    Маша понимающе кивнула.
    - Ты виделась с ним после того вечера?
    - Нет, - Женя замотала головой. - И как-то не было желания.
    - Ты так и не скажешь ему?
    - О чем? О том, что у Леши отчество - Денисович? Ты думаешь, он это нормально воспримет спустя столько времени... Какая же я была дура!
    - Этого у тебя не отнять, - усмехнулась Маша.
    Женя в ответ легонько пихнула ее ногой.

    Когда Васнецова укладывает спать маленького Лёшу, мальчик смотрит на нее своими умными глазками и из любопытства задает вопрос:
    - Дядя Денис - мой папа?
    - Что? - ошеломленно спрашивает Женя, будто не поняла вопрос.
    - Ты сказала, что я - Денисович, - объяснил сын.
    - А подслушивать нехорошо, разве я тебя не учила? - она потрепала его по волосам, проглотив гигантский ком, застрявший в горле.
    - Я случайно, я чуточку услышал, совсем чуть-чуть, - мальчик изобразил большим и указательным пальцем "чуточку". - Так это правда, что я Денисович?
    Она не хотела врать своему сыну, а потому на прямой вопрос должен был быть прямой ответ.
    - Правда, правда, - подтвердила Женя.
    - Здорово! - мальчуган засмеялся, его глаза засияли. - Я ведь хотел себе такого папу, как Денис, он очень хороший. Очень хороший, да, мам?
    - Да, - грустно после сдержанного вздоха ответила Васнецова.
    - Он мне и был как папа, а оказывается, он и есть мой папа.
    Женя ничего не сказала это.
    - А когда он к нам придет?
    - Очень скоро, - пообещала она, заранее зная, что это ложь.
    - Как здорово, как круто, - повторял Лешка, укладываясь на живот и запуская свои маленькие ладошки под подушку.
    - Спи, солнышко, - тихо проговорила Женя, поцеловала Лешу в лоб и вышла из комнаты.
    Этой ночью ей точно не удастся уснуть.
    Маша днем настаивала на том, чтобы Женя, наконец, поговорила с Денисом. Васнецова же по-прежнему была против. Её пробирало от одной мысли о том, что он сейчас активно налаживает свое семейное счастье. А теперь вот Лёша. Рано или поздно он это узнал бы. Хорошо, что сейчас, он воспринял эту новость очень легко, еще не осознает, насколько все на самом деле нерадужно. Будь Лёша старше, он бы объявил ей бойкот, наверное. Или ушел из дома.
    Нет, врать Денису, врать Леше, врать себе... Ложь - это самое отвратительное, что она когда-либо делала.
    Женя повернулась к стене и представила себе Воронцова. Того, который вернулся к ней в ночи после поцелуя спустя столько времени. Он просидел тогда в машине час, после чего поднялся обратно... Лучше бы она любила лгать, тогда бы с удовольствием отметила, что ненавидит его.
    Но какое она имеет право? И самое главное - у нее просто не получается это делать, хоть она и злится на его решение усыновить ребенку.
    - Черт, я ведь все равно его люблю, - шепчет Женя, пытаясь унять дрожь в голосе.
    - Мне приехать? - сонно спрашивает голос в трубке.
    - Нет, Маш, просто... Извини, что позвонила так поздно. Мне, правда, очень плохо.
    - Я слышу это, - с горечью ответила Маша.
    - Я люблю его и абсолютно не знаю, что с этим делать. Помнишь у Полозковой стихи были "Совершенно не тот мужчина"?
    - Да.
    - Так вот, похоже, у меня как там - неизлечимо.
    Сестра тяжело вздыхает в трубке.

    Когда отпуск заканчивается и Женя вновь выходит на работу, она полностью в ней растворяется. В каждом пациенте. В каждой травме. В каждой сплетне медсестер и неопытных интернов. Только чтобы забыться. И еще она страшно боится иногда, когда к ним привозят пациентов, попавших в аварию. Она вообще стала более аккуратно подходить к первоначальному материалу на поступающих в больницу.

    Лето закончилось. Почти. Они рассуждают с Машей о том, каково будет Леше 1 сентября в 1 классе. Клюева смеется от того, как ее младшая сестра обеспокоена - ей кажется это напрасным. Васнецова упрекает сестру в непонимании и говорит что-то вроде:
    - Я посмотрю, когда ты мамой станешь.
    Дальше разговор заходит уже о активно растущем животе супруги Павла Клюева.
    Маша также иногда заговаривает о Воронцове, но Женя это пресекает.

    Именно 1 сентября на работе аврал. Врач никогда не может предугадать, сколько пациентов ему предстоит принять сегодня. Так что и Женя не рассчитала, что может просто не успеть забрать Лешу из школы. Она ведь договорилась, что сегодня вся основная работа на ее напарнице, но дел оказалось больше, чем "невпровот". Леша проведет в школе около 3 часов - торжественная часть и 4 урока. На торжественной части она уже побывала и, поцеловав новоиспеченного школьника в лоб, побежала на работу - благо, было близко. Но скоро ей возвращаться и забирать его.
    Женя глянула на часы.
    - Черт, уже час, - обреченно выдохнула она и, оставив документацию в хаотичном порядке и схватив сумку одной рукой, а телефон - другой, унеслась из кабинета, не забыв попросить медсестру на вахте прикрыть ее, если что.

    Должно быть, Лёша сидит на лавочке один и ждет ее... Женя корила себя за то, что не рассчитала время и, получилось, бросила сына.
    Она торопливо пересекала школьную площадку, выискивая глазами Лёшу. Наконец, ей это удалось. Мальчик тоже заметил ее и побежал навстречу.
    - Слава Богу, я так беспокоилась, что ты остался без присмотра... - Женя присела на карточки на уровень сына и принялась поправлять его пиджачок.
    - Я не был без присмотра, - замотал головой мальчик.
    - Да и кто же за тобой следил? - усмехнулась Женя, оставляя его пиджак в покое и положив руки сыну на плечи.
    - Я.
    Васнецова испуганно подняла глаза. Воронцов. Собственной персоной.
    Она встала во весь рост.
    - Денис?
    - Дай угадаю, что я тут делаю? - он криво улыбнулся. - Не мог пропустить Лешин первый день в школе.
    - Понятно. Спасибо, что посидел с ним, пока я не пришла...
    - А где Артем? Неужели он не пришел?
    - Он был, - быстро соврала Женя. - На работу уехал.
    - Ясно. Ну, ладно, был рад вас видеть. Судя по всему, мне пора.
    - Да.
    Воронцов собрался уже уйти, когда был остановлен взбунтовавшимся Лешей.
    - Нет, нет, не уходи, - потянул Дениса за рукав Леша. - Мам, пусть папа останется.
    Васнецову прошиб ледяной пот.
    - Мам? - Леша не понял, почему мама проигнорировала его просьбу и просто уставилась на Дениса.
    Тот смотрел на нее таким же ошарашенным взглядом.
    - Лёш, я не твой папа, - проговорил он, не глядя на мальчика.
    - Нет, мама сказала, что я - Денисович.
    Детская непосредственность. Как все просто: взял и сказал.
    - Мы идем домой. Сейчас, - она взяла его за руку и, не оборачиваясь, быстро зашагала прочь.
    Воронцов еще с минуту стоял, не шелохнувшись, переваривая информацию. Затем он развернулся и пошел по направлению к своей машине.
    Он сидел в ней, не зная, куда ему лучше сейчас поехать.
    В голове заплясали воспоминания. За несколько мгновений он вновь пережил все эти годы: с Васнецовой и без нее. Он сошел с ума? Он не спит? Он слышал то, что слышал?
    Денис уронил голову на руль от бессилия. Да, он определенно попал в какой-то кошмар.

    Когда шоковое состояние прошло, на смену явилось отчаянье. Именно с ним на пару Денис заявился на порог к Жене и долго и требовательно вдавливал кнопку звонка - она не открывала.
    Прошла вечность (вернее минут 7) прежде, чем дверь таки отворилась.
    Он собирался ей столько всего сказать, и вот она перед ним: стоит, слегка опираясь о косяк двери, стоит, смотрит на него и плачет. Он чувствует, что тоже плачет.
    - Почему, Женя? Почему ты мне не сказала?! - мгновенно отчаянье сменилось волной гнева.
    - Денис... - это все, на что у нее хватает сил.
    - Прошло шесть лет! Женя, шесть! За это время ты не удосужилась сообщить мне, что у меня есть сын?! А это лето? Я вновь полюбил тебя, поверил, что ты родной мне человек, что я могу тебе верить... Почему ты мне не сказала?!!
    - Что я должна была тебе сказать и когда? - наконец осмелилась говорить Васнецова. - Может, сидя в кафе, мол, Воронцов, в этом кафе не очень хороший повар, котлеты у него сыроватые, ах да, кстати, у тебя есть сын?! Я прокручивала этот разговор миллионы раз, но я никогда не могла на него решиться.
    - Женя, я думал, что у меня никогда не будет ребенка! Я был на грани, когда у Ники случился выкидыш. А, оказывается, я даже был знаком с собственным сыном.
    - Если бы не та авария, в которую ты попал, ты бы не узнал...
    - Как ты могла?!
    - Ты говорил, что не видишь себя в роли родителя, я была вынуждена скрыть от тебя.
    - Ты глупая, глупая девчонка, которая сломала нам обоим жизнь! Если бы ты мне сказала тогда, все могло бы быть иначе!
    - Я знаю!!!
    Женя разразилась рыданиями.
    Воронцов с силой ударил кулаком в стену.
    - Черт побери, шесть лет! Шесть лет! - повторял он.
    Когда всхлипывания Жени несколько утихли, она, наконец, сказала:
    - Прости.
    Только кому теперь нужно было это прощение, когда утекло столько воды?
    - Я хочу иногда видеться с ним.
    Васнецова лихорадочно кивает.
    - Когда захочешь.
    Проходит где-то минута, и Женя вдруг спрашивает:
    - Вы оформили документы на усыновление?
    Денис закрывает лицо руками.
    - Да.
    Очередная порция слез вырывается у нее наружу, но она сжала губы и молчит. Она безмолвно смотрит на Воронцова, а слезы все катятся из таких невероятных зеленых глаз, глаз цвета зеленого чая.
    - Может, зайдешь? - спрашивает она.
    Женя набирает побольше воздуха в легкие.
    - Лёша хотел тебя увидеть. Спрашивал, придешь ли, ты вроде ему пообещал сегодня.
    - Я должен идти.
    - Денис...
    - Я должен идти.

    Эпилог.

    - Завяжи с этим, есть же средства;
    Совершенно не тот мужчина.
    -У меня к нему, знаешь, – детство,
    Детство – это неизлечимо.

    Вера Полозкова "Совершенно не тот мужчина".

    По длинной платформе бежит мужчина невысокого роста. Он выискивает кого-то глазами, наконец, он видит руку, которая приветственно машет ему.
    - Спасибо, что не опоздал, - Васнецова улыбается. - Поезда еще нет, но уже на подходе.
    Денис кивает и садится рядом с Женей.
    Сегодня из лагеря после трехнедельной поездки возвращается Лёша.
    На вокзале объявляют, что к платформе подъезжает поезд Анапа-Москва.
    Женя и Денис не единственные родители, которые волнительно мнутся в ожидании своего чада. Наконец вдали появляется черная точка - поезд мчится по рельсам.
    Наконец, он сбавляет темп и уже почти трется о край платформы.
    Двери открываются, проводницы спускаются на платформу, дети высыпают из вагонов и радостно бегут к родственникам.
    - Мама! Папа! - раздается восторженный крик: Лёша увидел Денисса и Женю раньше, чем они его в этом столпотворении.
    Воронцов поспешил забрать чемодан у мальчишки и водрузил его себе на левое плечо, правой рукой обнимая сына.
    Наконец, и Женя наклонилась, чтобы обнять Лёшу и потрепать его по волосам.
    - Это было так здорово! Еще хочу! - возбужденно тараторил Лёша, мечтая за минуту рассказать все то, что случилось с ним за эти три недели.
    - Пойдем в машину, там все и расскажешь, - смеется Женя.
    Они едут через всю Москву, не вылезая из пробок. Денис раздражается и зачем-то сигналит стоящим впереди машинам, хотя и ежу понятно, что те никуда от этого не испарятся.
    Леша увлеченно рассказывает о своей поездке, то и дело сбиваясь, перескакивая с одного на другое. Женя улыбается.
    Наконец, они заезжают в знакомый двор. Денис паркуется, а Лёша видит за окном своего одноклассника, который, по счастливому стечению обстоятельств, оказалось, живет в том же дворе, что и он.
    - Мам, можно я к Витьке пойду?
    - Можно, только недолго, тебе еще вещи разбирать, - Женя чмокнула сына в щеку, и тот выпрыгнул из машину и побежал во двор.

    - Спасибо, что согласился помочь, - сказала, наконец, Васнецова.
    - Каждый раз одно и то же. Жень, когда дело касается Лёши, у меня просто нет выбора, - Денис грустно улыбается.
    - Хорошо.
    Они сидят еще какое-то время в молчании.
    - У Насти же сегодня день рождения?
    - Да. А я так закрутился, что не купил ей подарок, нужно будет заехать в магазин по дороге домой.
    - Что бы ты без меня делал, Воронцов? - Женя смеется слегка наигранно, роется в сумке и достает оттуда куклу.
    - Что это?
    - Я на днях выбирала подарок Маше в детском отделе для ее Олечки и, помня про Настин день рождения, купила её, - Женя протянула куклу Денису.
    Тот взял её в руки и задумчиво стал рассматривать подарок.
    - Спасибо, Жень.
    - Только не говори, что не сам покупал, - слабо улыбнулась Васнецова.
    Воронцов тяжело вздохнул.
    - Как же я все-таки люблю тебя.
    - Не нужно, - остановила его Женя. - Ладно, мне пора. Привет Насте и Нике, вернее... Конечно, не надо ничего передавать.
    Она вышла из машины и окликнула сына. Тот нехотя поплелся к ней, попрощавшись с другом.
    Когда они заходили в подъезд, Женя не обернулась, а Лёша помахал Денису. Тот помахал в ответ.

    Васнецова задумчиво варит кофе, чтобы проснуться. Но в турке его даже слишком много. Она отмечает, что такое количество кофеина не столько взбодрит, сколько усыпит.
    Пожалуй, ей бы хотелось сейчас уснуть и не проснуться.
    Женя и сейчас любит Дениса, даже больше, чем ей самой кажется. У нее к нему чувство, тянущееся из беззаботности, практически из детства.
    Она звонит Маше и просит разрешения к ней приехать, без сестры она сегодня точно не справится.
    - Никак не могу уложить Олечку, - жалуется Клюева. - Так что давай, приезжай. Заодно поможешь мне, у тебя опыт в воспитании детей имеется.
    - Точно.
    Васнецова вешает трубку и возвращается на кухню. Кофе сбежал и залил всю плиту.
    Похоже умереть сегодня не получится.

    ...У меня к нему, знаешь, детство,
    Детство - это неизлечимо...


    Денис сидит в машине еще минут сорок и сам не понимает, чего он ждет. Он бросает взгляд на куклу - Настя обрадуется подарку, а Ника удивится сообразительности мужа.
    Куклу Женя купила красивую для его дочери. И почему-то у этой куклы зеленые глаза.
    Он достает пачку сигарет и закуривает.
    Он курит одну за другой, вспоминая, как Женя говорила ему давным-давно о том, что они друг другу никто и требовательно просила уяснить это. Может, тогда все действительно и было так...
    Он любит Женю сейчас так, как никогда никого не любил. Он и ее так не любил раньше. Но разве это сейчас кому-нибудь нужно?
    У него к ней чувство, тянущееся из беззаботности, практически из детства.
    Денис курит одну сигарету за другой, пока пачка не опустеет.
    Он выезжает из двора на большую дорогу и, наконец, едет домой.

    КОНЕЦ.

    Если есть, что сказать, то жду вас здесь:
    http://aktivnoe.forum24.ru/?1-14-0-00000258-000-0-0-1294916180



    Девушки! Я, наконец, набралась смелости заглянуть сюда и закончить этот фик. Очень давно я мечтала это сделать.
    Это вряд ли кому-либо нужно сейчас, скорее это нужно мне. Я чувствую, что должна самой себе. И вот сейчас вы дочитали окончание этой истории.
    Если бы оно было написано год назад, вы бы прочитали хэппи-энд.
    Если бы пару месяцев назад, это мог бы быть убийственный анхэппи-энд или альтернативная концовка не по сюжету.
    Но я написала это вчерашней ночью. Я, наконец, покончила с ЖиВом.
    ЖиВ был прекрасен в 2009, 2010. Благодаря ему я познакомилась со многими прекрасными людьми, в т.ч. Женечкой, которой и посвящен этот фик. ЖиВ принес мне много счастливых воспоминаний. Но всему приходит конец, так и пришел конец моей любви к нему.
    Я очень рада, что все-таки собралась с духом и закончила фанфик "Совершенно не тот мужчина".
    Как бы то ни было, сейчас я считаю, что такая история, как эта, была изначально обречена на такой конец. Не бывает в жизни хэппи-эндов после стольких страданий.
    Простите, если кого-то разочаровала.
    А теперь я с чистой совестью говорю этому периоду моей жизни - До свидания.
    Спасибо, что читали этот фик.


    Но только обманув себя, мы обмануть не сможем Бога.
    И.Тальков

    Надежда - лучшая вещь. Она никогда не умирает.(с) Побег из Шоушенка

    Dw is following me, i luv this smell.
    Спасибо: 5 
    ПрофильЦитата Ответить
    Ответов - 18 , стр: 1 2 All [только новые]
    Ответ:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9
    большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

    показывать это сообщение только модераторам
    не делать ссылки активными
    Имя, пароль:      зарегистрироваться    
    Тему читают:
    - участник сейчас на форуме
    - участник вне форума
    Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 94
    Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
    аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет